Lifestyle Мода Колумнисты Интервью Beauty Ресторация Пространство Съёмки Видео

Говорит повар 16.03.2020 Говорит повар

Тип шаблона:  1
Автор текста:  Екатерина Погодаева
Автор фото:  Дарья Постольник, Эдуард Жуков, Антон Сметанин
Текст 1:  Шеф-повар нового итальянского ресторана Gavi Михаил Нестеров — о качестве продуктов российского производства, цикличности моды на кухню той или иной страны и изменении гастрономического рынка за последние 10 лет.
Текст 2:  Михаил, как бы вы описали современный гастрономический рынок Екатеринбурга? Какие плюсы и минусы вы в нем видите?
На мой взгляд, сегодня гастрономический рынок города разделился на два больших лагеря. Первый – это современные бистро с демократичным чеком и простой едой, куда приходят, чтобы быстро перекусить и встретиться с друзьями, провести время шумной компанией. Во втором – классические рестораны, где можно спокойно отдохнуть, устроить деловую встречу или собраться по особому поводу. В них подают более сложные и интересные в исполнении блюда, предлагают дорогие вина и высокий сервис. И в этом разделении я вижу только плюсы. Для людей из разных поколений, с разным образом жизни и достатком в этом случае всегда найдутся места, где они будут чувствовать себя комфортно. При этом одни и те же гости в зависимости от настроения могут пойти в недорогой гастробар или в ресторан, похожий на Gavi.  

Отрасль, в которой вы работаете, постоянно пополняется новичками. Но некоторые заведения не выдерживают конкуренции и закрываются вскоре после открытия. В чем причина? Каким должен быть ресторан, чтобы гости полюбили его надолго?
Если честно, мне сложно ответить на этот вопрос. Наверное, его стоит задавать тем, кто попал в подобную ситуацию. Сегодня я работаю в компании, где никогда не было неуспешных проектов. Факторов, влияющих на успех заведения, обычно очень много: правильно выбранное место, продуманная концепция, современный интересный интерьер, постоянное качество блюд и обслуживания, сильная команда во главе с профессиональным талантливым шефом, которые живут одним делом. Если есть все и сразу, то ресторан точно полюбится гостям и надолго останется сильным конкурентом. 

Сейчас есть тенденция объединять в заведении разные виды кухни для расширения аудитории. Хорошо это или плохо?
Это вновь ведет нас к разговору о том, что для разной аудитории есть свои заведения. Подобный формат, где можно найти все и сразу, вполне комфортно чувствует себя на рынке, и я не вижу в этом ничего плохого. Возможно, со временем таких мест будет еще больше: благосостояние населения оставляет желать лучшего и многие делают выбор в пользу недорогих блюд, которые, как правило, предлагают заведения такого формата. 

О каких проблемах российского рынка говорят рестораторы? Как вообще, на ваш взгляд, рынок поменялся за последние 10 лет?
Уже 25 лет я повар. Главное, что я отметил за это время, — мода на определенную кухню циклична. Когда работал еще в «Малахите», наблюдал бум итальянской кухни, который пришел на смену увлечению восточной и азиатской кухней и популярности мясных ресторанов, заведений со смешанной концепцией. Это повторялось неоднократно, и теперь у нас вновь расцвет итальянских ресторанов в городе и стране в целом. Что касается проблем, то и они всегда примерно одни и те же: где найти хорошие продукты, талантливых поваров, проблема низкого уровня заработка и многое другое.

Что служит для вас источником вдохновения? Кого из мировых звездных шеф-поваров вы выделяете? Возможно, они вдохновляют вас или стали примером для подражания.
Главный источник вдохновения для меня — сама жизнь. Люблю свою работу и все, что с ней связано, на кухне ресторана чувствую себя как дома. Я пришел в профессию случайно, но впоследствии так увлекся, что теперь с трудом могу представить, что стал бы заниматься чем-то другим. По духу мне близок Гордон Рамзи. Его харизма, характер, энергия и то, с какой страстью и любовью он относится к работе, — отличный пример для подражания.  

Если речь зашла о Гордоне Рамзи... Как вы относитесь к популярным кулинарным шоу? Нужны ли они как инструмент поиска новых талантов или это исключительно шоу-бизнес?
Сомневаюсь, что подобные шоу — кладезь талантов. Я видел множество кулинарных конкурсов. Как правило, талантливые и интересные шефы уже где-то работают. Им не нужно приходить на такие мероприятия в поисках себя. Шоу — это просто шоу. Открыть свой ресторан, полностью посвятить себя делу и вдохновить команду — совсем иное.

Расскажите о концепции Gavi. Каким вы представляли своего гостя на этапе зарождения идеи?
Gavi — это элегантный ресторан в центре города, посвященный кулинарным традициям Северной Италии. Отличительные черты кухни этого региона: паста с большим количеством соуса, пицца на тонком тесте с разнообразными начинками, много рыбных и мясных горячих блюд, интересные вина. Мы ориентировались на гостей с хорошим вкусом, которые много путешествуют, интересуются гастрономией, любят пробовать все новое, но при этом отдают предпочтение понятным, проверенным и правильно приготовленным блюдам из хороших продуктов.

Почему вы остановили выбор именно на итальянской кухне?
Как я уже говорил, итальянская кухня снова на взлете, и она близка русскому человеку. Если говорить упрощенно, то равиоли — те же пельмени. Тесто, мясо, овощи, зелень, масло – все ингредиенты нам хорошо знакомы. В кулинарной традиции Италии и России много созвучных техник приготовления и близкие вкусовые ощущения от итогового продукта. Впрочем, у современной итальянской кухни, в Gavi и не только, есть свои особенности. Например, гастрономическое влияние других стран на классические рецепты. За счет этого происходит смешение стилей и появляются необычные ингредиенты. Так, одно из самых популярных блюд нашего ресторана – тальятелле с морепродуктами и с соусом из лемонграсса, характерное для Азии.  

Как вы решаете проблему доставки запрещенных продуктов в условиях санкций? Возможно ли заменить их на российские без ущерба для вкуса и качества?
Большинство продуктов уже производят в России, и у них отличное качество. Главное – потратить время и найти все лучшее. 

Текст поверх фото:  сегодня гастрономический рынок города разделился на два больших лагеря. первый - это бистро, второй - классические рестораны

А ЗЕМЛЯ-ТО ПЛОСКАЯ! 13.03.2020 А ЗЕМЛЯ-ТО ПЛОСКАЯ!

Тип шаблона:  1
Автор текста:  Вадим Шихов
Автор фото:  Архив героя
Текст 1:  Алексей Венедиктов — о поколении, которое научилось летать, но потеряло из-за ненадобности важный орган: что же с ними теперь будет?
Текст 2:  История такая, какая есть. Просто каждый смотрит на одно и то же событие, даже в рамках города, совершенно по-разному, не говоря уже о целом государстве. История в этом смысле многовалентна, многообразна и многопрофильна — объективных недостатков у нее нет. Возьмем Германию. Молодое поколение не принимало никакого участия в том, что происходило во времена фашизма, и невиновно. Но при этом среди молодежи есть те, кто несет груз моральной ответственности, а есть их же сверстники, у которых нет этого чувства. Представители одного общества на события общей истории, где все, казалось бы, однозначно, смотрят по-разному. Универсальная история есть, а универсального к ней отношения нет. 

Цифровая эпоха сильно изменила это отношение. Раньше споры на тему «Кто основал российское государство» вели только представители образованного класса. В XVIII веке большинству населения империи этот спор был совершенно «по барабану»: не только крестьянам, но и дворянству. А благодаря цифровой эпохе, когда человек получает доступ ко всему одним нажатием кнопки, исторические споры перешли в разряд собственной идентификации — а я кто? а я наследник чего? Каждый, у кого есть доступ к интернет-медиа, теперь может иметь собственную мифологию и построить себя как ее наследника. И таких пользователей миллионы, они необразованны, поэтому каждый найденный факт как открытие Божье, которое можно получить быстро и легко. Почему же они необразованны, несмотря на доступ к большому объему информации? Потому что образование — это нечто фундаментальное и системное. Новому поколению, чтобы познать науку, не нужна никакая система: по одному запросу «выходит» публицист и за три минуты каждому все объясняет. 

Теперь мы имеем дело с новым человечеством, которое раньше ходило по земле, а теперь поднялось в воздух, и главным органом стали не легкие, а крылья. При этом другие органы начинают отмирать из-за ненадобности. «Черт подери, так Земля, оказывается, плоская!» — восклицают они, потому что в интернете есть масса трудов, вполне логично доказывающих этот бред. Теперь люди выбирают не то, что научно и доказательно, а то, во что хочется поверить. Теорий уже не две, а 772, и они продолжат умножаться. Размылось само понятие эксперта — кто он, если экспертами стали все? 

Это довольно большая угроза. Человек собирает информацию для того, чтобы принять решение. Информация о погоде — что надеть? Информация о политике — за кого голосовать? Информация о культуре — пойти на спектакль или нет? Сегодня же мы имеем дело с дезинформацией, поэтому решения людей становятся все более ошибочными. Начинает превалировать стиль, который мы выбираем себе по духу: нам ведь приятно считать, что Киевская Русь была самым могучим государством, ровно так же, как и в учебниках Нигерии пишут, что их империя была самой сильной. Нужно признать, это просто случившийся факт, а не проделки некоего злыдня из Кремля или Белого дома. Нет, такие тенденции существуют по всему миру, независимо от наших желаний, — это развитие крыльев и отмирание легких. 

Мозг человека пять тысяч лет искал информацию для того, чтобы выжить. Сегодня он вынужден перестраиваться. Найти информацию уже не составляет труда, зато появилась новая задача — грамотно ее отобрать. Вот чему прямо сейчас учится новое поколение, самостоятельно, на своих же ошибках. Пока оно наивно — его представители идут на яркий цвет и сладкий запах. Но сломав себе ноги на этом пути, они обязательно научатся необходимому для выживания. 

Хорошо, что цифровая эпоха уравняла всех и заставила перестраиваться. Да, время побежало быстрее, но и поколения помчались за ним. Столетний старец покупает билеты в интернете, так же, как и пятнадцатилетний пацан. Нет никаких ограничений, не нужны теперь никакие специальные доступы! «А давайте поговорим о черепахах?» — могу сказать я любому человеку. «Давайте» — ответит мне каждый. Мы зайдем в интернет, напишем «черепаха» в поисковике, и у всех будут одинаковые источники и информация об этих животных. Можно хоть конференцию провести. 

Возраст больше не играет роли, наши гаджеты превратились в великого уравнителя. Каждый может вступить в спор с президентом США, ответив ему: «Эй, козел! Ты не прав!». И он иногда реагирует на такое. Человек теперь имеет доступ к великим людям даже не через одно рукопожатие, а напрямую в социальных сетях. Девочка из города Чайковского, которой всего 16 лет, не поверила, когда ей написали представители мирового VOGUE с просьбой продать ее рисунок для обложки журнала. Но больше никто не удивится, потому что после подобных событий сознание переворачивается. Теперь еще больше людей думают: «Так мы все равны, получается?» Да! Больше не нужно мечтать действуйте, и вас найдут — они уже ходят и ищут в инстаграме и других источниках. Но держите в голове вопрос не поиска, а отбора — это становится главенствующим. «Относись ко всему скептически» — наш главный лозунг. Теперь первое, что вы должны научиться говорить: «Не может быть!». 


Текст поверх фото:  Главный редактор радиостанции «Эхо Москвы», издатель журнала «Дилетант»

Не случайно 12.03.2020 Не случайно

Тип шаблона:  1
Автор текста:  Анастасия Худякова-Грушецкая
Автор фото:  Мария Михеева
Текст 1:  Основатель и дизайнер ювелирного бренда Jewlia Юля Ременник уверена: украшения – это не только эстетика, но и философия.  
Текст 2:  Мечтам положено сбываться: и захватывающая история Юли Ременник – яркое тому подтверждение. С раннего детства тяготея к прикладному творчеству, она, тем не менее, ничем таким всерьез не увлекалась, из кружков – только хореография. Все на свои места расставил второй декрет: играя с маленькой Алисой, Юля окончательно осознала – делать что-то своими руками, даже если это рисование, склеивание бумажных поделок или лепка из пластилина, это точно ее. А когда путь выбран правильно, все складывается удачно: «Как будто магическая воронка завертелась», – делится впечатлениями Юля. «Как-то я вспомнила свою давнюю приятельницу, – рассказывает героиня, – она как раз ювелир по образованию, занималась украшениями, правда, на тот момент она жила в Сочи. Телефон ее всплыл тоже случайно. Вот скажи мне сейчас: найди Аню – я ее не найду». Но на тот момент пазл сошелся. И это было не последнее удивительное совпадение. Юля позвонила приятельнице и спросила, где можно получить профессию, та посоветовала обратиться в Уральский государственный архитектурно-художественный университет, где есть курс ювелирного дизайна. На дворе была вторая половина сентября, учебный год уже должен был начаться, но на удачу в университет Юля все же позвонила: оказалось, что группа стартует через неделю и в ней осталось одно место. «Так я снова стала студенткой. Там все очень академично: спецрисунок, ювелирный дизайн, история искусства, настоящая мастерская, я училась у настоящих ювелиров - словом, постигала ремесло, как оно есть. Мне очень нравилось! Это был своего рода челлендж, в учебу надо было погружаться – занятия проходили два раза в неделю, плюс были дополнительные посещения мастерской, домашние задания, дипломный проект – большая теоретическая часть, рисунки на планшетах и изделие в металле». В то время Юля поняла, насколько увлекает ее это творчество. После защиты диплома первые украшения она делала, как это часто бывает, для друзей и знакомых, эскизы рисовались в карандаше, а большинство процессов она воплощала сама, своими руками. Конечно, поначалу были и ошибки, и упущения – без этого бесценный опыт не наработать. Сейчас же украшения изготавливаются на профессиональном производстве: «Те, первые украшения, которые я изготавливала сама, хоть и делались каждое под руководством мастера, все же были далеки от идеала – это были, скорее, крафтовые изделия, а я все-таки против доморощенности именно в этом деле, и хочу, чтобы украшения моего бренда были на 100% идеальными. Но работа руками мне все-таки дала огромный пласт знаний, необходимых для разработки идей».

Первая коллекция «Соты» была создана на основе дипломного проекта Юли Ременник. Пришлось, конечно, внести ряд изменений, но идея пришла именно оттуда. В то же время пришло понимание: это будут не просто красивые изделия, это будет философия. Началось с нейминга. Бренд героиня назвала Jewlia. «В название заложено три «слоя» – это Julia, мое имя, это jewelry – «украшения», то, чем сейчас наполнена моя жизнь и в чем проявляется моя профессиональная самоидентификация, и третий, я бы назвала его базовым, слой – это jew – «еврей», основа основ: я горжусь своей национальностью».

Как и название бренда – с философским подтекстом, так и каждая его коллекция несет в себе глубокий смысл. Первые «Соты» - теплые по цветовой гамме, выполненные с использованием лимонного золота, камни в украшениях – перламутр, халцедон, аметист, канареечные бриллианты – чистые и насыщенные. Все это будто переносит нас в солнечный яркий Израиль. «Шестиугольная форма соты – это иносказательное воплощение звезды Давида, но очень аккуратное, не «в лоб». То есть, если ты не хочешь в ней видеть эту символику, то для тебя это – просто сота. И потом, мои украшения – про символизм в целом: одна девушка, например, увидела в них отсылку к трудолюбию, потому что им отличаются пчелы».

«Кубики» стали аллюзией на тему «Стены Плача», основной святыни иудаизма: единства народа, который, несмотря на все мучения, страдания и лишения, сквозь века воссоединился и создал свое государство. Плотность соприкосновения кирпичиков повторяется в форме украшений коллекции, в выложенных в ряд камнях… «В этом смысл, но если же говорить про внешнее, про эстетику, лично мне очень нравится идея того, как цвет эмали дублирует цвет камней, и создается визуальный синергетический эффект. То есть, помимо истории, это еще и очень эффектное ювелирное украшение, которое логично вписывается в образы современной женщины».  

Новая коллекция из серебра – «Ленты» – родилась из религиозного атрибута тфилина, в нем есть в том числе и ленты, которые наматываются на руку, - их форма вдохновила героиню на создание коллекции. Идея получила развитие: и в «Лентах» Юля рассказала, в том числе, и про свою жизнь, в которой ничто не предвещало ювелирного увлечения, показала этот жизненный путь, который может поворачивать куда угодно. В целом же ленты – это манифест свободы, и даже в лукбуке коллекции идея съемки с черными флагами построена именно на этом: женщине сегодня доступно все, независимо от ее профессиональных навыков, национальности, возраста или внешних данных.

Украшения Jewlia сегодня – это нишевая история. «Я не планирую выходить «на поток», украшения создаются для того, чтобы подчеркивать индивидуальность, именно поэтому я выпускаю их небольшими тиражами».  


Текст поверх фото:  Достичь идеала получилось: украшения настолько полюбились покупателям, что сегодня продаются в московских ЦУМе и универмаге «Цветной»

ВОКРУГ НАС 11.03.2020 ВОКРУГ НАС

Тип шаблона:  1
Автор текста:  Вадим Шихов
Автор фото:  архив героя
Текст 1:  «Стольник» выяснил у эксперта по ландшафтному дизайну, почему в городе так много грязи, что не так с нашими парками.
Текст 2:  Грязь в Екатеринбурге, несомненно, больной вопрос для всех. Откуда она вообще берется?
Из-за непродуманного, не всегда добросовестно выполненного благоустройства в городе (недостаточное внимание к уровням почвы, относительно, например, тротуаров, проезжей части), дорожное покрытие ненадлежащего качества, отсутствующая местами либо неработающая ливневая канализация. Когда идут осадки, вся вода должна стекать по выпуклому дорожному покрытию в желоба и далее в ливневую канализацию. Подобная система работает во всем мире. Я всегда говорю, что как мы не можем сегодня представить многоквартирный дом без канализации и водопровода, так и любая территория, будь то частный участок или же городской не может существовать в XXI веке, без дренажа, разумного водоотведения и системы полива.

Еще одна тема, которую все чаще обсуждают горожане, – парки. Все ли хорошо с ними в Екатеринбурге?
Такое ощущение, что они не совсем для людей. Сегодня во всех торговых центрах есть даже пеленальные комнаты, зоны, где можно покормить ребенка. Но ведь парк тоже общественное место. Почему нет – элементарно – туалетов? Для человека с ограниченными возможностями или для мамы с коляской посещения наших парков превращаются в настоящее испытание. Одна моя знакомая буквально со слезами на глазах жаловалась, что ей приходится гулять с коляской для двойняшек по пыльным улицам, вдоль проезжей части, потому что она не может проехать в близлежащий парк из-за бетонных блоков, которые поставили, чтобы преградить путь машинам.

Почему же так происходит? Из-за недостаточного финансирования? 
Не только. Большинство городских парков закладывалось во времена, когда комфорт не имел такого значения, как сейчас, нужно было решать другие задачи, зачастую отсутствовали технологии и материалы. И сегодня люди по инерции не привыкли думать о том, как сделать парк подходящим для комфортного отдыха. Если же говорить о способах решения проблемы, то можно подключать коммерческую составляющую, а также перед проектированием, строительством или реконструкцией собирать коллегии, в которые будут входить не только люди из правительства, но и эксперты в различных областях и, главное, обычные граждане, представляющие разные социальные группы. 


Текст поверх фото:  Юлия Мищихина, кандидат био-логических наук, владелица бюро ландшафтного дизайна «Флора»

Главный ювелир 06.03.2020 Главный ювелир

Тип шаблона:  1
Автор текста:  Николай Шабуневич
Автор фото:  Инна Порозкова
Текст 1:  Александр Чамовских, председатель «Гильдии ювелиров Урала», владелец CHAMOVSKIKH Jewellery House и холдинга JF Carat, рассказал о ювелирном бизнесе, отдыхе и семье.

Текст 2:  Исторически так сложилось, что русский человек любит роскошь и драгоценности, некоторую помпезность. Императорский двор, храмы, палаты, придворные наряды: красота как стремление, часть менталитета, что-то, засевшее в подсознании. Русские любят подчеркнуть свой достаток, статус, положение. Дорогие атрибуты позволяют стать частью определенного сообщества. У нас никогда не было европейского аскетизма: даже во времена советского дефицита люди стояли в бесконечных очередях, чтобы приобрести украшения.

Мы создаем не просто ювелирные шедевры с редкими камнями, с добавлением каких-то инновационных элементов, невероятно сложные по исполнению с точки зрения мастерства. Это настоящие фамильные реликвии, за которые не будет стыдно перед следующими поколениями. Мы изготовливаем драгоценности с семейной символикой: инициалы и гербы, можем нанести сверхсовременным лазером фото. Есть коллекция «Ева», внутри украшений которой можно разместить миниатюру семейного древа.

Мамы приходят в наши салоны с дочерьми и просят их помочь с выбором драгоценностей, поясняя: «Потом я передам это по наследству тебе». Сразу возникает мотив семейных ценностей. Представьте, что к вам подходит ваш дед и передает свои медали с просьбой хранить для внуков. Когда вы с этим столкнетесь, то сразу поймете, насколько это важно. Это надо прочувствовать.

Возьмем, к примеру, коллекцию «Петергоф». Люди хотят обладать ею, желают сделать заказ, но мы непреклонны. Существует всего одиннадцать экземпляров, из которых один представлен в Особой кладовой Государственного музея-заповедника «Петергоф», другой – у нас, остальные – в салонах наших партнеров или в частных коллекциях. Коллекция лимитирована, из-за этого ее цена растет. 

Мы не работаем серийно. Не штампуем. Украшения, которые мы создаем, это уникальные изделия, в центре которых природные коллекционные инвестиционные камни, их не отдашь кому попало. Конечно, стоимость от этого будет увеличиваться. Кроме того, в CHAMOVSKIKH работают именитые ювелиры, которые хотят зарабатывать много, это уральская традиция. Мы делаем эксклюзив, чтобы окупить затраты.

Екатеринбург – столица россиийской ювелирной моды. Первый завод был открыт 120 лет назад, и это были «Ювелиры Урала». Знаменитый Фаберже нанимал своих мастеров и камнерезов на Урале, потому что у нас очень сильная ювелирная школа. Остальные копируют нашу моду. Даже гиганты серийного производства вроде Костромы.

Конечно, когда-то был период застоя, отставания российской ювелирки от мировых брендов. Но сегодня разрыва нет. Так, на международной выставке в Лондоне из 200 представленных компаний российских было только восемь, но ювелирные обозреватели написали именно о Сhamovskikh. А недавно «Гильдия ювелиров Урала» была приглашена в ООН, в Нью-Йорк, чтобы показать ювелирное искусство Урала в рамках презентации «ЭКСПО 2025».

Мы работаем по всему миру. Не все получается так гладко, как хочется. Нас там никто не ждет. Там свои правила и конкуренция. Но мы уже открыли салон на Шри-Ланке и хотим выйти на арабский рынок. Пока в России система экспорта не отлажена, я имею в виду свободную торговлю на международных выставках, а не адресное сотрудничество. Однако правительство делает шаги в нашу сторону. Будучи председателем «Гильдии ювелиров Урала», я вижу возможность работы с властью. Она к нам поворачивается лицом и обсуждает с нами ряд законопроектов, которые позволяют вести «белый» ювелирный бизнес. Мы 70% продукции продаем на внутреннем рынке. На Урале порядка 10–15 серьезных ювелирных компаний. Мы не конкурируем друг с другом. Потому что у каждого свое направление, свои камни, свой дизайн и разные ценовые сегменты. 

CHAMOVSKIKH имеет полный производственный цикл. Украшения нашего бренда не повторяются. К тому же мы одна из немногих компаний, которая за два года получила четыре патента на собственные технологические разработки. Мы ежегодно получаем Гран-при на крупнейших международных ювелирных выставках, делая ставку на уникальность. Ювелирное дело – это сочетание многих видов бизнеса: производства, искусства, плюс инвестиционная составляющая. Валюта может девальвироваться, недвижимость – принести убытки. А драгоценности – движимое имущество, изделие может стоить несколько миллионов долларов, его можно свободно перемещать по миру, стоимость драгоценности со временем будет только расти. Ювелирный бизнес неиссякаем с точки зрения потенциала развития.

Покупатель всегда разный. Наш ориентир на молодежь – бренд JF Сarat. Но «усредненного» покупателя нет, ибо в России нет среднего класса. Это самый сложный слой. Такие люди хотят жить, как богатые: «Мерседес», элитный дом и прочие атрибуты. После падения рубля эти люди потеряли доступ к радостям, покупаемым за валюту. Многое они себе позволить уже не могут. И мы сделали ставку на luxury-сегмент. Не секрет: в кризис бедные беднеют, а богатые богатеют. Надо рассчитывать либо на самый бедный слой, либо на самый богатый. Этот бизнес – образ жизни, я превратил его в удовольствие. Например, едем на Шри-Ланку: семья отдыхает, а я занимаюсь бизнесом, контролирую открытие салона. Если едем на международную выставку, то я успеваю совместить деловые встречи, официальные мероприятия и туристические маршруты. Уже 10 лет не был в отпуске – я его  совмещаю с поездками по работе.

Элемент профессиональной деформации – перфекционизм во всем. Всех людей принимаю на работу лично. Через меня прошла не одна тысяча человек, я вижу человека практически насквозь, есть ощущение, что считываю его. Мы, ювелиры, видим все расстояния и даже зазоры в интерьере, без замеров. Так обрастаешь окружением из разных сфер, людьми, которые занимаются своим делом с ювелирной точностью. Ты это ценишь. 

У ювелиров развито чувство вкуса. Это люди со своими заморочками. На выставках их сразу видишь: они могут надеть розовый пиджак в голубую клетку, зеленые ботинки, фиолетовый ремень из крокодила. Люди искусства, они больше экспериментируют, более свободны. 

Время – это невосполнимый ресурс, который хочется потратить с пользой. Для предпринимателей среди тем для обсуждения на первом месте экономика и политика. Мы с этим неразрывно связаны и даже зависим от этого. Пока я завтракаю, смотрю «Россия-24», а по радио слушаю только Business FM. Обычно после завтрака – несколько запланированных встреч, бываю на производстве, несколько раз в неделю смотрю, как работают ювелиры, заезжаю в наши фирменные салоны. Цифровизация все изменила. Раньше, чтобы отправить фото, нужно было идти на почту, для важных писем и документов – факс. А теперь для всего – WhatsApp и Viber, где есть несколько групп-бесед. Это дает оперативность, динамику в решении рабочих вопросов и позволяет всегда оставаться на связи. Оптимизированы и вопросы менеджмента: ежедневно работники пишут отчет о том, что они сделали за день, и я читаю отчеты каждого ключевого сотрудника. Имена я, может быть, и плохо запоминаю, а вот в цифрах точно не ошибусь. Я же – ювелир.

Текст поверх фото:  Если едем на международную выставку, то я успеваю совместить деловые встречи, официальные мероприятия и туристические маршруты. Уже 10 лет не был в отпуске – я его совмещаю с поездками по работе

Королевские скачки 06.03.2020 Королевские скачки

Тип шаблона:  1
Автор текста:  Ольга Шутова
Автор фото:  Архив героя
Текст 1:  Посетив единственное в мире мероприятие, где спорт и мода уравнены в правах, Полина Коркина рассказала, как подготовиться к скачкам в Аскоте и почему туда обязательно нужно попасть.  

Текст 2:  Легендарные скачки в Аскоте вошли в программу нашего семейного лондонского вояжа по двум причинам. Во-первых, трудно представить событие, которое более живописно демонстрировало бы традиции аристократической Англии, ее культурное наследие. А во-вторых, мы с дочками, каждая в своем темпе, постигаем конный спорт, и давно хотели «вживую» увидеть, пожалуй, лучших скакунов и самых профессиональных жокеев мира. 

Как известно, в Аскот едут не только (и не столько) ради самих забегов, но и для незабываемого, эффектного выхода в свет. А поскольку я люблю все делать заранее и предпочитаю подойти к подобным мероприятиям во всеоружии, наша подготовка к скачкам началась (как и полагается дамам) с костюмов. В ателье Николая Романова были созданы образы, объединенные единой темой фрака, а строгое требование: «Шляпкам – быть» воплотилось в изящных цилиндрах. У меня – с вуалеткой и длинным шлейфом, у старшей дочери – с «хвостиком» покороче, а младшей увенчали головку ободком с миниатюрным цилиндром. Благо щепетильный дресс-код позволяет детям обойтись головным убором диаметром 10 см. В итоге все наши старания окупились еще до прибытия на ипподром: когда мы вышли из отеля, чтобы сесть в машину, прохожие устроили нашей троице овацию. Тем самым, кстати, доказав, что о скачках в Аскоте и их традициях знают абсолютно все лондонцы. Кстати, автомобиль пришлось тоже бронировать заранее (не меньше, чем за две недели) – иначе был серьезный риск просто не доехать из Лондона до места назначения. Обратно вернуться можно на такси, но стоять в очереди даже среди богатых и знаменитых – не моя история. 

Хотя конкурс шляпок проходит в четверг (так называемый Lady’s Day), было решено ехать на ипподром в пятницу, когда официально разрешен вход с детьми. Мы, как и королева Англии, прибыли лишь к часу дня, о чем нисколько не пожалели: пребывание на палящем июньском солнце с самого утра могло привести к солнечному удару. А так – мы успели и на лошадок посмотреть, и себя показать. Кстати, еще одна часть традиции скачек в Аскоте – располагаться в зоне village (попросту говоря, на поле) для пикника. На сайте при продаже билетов даже сразу предлагают приобрести специальные корзины от магазина Fortnum & Mason. Но таскать эти роскошные наборы не под силу хрупким барышням, потому я ограничилась бокалом шампанского, а девочки – мороженым. 

Мимо нас прошло ключевое развлечение – ставки на участников забега. Человек не азартный, я и детям интереса к этому стараюсь не прививать. Хотя, справедливости ради нужно сказать, что в самой сложной части этого «тотализатора» Аскота мы все же преуспели! В Лондоне есть поговорка: труднее отгадать, какого цвета будет шляпка королевы в день скачек, чем какая лошадь победит. Но мы каждое утро внимательно читали The Times, где исправно освещают хронику скачек, и методом исключения вычислили, что в день нашего визита Ее Величество выберет зеленый головной убор! Новичкам везет!

О шляпках, как и о нарядах гостей, разумеется, можно было бы говорить много – были и откровенно фриковые образы, и скучноватые в своей лаконичности, но многие остались в моей памяти «на заметку» как источник для стилистических экспериментов. Неизменно эффектно выглядели мужчины в военной форме, которые сопровождали элегантных дам в романтических платьях – они напоминали ожившие иллюстрации к английским классическим романам, которыми мы некогда зачитывались. 

Скачки в Аскоте, при всей своей претенциозной аристократичности и немного наивной театральности, открыли и мне, и детям Англию, которая в течение столетий хранит традиции так, что они не покрываются паутиной времени, а наоборот, превращаются в самый актуальный тренд. 


Текст поверх фото:  Полина Коркина владелица фирменных магазинов LAUREL в Екатеринбурге

НА РАВНЫХ. Татьяна & Григорий Каштановы, Варвара Финк 04.03.2020 НА РАВНЫХ. Татьяна & Григорий Каштановы, Варвара Финк

Тип шаблона:  1
Автор текста:  Екатерина Погодаева
Автор фото:  Александр Яньтюшев
Текст 1:  Семьи, которые не побоялись откровенно рассказать о своих отношениях.
Текст 2: 
Татьяна & Григорий Каштановы, Варвара ФинкАрхитектор с детьми

Варвара: Не думаю, что есть какой-то явный разрыв между поколениями. Есть скорее разница во взглядах на различные жизненные ситуации. О маме, например, никогда не скажу, что она – представитель старшего поколения. Более опытная, мудрая, да. При этом есть люди одного с ней возраста, но на них смотришь и думаешь: это человек из другой эпохи.

Татьяна: Люди все разные, и не только по возрасту, а по душам, характерам, интересам – очень много по чему. Мне интересно жить, общаясь с людьми различных поколений. С моими детьми мне очень интересно, потому что мы можем обмениваться информацией, новыми впечатлениями, мнениями. Интересно и наблюдать и участвовать в процессе накопления ими жизненного опыта, как и моего собственного, потому что это происходит всегда. Никогда ничего не сравниваю: ни людей, ни время, ни события. Потому что нет ничего похожего и потому, что все меняется. Есть те, кто двигаются, развиваются, кому нравится жить в любом времени, и есть те, кто вдруг устал или просто остановился в каком-то своем периоде, в своем прошлом, живет воспоминаниями.

Григорий: Мы придерживаемся мнения, что жить нужно сейчас, радуемся сегодня и делаем это по максимуму. Мы не будем сидеть вечером и говорить: «А вот помнишь, как было...» – просто потому, что у нас на это нет времени. Это и отличает, наверное, поколения: есть те, кто выбирает остаться в прошлом и жить воспоминаниями, есть те, кто живет сейчас. Но есть, конечно, и те, кто живет только будущим.

Т.: Даже самый маленький ребенок – уже личность со своим характером. С момента появления на свет и Вари, и Гриши я понимала, что они уже самостоятельные личности. Споры между нами могут быть, но все решаемо, потому что мы уважаем интересы друг друга. Думаю, задача родителя – дать максимум возможностей и поддержки в процессе становления ребенка. Максимум возможности познавать действительность самостоятельно.

В.: Всегда в семье мы чувствовали свободу и доверие – я думаю, это и есть то, что называется настоящей любовью!

Т.: И когда дети были маленькими, я тоже доверяла им. Очень важно, чтобы человек шел своим путем. У меня не было потребности ограничивать их. Ошибки надо позволять совершать. И лучше иметь возможность совершить их в детском возрасте, чтобы потом уже не тратить на приобретение этого опыта много времени. Меня мои родители так же воспитывали, и я им очень благодарна за это. Ребенку надо помочь научиться всему: и сотрудничеству, и умению быть против. Ему надо позволять попробовать все-все, пока он маленький, также и потом, когда он растет, и просто находиться рядом.

В.: Разницы в поколениях нет, есть разница в мироощущении. Часто люди сами ставят себе ограничения, приписывая себя к той или иной эпохе: «Ой, это мне не положено по возрасту» или «В наше время было по-другому…» В нашей семье этого никогда не было, никаких поблажек по возрасту, я, например, в бизнесе уже более девяти лет, потому что мне уже в школе было интересно попробовать себя в этом деле, я чувствовала в себе силы. Папа сказал: «Давай!» А бизнес – это ответственность, и тут нет скидок на возраст.

Т.: Мы втроем, конечно, представляем разные поколения. Мне очень нравится, что между нами нет границ поколений и мы всегда интересны друг другу. Мне нравится, что мои дети занимаются тем, что они любят: Варя – мебельным бизнесом, Гриша сейчас учится, но параллельно разрабатывает приложения дополненной и виртуальной реальности. Мне нравится, что они – самостоятельные и успешные люди. И я их очень люблю.

Текст поверх фото:  Татьяна& Григорий Каштановы, Варвара Финк

Голос  альтер эго 03.03.2020 Голос альтер эго

Тип шаблона:  1
Текст 1:  В шоу CRYSTAL от Cirque du Soleil главная героиня встречает свое альтер эго, и это меняет всю ее жизнь. «Стольник» собрал обе личности в одном интервью и узнал, почему голоса всех внутренних «Я» одинаково важны.

Текст 2:  Как вы считаете, в каждом ли из нас живут несколько личностей?
Лиза Мочизуки: Думаю, каждый из нас многолик. В начале шоу Кристал, скорее, ребенок, который еще толком не понимает, кто он, чего хочет и что прячется у него внутри. Именно поэтому она чувствует себя непонятой,  растерянной. А вот во время путешествия, которое ей суждено пройти, она — кирпичик за кирпичиком — собирает себя, учится справляться с эмоциями, принимать всю себя: все слабые и сильные стороны. Мне кажется, что Кристал живет в каждом из нас. Реальная версия меня самой кардинально отличается от меня, выступающей на сцене, но это ведь тоже я! Во время выступления мне никогда не бывает неловко или стыдно, а в обычной жизни я очень застенчивый и тихий человек. Одно мое «Я» блистает, а после выступления я прячу его в карман, чтобы следующим вечером вновь выпустить на волю.

Николь Госвияни: Пожалуй, абсолютно нормально, что у каждого из нас есть так называемое второе «Я». Это наш мир, в который мы погружаемся, когда думаем, мечтаем, — наш невидимый проводник по жизни. Альтер эго может нас остановить, чтобы мы не совершили необдуманный поступок, а может, наоборот, заставить поступить сгоряча и потом об этом пожалеть. Вот проснулась я утром уставшей безо всякого желания идти на работу, а мое второе «Я» подсказывает мне, что я должна идти, иначе будут последствия. 

Почему не всегда стоит слушать свое настоящее «Я»? 
Л.М.: Ох уж эти внутренние диалоги, которые мы ведем сами с собой… Иногда так хочется ничего не делать — просто полежать. Но тут просыпается мой внутренний «тренер», который заставляет пойти покататься и позаниматься. Каждый день я тренируюсь по 4 часа, еще плюс чуть больше двух часов длится само шоу. А иногда у нас бывает по два выступления в день. Если бы я слушала только себя и все время заглушала альтер эго, то просто не выжила бы в таком режиме. С другой стороны, важно не перегореть. Отдых тоже нужен, и все должно быть сбалансировано. 

Н.Г.: По той простой причине, что это помогает увидеть себя со стороны, с немного другого ракурса взглянуть на то, что ты совершил. Зачастую альтер эго куда смелее и отчаяннее тебя реального, ведь, по сути, это тень, вытесняющая то, что ты в реальной жизни не допускаешь, боишься по тем или иным причинам сделать. 

Быть собой – значит…
Л.М: Интересный вопрос. У меня много личностей, и каждая из них просыпается в зависимости от контекста, в котором я нахожусь. Отчасти я ощущаю себя Кристал — все время нахожусь в поиске себя. Наверное, быть собой значит не бояться быть разной! Я — мозаика образов, мыслей, чувств. 
Н.Г.: Иметь собственную точку зрения, свой взгляд на то, что тебя окружает, на саму жизнь, и никогда не подстраиваться под других. Стараясь быть на кого-то похожими, мы теряем себя настоящих.   

Как найти себя настоящего в мире, где, кажется, настоящего становится все меньше? 
Л.М.: Все так быстро меняется — очень легко сегодня потерять себя. Мне повезло встретить прекрасного человека и влюбиться. Он держит меня на плаву, помогает мне найти свой путь. Он — моя главная мотивация. Конечно, как и каждый из нас, я все время задаюсь вопросами, ищу смысл жизни, но я не думаю, что на все есть один ответ. Жизнь — квест, а мы в нем — исследователи!  
Н.Г.: Знаете, иногда мне кажется, что я существую вне пространства и времени: очень хорошо чувствую настоящее и легко различаю фальшь. Люблю настоящих людей, верных, надежных — стараюсь окружить себя ими, отгородиться от всего ненужного. Нет желания подчиняться стандартам, поэтому стараюсь делать то, что мне нравится. Это помогает.   
Вам по-настоящему страшно, когда …
Л.М.: Когда меня застают врасплох! Чувствую себя очень некомфортно в таких ситуациях — могу подпрыгнуть до потолка от неожиданно громкого звука, меня до смерти может напугать тот, кто прячется, чтобы напрыгнуть на меня. Это просто мой ночной кошмар! Как вы понимаете, я не смотрю хорроры. Однажды меня даже из кинотеатра выгнали за то, что я кричала от страха как полоумная. 
Н.Г.: Меня редко посещает это чувство. Да, оно может овладеть мною в запертой комнате со змеями или насекомыми. Но в обычной жизни нет. С такими близкими и семьей, как у меня, мне не бывает страшно. 

А когда вы чувствуете себя по-настоящему счастливой? 
Л.М.: Честно? Первое, что приходит в голову, — я счастлива, когда сплю или что-нибудь ем. Правда! Сон и еда — самое большое удовольствие, которое можно испытать в жизни.  
Н.Г.: Когда завершаю начатое.

Расскажите, пожалуйста, что значит быть японцем и русским. Как, по-вашему мнению, проявляются альтер эго у жителей этих стран?
Л.М.: Японцы всегда перемещаются группами, даже слово придумали — «группинг». Когда мы путешествуем, отправляемся за покупками, делаем что-то совсем заурядное, мы никогда не действуем в одиночку, а занимаемся группингом. В Японии есть пословица, которую дословно можно перевести как «в деревне хорошо». Она прекрасно иллюстрирует то, что японцу важно ощущать свою принадлежность к общине, общему делу. Так как я работаю в индустрии развлечений, мне нужно быть более свободной и независимой, но традиционно японцы устроены иначе. Я, конечно, не самый показательный пример, ведь моя жизнь с 5 до 21 года прошла на соревновательных площадках. Именно это меня прекрасно подготовило к той жизни на колесах, которую я веду сегодня. 
Н.Г.: Русские люди мне видятся щедрыми, гордыми и очень терпеливыми. Думаю, их альтернативная личность немного холодная, закрытая и сдержанная. 

Актеру приходится примерять несколько альтернативных «Я» за карьеру, как на это реагирует ваше собственное «Я»?  
Л.М.: Легко, ведь одна из моих личностей любит исполнительское искусство. На сцене я проживаю чью-то жизнь, по-моему, это интереснейший опыт. Это честь — иметь возможность прикоснуться к разным судьбам и настроениям. Для меня менять роли просто — во время нанесения грима перед каждым выступлением я всегда могу быстро сосредоточиться, чтобы войти в образ. 
Н.Г.: Была бы моя воля, я бы примерила на себя как можно больше разных ролей и характеров. Они меняют настроение и внутреннее состояние. Это же так интересно — побыть на какое-то время кем-то другим и взглянуть на мир иначе! 

Расскажите о шоу CRYSTAL, как бы это сделал ваш персонаж.
Л.М.: Я потеряна. На меня не обращает внимания моя семья, уставившаяся в телевизор. Мои друзья считают, что я витаю в облаках. Я хочу дышать полной грудью, хочу обрести себя и найти то, что спрятано внутри, мечтаю сбежать от повседневности. И мне это удается. В мире своего воображения я встречаю другую Кристал — сильную и уверенную. Она помогает мне понять, что не обязательно убегать, чтобы найти себя.  
Н.Г.: Шоу CRYSTAL знакомит нас с девочкой-подростком. Ее зовут Кристал,  она чувствует себя потерянной, пока не встречает меня — свое альтер эго, свое отражение. Наша встреча происходит в подледном мире — как-то Кристал сбегает на замерзший пруд и проваливается под лед. Так она оказывается в мире своих фантазий. Вместе мы путешествуем по разным местам этого воображаемого пространства. Я вручаю ей перо, с помощью которого Кристал сама может написать сценарий собственной жизни. Я — ее сильная сторона, ее проводник в этой вселенной. Я подсказываю, как ей найти себя, выйти из зоны комфорта, обрести голос, как преодолеть все трудности. В конце пути Кристал понимает, что я — часть ее собственного внутреннего мира. Тогда она осознает силу своих творческих возможностей и возвращается в мир реальный решительной молодой девушкой. 

Текст поверх фото:  Абсолютно нормально, что у каждого из нас есть так называемое второе «Я». Это наш мир, в который мы погружаемся, когда думаем, мечтаем

Вам слово, Маэстро! 27.02.2020 Вам слово, Маэстро!

Тип шаблона:  1
Автор текста:  Ольга Дубровина
Автор фото:  Алексей Чистополов
Текст 1:  Детское творчество и музыка, воспоминания о Свердловске и впечатления от Екатеринбурга – «Стольник» пообщался с народным артистом России Ильей Резником.

Текст 2:  Илья Рахмиэлевич, вы провели в Екатеринбурге четыре дня, которые были наполнены встречами и презентациями. Расскажите, что привело вас в наш город? 
Конечно, основной целью моего визита была презентация нашего совместного с «Галамартом» проекта: они берут мои стихотворения и создают из них небольшие иллюстрированные книги. Сейчас таких книг четыре. Однако «Галамарт» пошел дальше, и теперь они готовят к изданию большой сборник с моими стихотворениями для детей. Я очень благодарен, что они взялись за мое детское творчество: раньше стихотворения, конечно, публиковались, но были разбросаны по разным книгам. Еще в скором времени, также при поддержке «Галамарта», будет представлен еще один проект — книга «Сотворение мира», которая выходит в начале года. 

«Сотворение мира» - ваш новый масштабный проект?
Эта книга будет выпущена с благословения святейшего патриарха Кирилла, что, конечно же, очень серьезно. «Азбука детского счастья», где будет выходить книга, издает раскраски. Денис Артамонов, руководитель организации, предложил мне сделать раскраску, основанную на моем тексте «Сотворение мира». Я согласился. Сейчас, когда вижу первые экземпляры этих чудесных, красивых раскрасок, я чрезвычайно  доволен результатом. К тому же, книги получились необычные,  с дополненной реальностью: наводишь смартфон — голуби летают. Также мы записали голосовое сопровождение этого проекта в студии Александра Пантыкина. 

Выпуск детских книг — не единственный ваш проект по взаимодействию с детьми. Расскажите подробнее о вашем театре.
Да, действительно, у нас с супругой Ирой в Москве есть музыкальный театр «Маленькая страна», в нем занимаются 70 детей. Я пишу для них сказки, басни. Пишу также молитвы: каждый год в мае мы с двенадцатью детьми из коллектива посещаем итальянский Бари, где находится церковь Святого Николая Чудотворца. Дети ходят там на молебны, выступают на трапезе. Также мы организовали «Маленькую страну» в Крыму, в Севастополе, по просьбе сенатора Ольги Ковитиди, которая была руководителем сопротивления во время «Крымской весны». Она автор гимна «Крым вернулся домой», и сейчас ансамбль Росгвардии вместе с «Маленькой страной» записывает эту песню. Кстати, вполне возможно, что и в Екатеринбурге появится детский театр «Маленькая страна». Я рассказал об этом полпреду в УрФО Николаю Цуканову, он очень заинтересовался и поддержал идею. Кроме того, мы уже договорились с Пантыкиным, что в случае успеха проекта будем вместе создавать детские песни для коллектива «Маленькой страны». Очень приятно, что удается заключать такие творческие союзы. Символично, что местоположением театра может стать домик на территории мельницы, где я жил с мамой во время эвакуации в войну целых два с половиной года.

После того, как покинули Свердловск по окончании войны, вы бывали в городе? Или это ваш первый визит за много лет?
Не первый. Я приезжал в Екатеринбург, когда был председателем общественного совета МВД. Мы вместе с Рашидом Нургалиевым совершали поездки по военным частям, по личному составу. Так что это были «направленные» поездки, и город мне тогда посмотреть не удавалось. Сейчас же получилось, и я с удовольствием могу сказать, что после Москвы и Петербурга Екатеринбург — главный город. Это мегаполис, в котором есть широкие улицы, прекрасные новые здания гармонично соседствуют со старинными. В Екатеринбурге живут очень творческие люди. Меня просили особо не распространяться, но намекну: мы были на строительной площадке Венецианского театра. Это будет уникальный и очень элегантный театр! Обязательно приедем на открытие. 

Среди творческих людей Екатеринбурга много молодых поэтов. Как вы считаете, реально ли в XXI веке быть успешным на этом поприще?
Этот вопрос очень сложен, и я не знаю на него ответа... Могу сказать, что сам я прошел тернистый путь: мечтал и о Нахимовском училище, и об артиллерийском, потом четыре раза поступал в театральный институт и, наконец, поступил. Затем попал в театр Комиссаржевской. Но меня всегда тянуло к литературному творчеству. Я писал пародии для гениального Виктора Чистякова, сценки для капустников, стихотворения для нашего театра. Создавал пьесы для Нодара Думбадзе. В 1969 году вышла «Золушка» с Людмилой Сенчиной - прошло пятьдесят лет, а песня все еще свежая, актуальная. В том же году в Риге большим тиражом вышла книга для детей «Тяпа не хочет быть клоуном». В целом, я занимался параллельно написанием песен и детских стихотворений. Писал для Пьехи, с 1972 года — для  Аллы Пугачевой. А сейчас я понял, что и писать-то не для кого: взор ни на ком не останавливается. Единственным исключением стал Сергей Волчков, для которого мы с Раймондом Паулсом создали песню «Мне тебя не хватает», потому что он очень хороший певец. Сейчас мне интересно творить для детей: стихотворения, хоры, песенки... Моя композиция «Служить России» стала гимном Юнармии, она исполняется детьми из моего театра, и я очень рад этому. Сфера моей деятельности всегда была широкой, и я рад, что не зацикливаюсь на чем-то одном, это всегда помогает. Процесс созидания не должен останавливаться: согласитесь, это неправильно, когда певец записывает одну песню и поет ее десять лет, называя это творчеством. 

Вам действительно никто не нравится из современных исполнителей?
Куража нет. Когда я писал Киркорову, когда я писал Алле, Преснякову, Лайме при их становлении — вот это было интересно. Но теперь они все успешны, а интересен-то как раз процесс становления! Что же до молодых исполнителей, то мне действительно никто не нравится. Я понимаю, все, что они поют, весь этот рэп — это преходящее, это творчество «для ног», для клубов. «Для сердца» сейчас никто не поет, а Россия — страна сердечная, душевная, поэтому такая музыка надолго не задерживается. Пока оплачивают эфиры, музыка звучит, как только перестают - исчезает. Это грустно, но с этим ничего не сделаешь. Конечно, есть интересные исполнители, но их единицы... Недавно я смотрел по «Ностальгии» программу «Песни-76». Представляете, более двадцати песен, и все шедевры, все живут до сих пор. Да, сейчас авторы говорят: «Что это мы нафталином будем заниматься?» Но написать такой «нафталин» они не могут, в нем должны быть и поэзия, и смысл. Легче придумать три слова, конечно. А если написать их на бумажке и попробовать прочитать, то выяснится, что король-то голый... 

И напоследок: продолжите ли вы издавать детские книги? 
Конечно, да. «Галамарт» — это основа моего детского творчества. Они очень продуктивно и талантливо выпускают книги, а мне очень важно, чтобы огромный багаж стихотворений для детей, который есть, распространялся большими тиражами: при советской власти детские книги выходили миллионными тиражами. Так что, большое количество книг, которые будут продаваться по очень доступным ценам, — это именно то, о чем я так давно мечтал! 

Текст поверх фото:  После Москвы и санкт-Петербурга Екатеринбург — главный город. Это красивый мегаполис, в котором живут очень интересные творческие люди

НА ОСТРИЕ 26.02.2020 НА ОСТРИЕ

Тип шаблона:  1
Автор текста:  Вадим Шихов
Автор фото:  Антон Семечкин
Текст 1:  Александр Колотурский, директор Свердловской государственной филармонии, о том, почему свобода для руководителя – не лучший вариант, как музыка управляет эмоциями и откроет ли он сам лично новый концертный зал.
Текст 2:  Александр, вы давно не давали интервью, за исключением тех, что связаны с постройкой нового зала филармонии. С чем это связано?
Просто не было серьезного повода и особого интереса с моей стороны. 

Но если брать все то время, которое вы работаете директором, то встреч с журналистами было, наверное, больше сотни. Был ли разговор, ставший для вас нечто большим, чем просто инструмент пиара?
Это хороший вопрос… Нет, я не помню, чтобы интервью как-то лично задело меня, изменило, погрузило в раздумья. И причина тут одна – все говорят только о работе, я ведь всегда нахожусь на самом острие развития филармонической концертной жизни в стране. Вот это самое «острие» и заставляет по большей части меня встречаться с журналистами.

самым острым вопросом, безусловно, является постройка нового концертного зала. Вы уже очень многое сказали по этому поводу, поэтому просто ответьте – вы счастливы? 
С одной стороны я, конечно же, счастлив. Но с другой – колоссально озабочен. Я получил в руки инструмент вместе с колоссальной ответственностью. Невольно начинаешь задумываться – а я ведь не вечен. Почти уверен, что в новом зале мне уже не придется работать. Скажу вам честно, в 2012 году, когда я подписал новый трехлетний контракт, сказал себе, что он будет последним. Но потом пришла другая команда, и опять возобновились разговоры о новом зале, о котором я мечтал с 2005 года. Конечно, я поддался на эту удочку и подписал новый контракт аж на 5 лет.

Но эти 5 лет уже прошли, получается, вы подписали еще один? Это как-то связано с тем, что вы собираетесь с помощью нового зала изменить культурный статус самого Екатеринбурга?
Да, подписал контракт еще на пять лет. Важно понимать, что концертное пространство состоит из трех составляющих: зал, уровень творческих сил и слушателя. Самое сложное в том, что расти они должны все вместе, если вперед вырывается только один элемент, то у остальных движения вверх не будет вообще. Какая ситуация сегодня? К сожалению, отстает публика, потому что покупательская способность населения сильно упала. Да, есть люди, готовые подниматься вместе с нами, но ведь каждый новый уровень и стоит дороже, а они себе уже этого позволить не могут. А на другом краю люди, готовые платить, но они пока еще до этого уровня не дотягивают. 

в ваших интервью я встречал положительную оценку системы работы филармоний в СССР, мне показалось, что вы даже жалеете, что нельзя сегодня организовать все, как раньше?
Я вам так скажу: сегодня мы работаем практически по таким же нормативам, которые были разработаны в Советском Союзе, и не потому, что они более привычны. Тогда их придумывали целые институты, поэтому вводимые правила были обоснованы, а сейчас дали право устанавливать нормы любому руководителю, то есть мне. Ну как я могу это сделать? Да, это свобода, но не стоит забывать, что это и большая ответственность. А если я сделаю недостаточно? Получается, что нанесу вред организации, если же слишком много, то людям. Как этот баланс может найти один человек?

Говоря о классической музыке, - какая она сегодня? 
Классическая музыка - это то, что веками имеет право на жизнь, поэтому она очень сильно стандартизировалась, но сегодня эти рамки пытаются ломать. Например, дирижеры начинают выходить не только во фраках, мы, кстати, тоже это используем, и ничего страшного я в этом не вижу. Еще раньше было принято хлопать между частями, а сейчас это считается неприличным – так, кстати, мы определяем, новая ли публика в зале. Плюс появляется некий эпатаж: музыканты Теодора Курентзиса вот теперь играют не сидя, а стоя, потому что, как он считает, это заставляет их больше принимать участие в процессе. Границы раздвигаются, но не всеми, не каждый может это сделать.

Почему классическая музыка сильно уступает в популярности другим видам искусства – живописи, кинематографу? 
У меня на этот счет есть даже собственная теория. Музыка проходит к человеку через один орган – уши. А они у человека всегда открыты, ты не можешь прийти в зал и полностью закрыть их, звуки все равно будут поступать. Именно это имеет сильное воздействие на душевное состояние человека. От тебя, мягко сказать, вообще ничего не зависит, твоими эмоциями управляет музыка, и она же заставляет работать мозг – такой расклад не каждому может понравиться. Но вот почему же общество до сих пор не уничтожило филармоническое искусство? Казалось бы, такой маленький процент от мирового искусства, требует больших затрат, дотаций. Все потому, что это духовная элита нашего с вами общества. В театрах, например, совершенно другая публика с отличным от нас взглядом, внутренним миром. Не хорошая или плохая, просто другая.

В эту элиту может попасть каждый?
Абсолютно, вот мы сейчас начинаем совершенно новое движение в общество: подсмотрев тренды самых современных залов, таких как Париж, Гамбург, наша филармония будет делать еще больше просветительских проектов. Мы будем обучать, как понимать классическую музыку, запустим цикл бесплатных лекций. Я вообще считаю, что большой ошибкой стало то, что культура перестала быть полноправным участником общеобразовательной школы. 

Вы прямо с языка у меня это сняли. Есть ведь ЕГЭ, где культуры нет, значит, она просто не нужна.
Совершенно верно. До недавних пор филармония делала в школах Екатеринбурга 1200 лекций-концертов для детей за год, но 2 года подряд у нас с этим возникают проблемы: стали поступать жалобы от родителей, что их детей заставляют покупать билеты на филармонические концерты в школах, поэтому прокуратура стала задавать вопросы, - на каком основании мы вообще работаем со школами? Теперь для каждой встречи мы подготавливаем огромный пакет документов, что мы никого не грабим. Знаете, ведь только в 2014 году Путин подписал указ «Об утверждении Основ государственной культурной политики» России. Великолепный документ, но по нему недостаточно работают. К сожалению, это историческая тенденция нашей страны – в СССР вопросы культуры были на предпоследнем месте, ниже было только сельское хозяйство.

Скажите, вам важно, что о вас думают?
Раньше, лет 20 тому назад, было очень важно, потому что во мне было много сомнений. Сейчас гораздо больше уверенности, и если даже кто-то может мой определенный шаг расценить как неправильный, я смело отвечу: «А я считаю иначе». Раньше я был тактиком, а сегодня реализую стратегии. В чем разница? Тактика направлена на сегодняшний день, спросите меня, что происходит в филармонии прямо сейчас, – я понятия не имею. Но я знаю, что будет в следующем сезоне и после, потому что это уже стратегия. Я выстраиваю тенденции.

как вы можете выстраивать такие долгосрочные стратегии, если не уверены, откроете сами новый зал или нет? 
Тенденции ведь разрабатываются не под человека, а под деятельность. Очень плохо, когда приходит новый человек, неважно в какой сфере, и говорит: «Все, что вы делали раньше, было неправильно. Вот сейчас я вам покажу, как нужно». Мне когда-то очень повезло, несмотря на то, что в 1991 году у меня случилась настоящая стычка с заместителем начальника отдела искусств Министерства культуры России. Мне тогда было 44 года, я только-только пришел в эту деятельность и зачем-то так разошелся на одном собрании – стал критиковать все министерство, кричать, зачем все развалили, и т.д. Видимо, этому начальнику это очень запомнилось, потому что через некоторое время он звонит мне: «Ты сидишь или стоишь?», я отвечаю: «Встану, если нужно». Он мне: «Хорошо, а теперь садись, у тебя зарубежный паспорт есть? Через три дня чтобы был с ним в Москве, летишь в Чикаго». Он меня включил в последнюю программу стажировки арт-менеджмента СССР и США. На Россию было дано всего два места, одно из которых занял я. 

Эта поездка ведь стала для вас определяющей, и вы все еще применяете технологии, о которых тогда узнали? 
Конечно! То, что сегодня мы имеем, это во многом благодаря тому опыту, который я получил в Чикаго: филармония зарабатывает, развивается. Я с 2000 года отдаю бесплатно эти технологии другим, но почему-то никто не берет.

Давайте теперь про молодое поколение, именно про людей, которые родились в 2000-х, что вы о них думаете?
Скажу честно, наша главная болезнь заключается в том, что этих людей практически нет в зрительном зале филармонии. Чтобы решить эту проблему, мы должны еще активнее работать по трем направлениям: пересмотреть сотрудничество с общеобразовательными школами (разработать другой репертуар, добавить несколько интерактивных программ), работу со студенчеством (на сезон 2020 у нас уже подготовлена новая программа для вузов, которая включает в себя лекции, экскурсии, больше погружения в социальные сети, чтобы лучше отслеживать обратную реакцию) и переосмыслить собственный концертный зал (например, мы начинаем экспериментировать со временем работы – впервые появятся вечерние концерты в 21:00, 21:30. Конечно же, темы звучать будут соответствующие).

Но вы так и не сказали про само отношение к этим людям – вы стремитесь говорить с ними на одном языке? 
Я побаиваюсь этого, ведь мы не должны идти только на поводу спроса, нам стоит их воспитывать. Извините, но если какому-нибудь товарищу захочется два притопа, три прихлопа – это не в филармонию. Поверьте, мы очень стараемся пододвинуть наше искусство ближе к молодому поколению и не растерять традиции и уровень. 

Вы согласны с тем, что за последний год в Екатеринбурге произошло сразу несколько событий, которые показали, что представители разных поколений не могут, или не хотят, слушать и слышать друг друга? 
Все дело в разрыве интересов. Очень большой процент людей, которые участвовали в нашей дискуссии (снос дома на Карла Либкнехта, 40 ради строительства нового филармонического зала, а также споры по поводу благоустройства Сада Вайнера, заложенного в проект строительства, - Ред.), просто использовали этот момент, чтобы реализовать свои интересы: PR, потратить свободное время, заработать и т.п. Я посмотрел на лица этих людей, которые выступают против, – это мальчики и девочки, которые в жизни еще не успели сделать хоть что-то стоящее для общества. Да, они имеют на это право, у нас свобода слова, но слова не должны быть просто словами под разными соусами – они должны основываться на действиях, опыте, чем-то стоящем.  

Александр, скажите, за что вы чаще всего себя не любите? 
За демократию. Я управленец, а он должен быть жестким и конкретным – это у меня  не всегда получается.

Текст поверх фото:  Я получил в руки инструмент вместе с колоссальной ответственностью. Невольно начинаешь задумываться – а я ведь не вечен. Почти уверен, что в новом зале мне уже не придется работать

Нужно уметь балансировать 26.02.2020 Нужно уметь балансировать

Тип шаблона:  1
Автор текста:  Ольга Дубровина
Автор фото:  Дарья Постольник
Текст 1:  Шеф-повар MOMO pan asian kitchen Роман Калинин на протяжении двенадцати лет возглавлял кухни самых топовых ресторанов Екатеринбурга. Он уверен, будущее ресторанного бизнеса — осознанность и демократичность.
Текст 2:  Паназиатская кухня пользуется большим спросом у потребителя, поэтому конкуренция на этом рынке очень высокая. Есть ли у вас свои правила, как выстоять в борьбе? 
Самое главное в любом ресторане — вкусная еда, поэтому, если вы планируете открыть свое заведение, нужно быть уверенным в тех блюдах, которые вы станете подавать гостям. Интерьер, направление кухни, продуманная концепция, месторасположение, сильная команда, конечно, тоже важны, но если вы плохо готовите, то это вряд ли поможет.

Действительно ли теперь в ресторанах нам предлагают не столько высококачественную еду, сколько уникальную атмосферу?
Я так не думаю. В 2020 году даже в Екатеринбурге мы уже пришли к тому, что в хороших заведениях есть и высококачественная еда, и уникальная атмосфера, и отличный сервис. Потребительский спрос растет из года в год, гости лучше разбираются в том, что едят, и предъявляют больше требований к качеству обслуживания, поэтому заведениям приходится постоянно работать над собой и развиваться во всех направлениях одновременно. Нельзя быть просто модными или атмосферными: мы вновь приходим к тому, что, если у вас невкусно или некомфортно, гости без проблем найдут место, где все будет в балансе. 

На телевидении появилось много кулинарных шоу. Есть ли смысл профессиональному повару участвовать в них? 
Российские кулинарные шоу я не смотрю. Даже с точки зрения пиара участие в них приносит пользу только ведущим, поэтому известные рестораторы или шефы, вроде Арама Мнацаканова или Константина Ивлева, могут позволить себе тратить на это время. Я убежден, что подобные программы заранее срежиссированы, вряд ли задания для участников — это выход из зоны комфорта и уникальный опыт. Я ни разу не слышал, чтобы победители таких программ открывали свои успешные рестораны или котировались среди известных российских поваров. Можно стать популярным, если у тебя классный Instagram, необязательно светиться в телевизоре. 

В этом году в России впервые за сто лет его существования пройдет World Chefs Congress. Вы принимаете в нем участие?
Не все профессиональные мероприятия одинаково интересны. Есть два типа ивентов: первые — просто неформальные тусовки, где пьют, едят, знакомятся и веселятся, вторые — это продуманные до мелочей фестивали с уникальной образовательной программой и спикерами. Хороший пример — Twins Science братьев Ивана и Сергея Березуцких. Надеюсь, что World Chefs Congress будет на него похож, но заранее невозможно предугадать, каким станет конгресс, который впервые проходит в России. В любом случае, у меня есть приглашение и летом этого года я поеду в Санкт-Петербург в качестве делегата. 

Какое место в вашей жизни занимает  обучение? 
С трудом представляю, как работают повара, которые не продолжают учиться. Если ты не путешествуешь, не пробуешь новое, не следишь за талантливыми шефами, не бываешь в хороших ресторанах, не поддерживаешь общение с профессиональным комьюнити, как ты можешь готовить что-то интересное? Сегодня все стремительно меняется: появляются новые продукты, техники, оборудование, тренды, и ты обязан по крайней мере знать о них, чтобы представлять гостям актуальную еду, которая будет их удивлять. 

Нужен ли талант шеф-повару или высшего мастерства можно добиться и путем постоянной практики?
Опыт, техника, знания о продуктах и вкусовых сочетаниях, разумеется, важны, и в этом помогает постоянная практика. Но у хорошего шеф-повара также должны быть особый вкус и восприятие, умение анализировать то, что пробуешь, запоминать, интерпретировать и создавать новое. К этому стоит добавить определенный склад характера, чтобы у тебя получалось руководить командой и рестораном. Если эти характеристики можно назвать талантом, то да, без него не обойтись. 

У вас когда-нибудь появлялась мысль открыть собственную кулинарную школу, ведь сегодня таких школ не так много, а обучение в них стоит недешево?
В России начинают появляться классные частные школы, например, «СВЧ» в Питере или Novikov School в Москве, и цены там вполне подъемные. Кроме того, если у тебя есть желание и ты умеешь хорошо работать, можно попасть на стажировку во многие рестораны просто так. Да и в принципе сейчас легко находить нужную информацию: книги, ролики на YouTube, Instagram, фестивали, гастрольные ужины, — все это помогает развиваться, если ты правильно ставишь цели. Мысли открыть собственную кулинарную школу у меня никогда не было. Обучать людей — особый талант, каждый должен заниматься своим делом. 

Вы вносите большой вклад в развитие гастрономической культуры на Урале: фестиваль Cookout тому пример. Насколько важно шеф-поварам вступать в контакт с потребителем? Повышает ли это престиж профессии?
Профессия шефа в последние пять-семь лет на пике популярности и без заигрываний с аудиторией, хотя общаться с гостями и постоянно получать комментарии о своей работе очень важно. Что касается фестиваля Cookout, мы никогда не ставили перед собой задачу просто развлечь публику ради престижа. Мы привозим шефов и устраиваем ужины, чтобы учиться новому, пробовать уникальную еду и развивать вкус гостей и нашей команды. Я верю, подобные мероприятия постепенно меняют гастрономическую культуру города к лучшему.

Современное оборудование, которое теперь используется в ресторанах, значительно изменило жизнь поваров? Стало больше времени на творчество?
Современное оборудование помогает создавать более сложные по технике блюда и экспериментировать, но техника пока что не может работать без человека, так что экономия времени условная. Время на творчество мне обеспечивает профессиональная команда, которая и без меня может идеально справиться со всей текущей работой. 

Сейчас рестораторы при открытии нового заведения создают четкую концепцию, часто — узкоспециализированную: где-то мы можем отведать только креветки, где-то бургеры, где-то вафли. Нет ли опасения, что такое постоянство надоест потребителю?
В рамках моноконцепции можно бесконечно экспериментировать и развиваться. Если ты постоянно готов удивлять гостя и держать качество продукта, то в твой ресторан с одними только вафлями или бургерами будут приходить люди, и им никогда не надоест. Другое дело, что в Екатеринбурге таких ресторанов мало. Возможно, поэтому заведения, где можно заказать все что угодно, от роллов до пиццы, чувствуют себя на ресторанном рынке отлично.   

Мир идет по пути максимального упрощения. Это можно сказать и о еде: современному человеку проще «перехватить» что-то простое и недорогое. Какое значение имеет авторская кухня в этой ситуации?
Я думаю, гости сильно изменились за последние несколько лет, так что даже в том случае, если им хочется быстро перекусить, они выбирают не ларек с непонятными хот-догами у дома, а фаст-фуд с комфортными ценами и интересной едой: от эко-супов и фалафеля до булочек бао и вафель. Что касается авторской кухни, то всегда будут люди, которым хочется не просто набить желудок, а получить от еды удовольствие. Сходить в ресторан как в театр. Кроме того, сегодня многие шефы готовят интересно, и это не всегда стоит дорого. 

«Рынок впечатлений» в Екатеринбурге растет, к нему присоединяются бары и рестораны: например, около года назад появился интеллектуальный бар, где проходят различные игры. Можно ли ресторатору делать ставку на культурное наполнение заведения?
Обычно ресторан начинают массово заполнять мероприятиями, когда дела идут не так хорошо, как бы хотелось. Если вы вкусно готовите, то гости приходят к вам из-за еды, а не поиграть в «Монополию». Думаю, ставка на культурное наполнение уместна в барах или, возможно, в ресторанах, которые только открылись и не имеют четкого плана по продвижению. 

Чего, по вашему мнению, не хватает ресторанному бизнесу Екатеринбурга?
Лично мне не хватает постоянного неформального общения между людьми, работающими в ресторанной сфере. Чаще всего мы друг друга воспринимаем как конкурентов, хотя бороться нам не за что, к нам приходят одни и те же гости, просто в разные дни. Мне хочется, чтобы мы чаще общались, обменивались опытом, устраивали дружеские ужины и фестивали — это пойдет на пользу и нам, и городу.  

Как вы думаете, каким образом будет развиваться ресторанный бизнес Екатеринбурга на протяжении следующих десяти лет?
Это во многом зависит от экономики страны. Но, если представить, что с ней все будет неплохо, наверняка в городе появятся фуд-корты по примеру московского «Депо» с уникальными моноконцепциями заведений и интересной едой. Рестораны станут более космополитичными и демократичными, а гости будут предъявлять больше требований к качеству и вкусу. Еще я надеюсь, что мы начнем осознанно подходить к еде и всему, что с ней связано.

Текст поверх фото:  Нельзя быть просто атмосферными: если у вас невкусно или некомфортно, гости найдут место, где все будет в балансе

Путь к осознанности 25.02.2020 Путь к осознанности

Тип шаблона:  1
Автор текста:  Ольга дубровина
Автор фото:  Архив журналиста
Текст 1:  Каждая выброшенная вещь наносит урон окружающей среде; иметь огромный гардероб необязательно; личность уникальна. Теперь в моде - внимание к миру и человеку.

Текст 2:  Мода — это отражение эпохи и мышления людей. Девяностые запомнились нам гранжем и кислотным рейвом, нулевые — расцветом вызывающего гламура, десятые стали историей об интеллектуальности и осознанности. Человечество начало понимать, какую роль играет в мире. 

Мы находимся в информационном поле, где можно узнать абсолютно все и быстро распространить полученные знания с помощью соцсетей, ставших эффективной заменой тысячам сайтов. Именно соцсети открыли глаза пользователям, насколько более качественной может быть жизнь: блогеры по всему миру на протяжении десятилетия демонстрировали новейшие продукты beauty, fashion-индустрий, рассказывали о правильном питании, здоровом образе жизни, путешествиях и других вещах, которые могут облегчить наше существование в динамичном мире.

Модельеры пытались соответствовать изменившимся предпочтениям. Так появился феномен эстетики Celine: после того, как в 2009 году Фиби Файло возглавила убыточный модный дом, он занял лидирующие позиции на рынке, перевернув мир моды. Лаконичные, но запоминающиеся силуэты, идеальная посадка одежды — вот что принесло огромную прибыль Celine и завоевало сердца любителей моды по всему миру. Фиби Файло первой поняла, что современный человек устал от избыточности гламура нулевых, что для него важна не «упаковка», а содержание. После минималистичная одежда появилась в брендах всех сегментов, а люди начали тяготеть к базовому гардеробу, состоящему из простых вещей, которые легко сочетаются между собой.

Но простота не всегда отражает внутреннее состояние, тем более в мире, где личность человека выходит на первый план, становясь сложнее. Развитие гендерной теории, сознание значимости человека вне зависимости от его пола и ориентации, усложнение мира в целом — важнейшая мысль минувшего десятилетия, которая оставила отпечаток на мире моды.  Мы стали более свободными, поэтому мода стала меняться, чтобы отразить некое освобождение личности. 

Яркий пример — Gucci Алессандро Микеле. В 2015 году, когда Микеле занял пост креативного директора модного дома, о нем практически никто ничего не знал, но первая же коллекция Микеле поразила мир моды: модельер вывел на подиум «мальчиков-ботаников», которые стали символом десятых. Яркость и гиперболизация, возможность быть не такими, как все, — это щедрый подарок Микеле современному потребителю. Одежда Gucci — это некий универсальный символ, обозначающий свободу быть, кем хочешь. 

Еще одним модельером, навсегда изменившим восприятие моды, стал Демна Гвасалия, креативный директор дома Balenciaga и создатель Vetements. 
Vetements в переводе с французского означает «одежда». Целью модельера было подчеркнуть, что его коллекции — это отражение свободы и «улицы», это мода не для высокопоставленных людей, а для, так скажем, «обычного человека». В коллекциях бренда —  вещи, которые ассоциируются с уличной модой: объемные куртки, бомберы, массивные кроссовки. Ту же эстетику Гвасалия принес в Balenciaga, переосмыслив каноничные формы, которые существовали со времен Кристобаля Баленсиаги. Его первая коллекция в этом бренде была представлена в 2016 году, а в 2017 бренд стал лидером по скорости продажи, обогнав Gucci. 

Однако перенимать моду улицы одним из первых стал Эди Слиман, управлявший Yves Saint Lauren, при его руководстве переименованный в Saint Laurent Paris. Слиман был креативным директором с 2012 года по 2016, выпустил несколько коллекций в стиле гранж, которые продавались благодаря шоу-подаче и грамотной легенде. Модельер говорил, что его вдохновляет образ молодых людей, которых он видит на улице. Его идеологию подхватил следующий директор, Энтони Вакарелло. Он создает коллекции, эстетически схожие со слимановскими.

Еще одно важное событие, которое произошло в мире моды благодаря развитию общества, — появление экологичного и этичного потребления. В 2018 году Prada и MiuMiu отказываются от использования натурального меха, как ранее сделали и многие другие бренды под предлогом, что животные не должны страдать, если модницы хотят носить шубы. Так появилась мода на экомех, сделанный из синтетических волокон, не уступающих натуральным. От натуральной кожи отказываются в пользу искусственной и экокожи. 

Крупнейшие производители одежды масс-маркет озаботились тем, что они производят слишком много продукции, которая потом превращается в тонны мусора. Так, H&M, Uniqlo и ряд других компаний организуют сбор старых вещей, часть из них потом попадает в секонд-хэнды, а часть – перерабатывается. Конечно, у этих систем есть критики, но сам факт, что проводятся такие кампании, говорит о внимании к проблеме. 

В целом за десять лет мир моды перестал быть чопорным, и в нем наконец-то может найтись место любому, кто захочет его найти. Прогрессивное мировосприятие, которое включает в себя заботу о ближних и природе, принятие человека таким, какой он есть, модернизировали моду, сделали ее более ответственной перед потребителем.

Глобальные тренды на будущее – это свобода, экология и гендерная нейтральность во всем, что нас окружает. Десятые были первым шагом к тому, чтобы эти тренды перестали быть на уровне идей, хотя бы частично воплотившись в реальность. И, несмотря на некоторую неуверенность и брожение наугад, мы смогли приблизиться к идеалу, которого можем достигнуть. Удастся ли это – можем только гадать.

Текст поверх фото:  Дизайнеры отказываются от натурального меха и кожи, используют переработанные материалы. Забота об экологии - приоритет.

Там, где восходит солнце 21.02.2020 Там, где восходит солнце

Тип шаблона:  1
Автор текста:  Екатерина Погодаева
Автор фото:  Архив героя
Текст 1:  Немного впечатлений и интересных фактов о Японии —
от Михаила Шакирьянова, побывавшего там лично.

Текст 2:  О японцах 
Япония — страна инопланетная. Это понимаешь с того момента, как ты впервые ступаешь на ее землю. Смотришь на обстановку вокруг и никак не можешь отделаться от мысли, что ты вдруг оказался не туристом в обители самураев, а гостем какого-нибудь Марса.  Местные вообще отдельная тема для разговора. Кажется, они с молоком матери впитывают одну простую истину, прописанную, кстати, и в Библии, – не навреди другому. Даже когда ты идешь по салону их знаменитого «Синкансэн», перед тобой будут расступаться за 10 метров, чтобы не дай бог не помешать тебе пройти. Причем касается это и мужчин, и женщин. Воспитание, вежливость и уважение к другому возведены в абсолютную степень.  

Это сказывается и на их отношении к работе. Допустим, есть большая корпорация, человек — ее винтик. Если ты час не поработаешь, то принесешь ей ущерб. А смириться с этим фактом они не могут. Так повелось еще с древних времен, когда самураи делали себе сэппуку или харакири. Таким образом, они защищали свою честь и честь своего рода. Для них быть кому-то неудобным — позор. Поэтому, например, японцы носят маски: во всем мире люди их используют, чтобы не заразиться, а в этой стране их надевают сами больные, чтобы никого не заразить. Кстати, статистика говорит о том, что японцы — самая суицидальная нация. Связано это именно с их темпом жизни. Отдавая все силы, чтобы быть полезными, они работают по 10-12 часов в день, что создает колоссальное напряжение, и физическое и моральное. Отсюда и все вытекающие. Поэтому по пятницам у них заведен беспробудный отдых. Занимателен тот факт, что у каждого офисного сотрудника на портфеле нашиты таблички с именем, адресом и телефоном его хозяина, чтобы в случае «перебора» в кабаке человека смогли идентифицировать и доставить домой.  В обычное время все, в основном, ходят в деловых костюмах. Ничего вызывающего, как обещают в телепрограммах, вы не увидите. Единственное время, когда можно наблюдать бешеное количество косплея, — тематические праздники. Там японцы наряжаются, кто во что горазд, а по городу ходят сплошь герои аниме, манги и самураи. 

Токио 
Токио — это абсолютно два разных города днем и ночью. В светлое время суток все серое, унылое, некрасивое, абсолютно идентичное и повторяющееся. Но как только наступают сумерки, город расцветает: неоновые вывески, реклама, иллюминация, подсветка производят неизгладимое впечатление. 

Отели все европеизированы. Один недостаток, — азиатский английский. Они что-то мяукают, проглатывают половину слов, и понять, что они тебе говорят, довольно сложно. В целом же сервис на очень высоком уровне. Что и говорить, даже в поездах у них есть не только курилка, но и душевая комната. 

О триадах
Помимо самураев и сакуры мы часто ассоциируем эту страну с триадами. Мафиозные структуры есть везде. Но если вы успешный бизнесмен и вас увидят в определенных наколках или узнают, что вы общались с мафией, то вам ни один банк никогда в жизни не даст заем, вам закроют доступ в государственные учреждения и с вами мало кто будет общаться. 

О природе
На первый взгляд, в Японии природы нет. Когда прилетаешь в Токио днем, он производит унылое впечатление, которое зачастую разочаровывает. На самом деле ее очень много и в городе, и за его пределами, но как-то точечно. Японцы живут по принципу невмешательства в ее процессы. Даже знаменитый сад камней — мекка для них, хотя, казалось бы, что там смотреть — песок и три-четыре камешка. Русский человек пройдет мимо или, может быть, запнется, а они готовы сидеть часами и наслаждаться их созерцанием. За действительно сказочными видами надо выбираться за пределы мегаполиса. Те же Киото, Нару (город оленей), Фудзияма, горячие гейзеры, озера, — все в нескольких часах езды от Токио.  

Технологии
Как бы фантазийно ни описывали Японию в технологическом срезе, человеку, лично побывавшему там, скорее всего, она не покажется страной будущего. Никаких тебе летающих машин или людей, а человекоподобные роботы, собственно, есть и в других частях планеты. Пожалуй, единственным открытием был автомобиль, управляющийся без водителя, и сенсорный экран во весь рост, который разговаривал с тобой при входе на выставку современных технологий. В плане будущего можно говорить только о японском сервисе, которого ни у нас, ни у других наций пока нет. Машины с автоматическими открывающимися дверьми, напичканные технологиями разговаривающие унитазы, в которых чуть ли кондиционер не встроен, самый скоростной поезд (540 км в час). В остальных случаях все как обычно. 

Гастрономия
Еда у них сумасшедше вкусная и производит на европейцев неизгладимое впечатление. Все просто свежайшее: за морепродуктами и овощами рестораны и кафе выстраиваются в очередь уже с 5 утра на рынках. Все они нешуточно бьются и торгуются за лучшие экземпляры только что выловленного тунца, креветок и всяческих морских гадов. Можно вообще поесть прямо на рынке — либо готовое, либо тебе приготовят купленное тобой. Все буквально тает во рту.   

Детали
Многие думают, что организовать поездку в Японию очень сложно: непонятно, как там все устроено, куда ехать, сколько что стоит и как сделать визу. На самом деле все намного проще. Все японцы говорят на английском, визу получить просто, транспорт работает идеально. Единственный минус — японский английский. Он отличается непривычным нам произношением. В японском языке, например, нет звука «л», а пару согласных принято разбивать гласным звуком. Слово fork произносят как «фоку», bus — «басу», beer — «биру».   

Считается, что путешествие сюда — удовольствие не из дешевых. И в этом есть доля правды, но лишь в том случае, если заказываешь тур у российских операторов. Наценка у них может составлять до 200% от реально возможной стоимости. Поэтому лучше действовать через европейских агентов. В моем случае я заказывал пакет в Германии. О дорогом отдыхе в Японии говорят только те, кто не бывал в Австралии и Новой Зеландии: в сравнении с этими странами Япония — страна очень бюджетная. В ресторанах цены примерно такие же, как во всем мире. В супермаркетах можно купить продукты по абсолютно адекватным ценам. А стоимость самой путевки зависит от выбранного маршрута. Но, как говорят во всем известной туристической программе, выжить и насладиться отдыхом можно на любые деньги. Поэтому смело определяйте, на какую сумму вы рассчитываете, и отправляйтесь в путь. 
У европейских и японских авиаперевозчиков есть такое понятие, как премиум-эконом. Это то же самое, что и бизнес-класс у тех же «Уральских авиалиний», но существенно лучше, а стоимость намного меньше, чем стоимость бизнес-класса. Доллары лучше менять на местную валюту — йены, обменники встречаются везде — и в отелях, и в аэропорту. Причем они меняют и доллары, и евро, и любую валюту. Есть даже автоматические обменники. В этом плане японцы молодцы, облегчают жизнь туристам. Эти услуги находятся на самом высоком уровне.

Когда ехать  
Не стоит ехать в Японию на майские праздники. В конце апреля — начале мая здесь проходит «Голден-уик» — «золотая неделя», когда национальные праздники идут 6 дней подряд. В это время по всей стране выходные, поэтому местные едут путешествовать. Билеты на поезда будут раскуплены, жилье подорожает, в храмах, парках и музеях соберутся толпы. Что-то рассмотреть нормально вряд ли получится.
Лето тоже не самый лучший сезон для поездки. В июне идут дожди, а потом до сентября наступает тропическая жара. Лучше ехать в мае сразу после «золотой недели»: в этот период сокращается внутренний туризм, потому что все возвращаются на работу. Туристов меньше, цены везде ниже. Если хотите посмотреть на цветущую сакуру, планируйте поездку на конец марта — начало апреля, но учтите, что в это время в стране тоже туристический ажиотаж. 

Текст поверх фото:  Михаил Шакирьянов, собственник компании «ПРАВОЗАЩИТНИК»

ТАКОЕ СЕБЕ ПУТЕШЕСТВИЕ 20.02.2020 ТАКОЕ СЕБЕ ПУТЕШЕСТВИЕ

Тип шаблона:  3
Автор текста:  Вадим Шихов
Автор фото:  Архив героев
Текст 1:  _
Текст 2:  _
Текст поверх фото:  Истории людей, для которых слово «заграница» — это не только отдых, выключенный телефон и безупречный загар

My doctor 19.02.2020 My doctor

Тип шаблона:  3
Автор текста:  Екатерина Погодаева, Ольга Дубровина
Автор фото:  Антон Семечкин
Текст 1:  12
Текст 2:  12
Текст поверх фото:  Лучшие стоматологи Екатеринбурга о том, как правильно выбрать врача, своих принципах работы и планах на будущее.

Любовь к себе 17.02.2020 Любовь к себе

Тип шаблона:  1
Автор текста:  Анастасия Худякова-Грушецкая
Автор фото:  Архив героя
Текст 1: 

Психолог Анетта Орлова рассказала «Стольнику» о феномене неуместной гуруизации, которая становится трендом современности, и поделилась историями воспитания своих детей.


Текст 2: 

Анетта, ваш опыт работы в психологии уже больше 15 лет, и вы прошли несколько стадий ее развития в нашей стране. Сейчас, по моим наблюдениям, психология переживает новый виток, и бытует мнение, что психолог нужен едва ли не каждому. Не является ли это в какой-то мере гипертрофией?

Да, тенденция такая есть, и, действительно, сейчас все больше людей обращаются за профессиональной психологической помощью. Все дело в тех изменениях, которые произошли за последние годы. С одной стороны – культ успеха, когда этот «успех» становится тотемным божеством, которому поклоняются западные цивилизации современности. С другой стороны – четвертая информационная революция, которая создала совершенно новые способы передачи информации, и теперь весь мир стал как одна «большая деревня». Любые тенденции, события, возможности и опасности распространяются со скоростью пандемии.

Просто представьте: лет 100 назад человек за всю жизнь не встречал столько новых людей, сколько мы встречаем сегодня за пару дней. В этих условиях человек нуждается в поддержке, не все справляются с этой скоростью жизни. Для человека важна определенность, а ее не так много сейчас… И как только мы начинаем серьезно думать о будущем, растет тревога. Тревога как раз и есть то напряжение, которое возникает между настоящим и нашей попыткой проконтролировать будущее, предсказать его и запрограммировать. Тревожные состояния – это болезнь нашего времени, и фундаментальная психология помогает людям с этим справляться.

Однако много стало «мутированной психологии», все дело в моде на профессию психолога, это сродни моде на стилистов, бьюти-блогеров, видеографов... Но есть серьезная разница между этими профессиями. Чтобы стать профессиональным психологом, нужно время, а сегодня хочется стать специалистом за пару месяцев, вот и получается, что психологами называют себя все, кому хочется так называться. Такие «эксперты» очень уверены в своем профессионализме – срабатывает эффект Даннинга-Крюгера. Он заключается в том, что люди, имеющие низкий уровень квалификации, делают ошибочные выводы, а свои неудачные решения считают верными. В результате у них формируются завышенные представления о себе и своих возможностях в профессии, в противовес людям, которые знают много и понимают все нюансы, – обычно у второй категории много вопросов к себе. Эффект Крюгера же позволяет первой категории людей возвышать себя как специалиста, использовать все «хайповые» инструменты продвижения, и это срабатывает... Чем больше они сами себя хвалят и верят в свою уникальность, тем большее количество людей «заражаются» этим. А дальше срабатывает «эффект мнения большинства»: чем больше восторженных комментариев под постами, тем быстрее новые пользователи присоединяются к этому же мнению. А высококвалифицированные и профессиональные специалисты кропотливо работают в своих кабинетах, но о них мало кто знает. Психолог может быть никому не известен, и при этом он будет суперпрофессионалом. Но прямая связь между популярностью, известностью и профессионализмом сегодня не прослеживается.

И все-таки психологи сейчас очень востребованы…

Да, это так. Быстрый ритм современной жизни, перегрузки, огромные потоки, нет, лавины информации, высокие требования среды, постоянная конкуренция и культ потребления рано или поздно начинают загонять любого человека в тревожное состояние. Вот только люди по-разному с этим справляются. Кто-то понимает, что надо обратиться за помощью к специалисту и лечить свою тревожность, а кто-то попадает в это колесо бесконечного саморазвития. Вообще, идею о том, что все должны быть успешными и суперлидерами, можно назвать этаким «мошенничеством 21 века». Создается потребность и потом тиражируется возможность – и вот лавина предложений по этой теме. Все больше людей, которые бесконечно учатся, но при этом полученные знания и навыки никак не используют.

Почему так происходит? Вроде бы, действительно, мысль не новая, и «картинкой в инстаграме» уже, кажется, сложно кого-то обмануть.

Практика показывает, что это по-прежнему просто сделать. Очень многие хотят легких решений, я пришла к выводу, что большинство людей просто устали от принятия решений и жаждут, чтобы это кто-то сделал за них. Такова специфика сегодняшнего дня – чем проще и легче, тем лучше. Кто-то попадает под очарование фигуры, которая все разрешает и говорит: «Делай, что хочешь, и будет тебе счастье», кто-то попадает под обещание: «Я научу тебя делать так, чтобы твои мечты стали явью». А кто этого не хочет? Отсюда и миллионные подписчики, и полные залы. Все в рамках голливудских сценариев: ни больше, ни меньше. Все, как учит великий Роберт Макки в своей книге «История на миллион».

Откуда эта примитивность? Почему мы думать-то не хотим?

Сложно ответить однозначно. Во-первых, культура сегодня не формирует вкус и мышление, а, наоборот, способствует деградации. Что мы видим по телевизору и в интернете? Упрощаются все мыслительные, интеллектуальные, эмоциональные процессы. Юмор ниже пояса собирает рейтинги. Инстаграм сам по себе тоже способствует развитию клипового мышления, везде тенденции к простым процессам – и постепенно люди к этому привыкают. И тот, кто громче кричит, что он лучший, все знает и всех научит, тот и получает признание. Люди верят и попадают под влияние, а дальше все зависит от масштаба и направленности личности. Если это человек, который несет позитив, добро, старается сделать этот мир лучше и добрее, то это просто супер, но далеко не все используют свою популярность таким образом. Самое главное, что многие реально начинают себя считать истиной в последней инстанции, практически гуру, и очень быстро теряют ощущение реальности.

А какой он – профессионал-психолог?

Профессионал, специалист – это, прежде всего, человек с высоким уровнем ответственности за то, что он делает. Психолог в первую очередь должен много и долго учиться, постоянно проходить супервизии – для того, чтобы анализировать и свою работу с клиентами, и свои чувства, которые возникают в работе. Это – гарант того, что психолог не выгорит, не станет решать свои проблемы за счет клиентов, и так далее. И самое главное, психолог ни в коем случае не должен становиться гуру. Поэтому когда я встречаю психолога, категорично уверенного, что его слова — это истина в последней инстанции, который всем заявляет: «делайте так» или «не делайте так», понимаю, что это повод задуматься. Важные характеристики психолога – тактичность, деликатность и способность сомневаться в своих мнениях, он не должен мотивироваться исключительно деньгами.

Поэтому так много агрессии вокруг? Нам повсеместно говорят про «любовь к себе» и «границы», а мы впадаем в крайности и начинаем не пускать в очереди на посадку опаздывающих на самолет и хамить обслуживающему персоналу… Но ведь это-то как раз не про любовь к себе…

Да, и такое есть. Но дело здесь не в психологах. Меняется жизнь, меняются условия среды, меняются ценности и возникает кризис. Я не про экономический кризис, а про духовный. Если сегодня культура гедонизма управляет, а стиль хвастовства признается самым модным, то и уровень эгоизма будет повышаться, зависть станет поглощать людей, а оттуда и конкуренция, и агрессия. Многие путают любовь к себе с эгоцентризмом. Хамство официанту в ресторане, попытка показать и доказать ему, мол, я выше тебя, — это точно не про любовь к себе. Это про жуткое неприятие себя, нелюбовь к людям и попытку самоутвердиться за счет другого человека. И это очень враждебно. И наоборот, душевное и духовное отношение к жизни и к людям позволяет человеку быть спокойнее и терпимее, помогать другим. Встречаться с трудностями и при этом не разрушаться.

Что же такое любовь к себе?

А любовь к себе — это в том же ресторане выбирать не самое дешевое блюдо, а то, которое тебе хочется (и оно может быть не самым дорогим, а просто любимым). Любовь к себе — это принимать себя таким, как есть, а не пытаться получить от других подтверждение своей значимости, приходя в новое место, не заглядывать в лица других людей в попытке понять: как они меня оценивают? Любовь к себе – это не стремиться быть совершенным и не требовать совершенства от своих близких. Любить себя — это дать себе право на ошибку, и вместо самобичевания дать себе самоподдержку. Любить себя — это уметь вовремя сказать твердое «Нет». Вовремя сказанное «Нет», по сути, и есть контур нашей личности, наши границы. Если мы не хотим что-то делать, то надо искать способ, чтобы этого не делать. Любить себя — это понимать, что если у тебя что-то не получается, то нужно не бояться признать это и позволить себе обратиться за помощью и при этом себя не обесценить. Любить себя — это проводить время так, как ты хочешь, а не так, как было бы эффективно или как было бы удобно другим. Любить себя – это милосердно и бережливо относиться к близким людям. Часто люди, у которых высокая враждебность к себе, страдают перфекционизмом. Они мучают и себя, и самых близких. Любить себя – это позволить себе пользоваться ресурсами, которые у тебя есть или окружают тебя. К таковым относится и время, когда человек позволяет себе проводить время так, как считает нужным. Отношения с деньгами, кстати, тоже отражают отношение человека к самому себе. Важно уметь и хотеть побаловать себя самого, купить подарок и не жалеть об этом. Любить себя – это вести здоровый образ жизни и заботиться о своем психическом состоянии. Заниматься спортом, влюбляться и любить, общаться и замечать вокруг красоту этого мира. Любить себя – это любить в себе добрую и светлую часть, позволить себе излучать свет и тепло. И любить себя – это вовсе не означает не любить других!

Давайте поговорим про материнство — все-таки будущее за нашими детьми. Понятие «мама» в последнее время сильно поменялось. Это, на ваш взгляд, правильно или нет?

Мне кажется, это хорошая тенденция, мы стали как-то полноценнее мыслить. Прежний отказ от себя ради материнства сменился здоровой тенденцией: женщины и детей хотят рожать, и при этом сохранять собственную активность.

Вы — мама двоих детей и как раз пример того, как не растворяться в них. Расскажите о ваших отношениях с детьми.

Дети говорят (цитирую): «Вы с папой у нас самые угарные» – это классно слышать от школьников. Правда, мне кажется, что я их балую чуть больше, чем надо: у меня у самой строгие родители, вероятно, поэтому меня сейчас компенсаторно уводит в другую сторону. Дети очень разные! Младшая дочка Софочка — активная и напористая, в папу, она завоеватель и не склонна к сопереживанию. Например, когда у меня заболел старший сын, а ей было три года, она подошла и сказала: «Можно мой плед у тебя забрать, потому что он может заразиться?». София очень обаятельная, занимается танцами в «Тодесе», ходит в музыкальную школу, в прошлом году пошла в первый класс — очень старается! Сын, скорее, в меня — философ, чуть-чуть ленивец. Так же, как и младшая, танцует. Интеллектуал, который на каждое слово найдет 10 пунктов, почему ты не прав, — порой даже не хочется начинать бороться. Как-то мы с ним разговаривали, и он выдал: «Мама, ты же мне сама говорила: мужчина, чьи слова надо выполнять 100%, — это сын. Вот так и выполняй. Как научила, так и мыслю». Чувствую, что, видимо, я погорячилась, когда ему это сказала... У него сейчас переходный возраст — Эдуарду 12 лет. Недавно меня вызвали в школу, говорят, что он пришел на уроки с распечатанной картинкой, на которой изображена девушка с оголенным бюстом и с автоматом. «Видите, чем ваш сын занимается? Какой ужас!» Я спрашиваю: «А почему ужас-то? Это же естественно для мальчика этого возраста». В школе на меня тогда смотрели с недоумением…

То есть, мама — подруга?

Мы дружим, это безусловно. Папа с детьми больше человек настроения: иногда может поругать за двойку, а может и нет. У меня настроение ровнее, и я понятнее: если какие-то вещи мне не нравятся, я сразу говорю об этом. Например, пришел, говорит: «Я получил двойку из-за Лени Жаркова». Вот это, на мой взгляд, неправильно. Если получил двойку, то не говори, что это из-за кого-то — прими удар на себя, ты же мужчина.

Постоянно пытаюсь научить их самих принимать решения: очень хороший кейс, когда они не хотят что-то делать, я разрешаю — не делайте. Однако подробно объясняю, что если ты принимаешь решение, то придется и взять за него ответственность. Если ты не хочешь учиться, то можешь пойти работать дворником. Сын мне как-то говорит: «Хорошо. Мне нравится – буду дворником». На следующий день мы подняли его в 4 утра, дело было зимой, и вместе с папой втроем пошли на улицу с метлами помогать нашему дворнику. Сын вышел на улицу и спрашивает: «Хорошо, это я хочу быть дворником, но вы ведь не хотите, почему тогда себя наказали?». А я отвечаю: «Так мне какая разница, когда дворником работать: сейчас или в старости? Если сын не хочет учиться». Эдуард на реальном примере увидел, что дворники встают раньше, чем школьники, и работа у них не очень. Правда, потом он так увлекся уборкой двора, что мы с папой поняли: поспать не удастся. Непонятно, кто кого воспитал.

Мы детей сильно не наказываем, слава Богу, обходится разговорами. Недавно произошел забавный случай: дочка что-то так постаралась меня вывести из себя, что у нее это получилось, я ей говорю: «Сейчас вот возьму и отшлепаю!». А она парирует (ей 7 лет): «Ты вообще-то плохо знаешь юридические законы. Детей нельзя бить, нам в школе целый урок по этому поводу провели». Я отвечаю: «Собирайся, моя красавица». — «Куда?» — «К нотариусу: я перевожу все права на школу — кормить, поить и все остальное делать будет тот товарищ, который тебе это читал. А ты как хочешь? Если ты ставишь такие условия, то у меня есть свои». Она тут же успокоилась. Посмеялись и быстро отошли от того, из-за чего был весь сыр-бор.

Есть какие-то запреты?

Запретов немного, однако они четкие и их надо соблюдать. Например, у нас дома существует правило позитивной информации. Мы стараемся говорить о хорошем, и про других людей говорить хорошее, замечать позитивные черты, хвалить. Мы стремимся не сравниваться с кем-то, стараемся научить детей тому, что у каждого человека свои сильные и слабые стороны и все имеют право быть разными. Наша речь отражает наше мышление, а семейная речь отражает семейное мышление. Мне очень хочется, чтобы семейное мышление было позитивным, я как психолог знаю, насколько это важно. Мы стараемся ограничивать общение детей с компьютером и гаджетами, не до фанатизма, но стараемся. Пока я торможу момент, когда они заведут свои профили в соцсетях: не хочется раньше времени формировать зависимость от внешней оценки, но дочь уже просто требует. Говорит: «Мне срочно нужно вести свой инстаграм! Почему ты ведешь, а мне нельзя? Если ты мне не разрешаешь заводить свой инстаграм, тогда больше меня у себя не размещай». Вот такие условия выставила… Также дети знают, что покупки, даже если на личные деньги, которые они скопили или получили в подарок, должны согласовываться. А вот поймав ребенка на лжи, мы не сильно ругаемся. Задаемся вопросом, в чем трудность, почему ребенок прибегает к такому методу? И всегда спрашиваем себя: может быть, и мы где-то соврали и научили ребенка этому? Ну и, конечно, стоит отличать от вранья детские фантазии.

Сыну — 12 лет, дочери — 7, как они между собой общаются?

Прекрасно! Мы постоянно работаем над тем, чтобы создавать у них эту любовь друг к другу — стараемся их не сравнивать, стремимся создавать общие активности, рассказываем о ценности братско-сестринских отношений. Стычки все равно регулярно случаются, например, на днях слышу жуткий крик дочери, прибегаю. Они с сыном ругаются. Эдуард залез без спроса к ней в пенал и взял оттуда ручку. Она не на шутку разозлилась, стали разбираться: так у нее в пенале собраны все ручки, на всякий случай. Вот он и повадился у нее их «стрелять». У нее же все по порядку должно быть, а Эдуард – парень творческий. Он то учебник забудет дома, то пенал... Да и ручки все были мои, которые она как раз из моего письменного стола собрала. Об этом она забыла, а когда я напомнила, она гордо одну ручку отдала Эдику.


Текст поверх фото:  20 февраля можно будет лично пообщаться с Анеттой Орловой – она приедет в Екатеринбург с тренингом по семейной мифологии

Love story 14.02.2020 Love story

Тип шаблона:  3
Автор текста:  Екатерина Погодаева, Анастасия Худякова
Автор фото:  Даша Майер, Дарья Джалелова
Текст 1:  _
Текст 2:  _
Текст поверх фото:  В самый романтический праздник «Стольник» рассказывает искренние истории любви. Стоит прочитать, чтобы еще раз увериться: она, любовь, существует, а чудеса случаются. И все это – на наших глазах.

Как отрезал 13.02.2020 Как отрезал

Тип шаблона:  1
Автор текста:  Екатерина Погодаева
Автор фото:  Антон Дубицкий
Текст 1:  28 февраля в «Доме печати» выступит Митя Фомин. Накануне приезда в Екатеринбург артист рассказал «Стольнику», какую роль в его жизни играет спорт и как он относится к современной медицине.
Текст 2:  Поддержание физической формы для публичного человека —это желание оставаться популярным, обсуждаемым или просто забота о здоровье? 
Я чувствую себя гораздо уверенней, если знаю, что выгляжу привлекательно или как минимум хорошо. Ведь вам самим наверняка гораздо приятней общаться с людьми аккуратными, пребывающими в хорошей физической форме, в отличном настроении, активными, позитивными? А потом, не забывайте, что артист для многих людей остается примером для подражания и даже мотиватором, поэтому, мне кажется, мы просто обязаны выглядеть хорошо и заботиться о своем здоровье.

Вы больше любите положительные или отрицательные комментарии в своих соцсетях?
Представьте, что вы заходите в метро и каждый прохожий говорит вам, какая вы дура или уродливая старуха, что у вас уши не на месте или кривой нос, или вы ничего не умеете, или никчемная мать, или жирная тварь. Вам это понравится? Наравне с положительными комментариями, подобные высказывания каждый день можно найти в любом аккаунте публичного человека. Почему-то люди считают, что имеют право так вести себя по отношению к другим. Действительно, легче всего спрятаться за невидимым экраном личного гаджета, нежели конструктивно выражать критические мысли относительно творчества или внешности любого человека. К сожалению, в большинстве случаев ими правит банальная зависть. А она, кстати, один из главных грехов.

Можете сказать, сколько времени вы ежедневно уделяете своей внешности?
Бывают дни, когда я не уделяю ни секунды, но при этом есть элементарные гигиенические ритуалы, которые необходимо выполнять всем. Вообще я не считаю этичным делиться этой частью жизни, мне кажется неуместной  тенденция к вседозволенности, псевдооткрытости и стиранию личных границ. У всех есть свои секреты, независимо от возраста и пола. Да, я использую по возможности арсенал современных косметических средств и процедур, которые в избытке представлены на рынке как для мужчин, так и для женщин, следую диетическим правилам — мне привозят на дом готовую здоровую еду от компании Growfood, и уже много лет пользуюсь услугами любимого салона «Портфолио» в своем районе. Могу сказать, что мой отец, родившийся в прошлом веке в деревне, никогда не позволял себе выходить из дома будучи небритым, ненадушенным, без шляпы и кожаного портфеля в руках. И не потому, что чересчур заботился о своей внешности, а потому, что уважал других людей. Ваш внешний вид говорит, в том числе, и о том, как вы относитесь к людям, с которыми здороваетесь. 

Как вы относитесь к спорту? Есть ли в вашей жизни регулярные тренировки и в радость ли они вам? 
К спорту я имею непосредственное отношение — в моей жизни не было периода, когда бы я не занимался спортом, от профессионального водного поло в юношестве до фитнес-тренировок с личным тренером сейчас. При этом я никогда не прекращал пробежки в парке, у меня даже есть хобби — коллекционирование беговых маршрутов в разных частях мира во время гастролей или путешествий. Кстати, где посоветуете бегать в Екатеринбурге? И еще важное объявление: мне нужен личный тренер на время пребывания в городе 28 февраля. Перед своим концертом в «Доме печати» с удовольствием приму советы уральского мастера. Еще я обожаю все, что связано с водой. 

Какие формы тела вы считаете привлекательными — и у мужчин, и у женщин? Считаете ли свою внешность идеальной?
Я считаю привлекательными те формы, которые даны человеку природой. А именно — красивое тело без лишних килограммов, готовое к постоянной физической активности. Лично я всегда буду придерживаться этих стандартов. Несмотря на дикую популярность такого явления, как бодипозитив, показателей, данных природой, никто не отменял. Я не говорю сейчас о сложных физических и психических заболеваниях, побочными эффектами которых становятся изменения объемов тела. Но если человек здоров, я приемлю исключительно его природную форму. Все остальное приравниваю к лени. Над своей фигурой я работаю последние несколько лет, при этом все еще далек от идеала.

Часто ли вы делаете селфи? 
Да, и в этом я ничем не отличаюсь от остальных людей, у которых есть смартфон с фронтальной камерой. Кстати, жду всех жителей Екатеринбурга на своем концерте в «Доме печати» 28 февраля и обещаю сделать совместное массовое селфи.

У вас есть медицинское образование. Как вы считаете, может ли человек сам понять, что с его здоровьем что-то не так, даже если нет видимых причин для этого?
Конечно, в первую очередь. Если у вас появились жалобы на собственное здоровье, это повод пойти к врачу. К сожалению, такие вещи, как онкология, например, очень долго не дают о себе знать, но даже в этом случае можно заметить симптомы, которые проявляют себя опосредованно: раздражение кожи, боль, расстройство, беспокойство. Не надо предпринимать ничего выдающегося для того, чтобы просто записаться к врачу и сказать: «Здравствуйте, меня беспокоит то-то». И плюс я, как человек с медицинским образованием, все-таки придерживаюсь мнения, что болезни лучше предупреждать, чем побеждать. Не позволяйте себе лишнего, откажитесь от вредных привычек, а если сорвались, наверстайте правильными и регулярно старайтесь проходить чек-ап.

Какими тремя словами вы бы описали современную медицину?
Действенная. Мгновенная. Обнадеживающая.

В одном из интернет-порталов ходила информация, что вы редко пользуетесь жалюзи и не скрываете свое место жительства. Говорит ли это о некоем эксгибиционизме? 
Не знаю, откуда такая информация. В моей московской квартире есть жалюзи, и я ими пользуюсь. Единственное, я не закрываю жалюзи на окне в ванной комнате, но она расположена на такой высоте, что в нее физически невозможно ниоткуда заглянуть, просто недоступна для человеческого взора. Да, я не скрываю район своего места жительства, но и не афиширую его специально. А потом, мне кажется, сейчас любого человека можно найти через интернет или по геолокациям в социальных сетях. Скорее, это говорит о тенденции, что люди стали ближе, стали больше общаться и дистанции между ними сократились. Практически к любому можно «постучаться», у всех есть социальные сети, и все спокойно говорят о том, где они живут, с кем, что делают и как, а некоторые даже нарочито выставляют это напоказ. Что касается меня, о каких-то своих домашних привычках и приоритетах я никогда не кричал и не планирую этого делать. А то, что у меня много раскрытых окон в квартире, в доме и в личной жизни, — это факт.  Я редко опускаю забрало.

Как бы вы сегодня описали свой образ жизни?
За редким исключением — «не отходя от станка». А хотелось бы — «не отходя от кассы». 

Текст поверх фото:  Мой отец, родившийся в прошлом веке в деревне, никогда не позволял себе выходить из дома небритым, ненадушенным, без шляпы и кожаного портфеля в руках

Заряжены 07.02.2020 Заряжены

Тип шаблона:  1
Автор текста:  Анастасия Худякова
Автор фото:  Антон Семечкин
Текст 1:  Став в свое время терапией для своей создательницы, украшения NIN•S теперь помогают другим девушкам ощутить женскую силу.

Текст 2:  Начав чуть больше трех лет назад заниматься изготовлением украшений, основатель бренда NIN•S Нина Сахнова сделала ставку на стилистику glam rock – кресты, бычьи головы, черный цвет и прочая изначально брутальная атрибутика, дополненные натуральными минералами, в ее прочтении обретали контрастную женственность – к этому сочетанию создательница пришла интуитивно. Правда, на этом эксперименты не закончились, и сегодня в NIN•S можно найти не менее эффектные коллекции – как, например, в винтажной стилистике или нежной и женственной. Неизменными остаются узнаваемый стиль и творческий почерк автора. Кроме того, во всех изделиях используются только гиппоаллергенная сталь и премиальная фурнитура. Особенность подхода Нины – в нежелании подходить под стандарты и шаблоны. «Мои аксессуары – это мое видение мира, это тоже я. – признается Нина, – Это всегда контраст, это всегда взрыв эмоций, не люблю скучное!». Отсюда любовь к асимметрии (например, одна серьга – активная, вторая маленькая), которая, тем не менее, рождает целостный образ, неизменно привлекающий внимание к обладательнице такой пары. «Моя подруга шутила, что мои украшения – заговоренные, – смеется дизайнер, – девчонки, стоило им надеть что-то от NIN•S на вечеринку, обязательно там знакомились с молодым человеком. На самом деле, никакой магии – украшения броские и яркие, они действительно привлекают внимание. Хотя, может, и правда есть в них что-то волшебное!». 

Может быть, все дело в подходе: создание украшений для Нины – не конвейер, а творчество в чистом виде, а в какой-то мере даже терапия. «Когда мне плохо, я закрываюсь в студии и творю, когда мне хорошо, я спешу выплеснуть эмоции – опять же в творчестве», – признается она. Отсюда и многообразие коллекций.


Текст поверх фото:  @nin_nin_s

О чем говорит бизнес. Максим Луговцов 07.02.2020 О чем говорит бизнес. Максим Луговцов

Тип шаблона:  1
Автор текста:  Вадим Шихов
Автор фото:  Дарья Соснина
Текст 1:  С чего начинался их путь к успеху, что происходит у них сейчас и в чём их преимущества - Максим Луговцов о "Лесных традициях"
Текст 2:  Вы с детства мечтали строить дома?
Вообще, по образованию я инженер-физик. Но заканчивал учебу в 91-ом, когда государственная система рухнула, и трудовые распределения закончились. Нам просто сказали: «Ребята, дальше сами». Тогда мне с моими партнерами пришлось заняться бизнесом по типу «купи-продай». 

Как вы пришли к строительному бизнесу? 
В двухтысячном году поступило предложение заняться лесопереработкой на базовом уровне – привезли, распилили, продали. Но уже спустя год стало ясно, что необходима более глубокая переработка, иначе о прибыли можно было просто забыть. Так совпало, что у одного обанкротившегося оборонного предприятия нам удалось выкупить оборудование для производства клееного бруса. Тогда информация об этой технологии была на нуле, поэтому обучение проходило методом проб и ошибок, не было даже программ, на которых сейчас работают конструкторы. И все деньги, которые мы зарабатывали, вкладывали сразу в производство: поэтому постепенно стали возникать заводы с разными технологиями, но все вокруг деревянного домостроения. Сегодня мы говорим, что строим из того, что производим сами, – и это чистая правда!

Но прошло 18 лет, и за плечами вашей компании более тысячи построенных домов. Что можете сказать об этой технологии сейчас?
Что по сей день клееный брус остается лучшим материалом для деревянного домостроения. Сочетая в себе качество, долговечность, красоту и минимальную усадку, он позволяет выполнить практически любую архитектурную задачу. Заказчик получает быстровозводимый дом со всеми достоинствами древесины: сохранение тепла, прочность, эстетичность и экологичность.

Кстати, об экологичности. Как это сочетается с вырубкой леса? 
Во-первых, любой лес нужно рубить. Если этого не делать, то он загниет и превратится в бурелом. Важно, чтобы процесс вырубки был упорядоченным: лесничество устанавливает кварталы, где рубка необходима (с учетом того, чтобы семенные деревья оставались), а где можно рубить, например, только через 10 лет. Сегодня в этой сфере очень жесткий контроль, и попробуй срубить хотя бы одно дерево без разрешения – получишь такой штраф, что будешь до конца жизни платить. Во-вторых, когда строится, например, каменный дом, то на десять метров в каждую сторону всё вырубается подчистую, чтобы грузоподъемная техника могла подъехать. А по нашей технологии мы не раз строили прямо в лесу и сохраняли деревья вокруг дома. 

Интересно, как сегодня выстраивается работа с заказчиками. Бывает так, что люди приходят только с фотографией, взятой из Инстаграма?
Такое часто бывает, и в лучшем случае – с несколькими фотографиями. У нас ведь нет типовых проектов: каждый построенный нами дом уникален, иногда он выстраивается вокруг совершенно удивительных предметов. Например, однажды жена нашего заказчика захотела, чтобы гостиная будущего дома обязательно по стилистике сочеталась с ее старинным итальянским комодом ручной работы. Это, конечно, нечастый случай, но он показывает, какой глубины может достигать индивидуальный подход, сторонниками которого мы являемся. Я всегда говорю: «Мы можем построить все, кроме круглых стен».

То есть, вы сочетаете индивидуальный подход и качество продукта. А что с ценами?
Мы не стремимся предлагать низкие цены, это, в первую очередь, удешевление комплектации дома в ущерб качеству и долговечности. Да, бывает такое, что люди сравнивают наше предложение с другими компаниями и выбирают их. Но проходит несколько лет, обнаруживаются дефекты, а от горе-строителей и след простыл. Мы же с 2001 года строим деревянные дома так, как надо это делать.

Текст поверх фото:  Максим Луговцов, генеральный директор "Лесных традиций"


Новости 161 - 180 из 269
Начало | Пред. | 7 8 9 10 11 | След. | Конец