Lifestyle Мода Колумнисты Интервью Beauty Ресторация Пространство Съёмки Видео

КАСАЕТСЯ НАС 11.12.2019 КАСАЕТСЯ НАС

Тип шаблона:  1
Автор текста:  Вадим Шихов
Автор фото:  Дарья Соснина
Текст 1:  Линда Уитни, американская художница, работающая в редкой технике меццо-тинто, рассказала о проблеме, одновременно далекой и близкой российскому читателю.
Текст 2:  Пока политическая элита наших стран не может найти общий язык, мы имеем возможность поговорить друг с другом. Это замечательно.
Мы – люди. А политики с какой планеты, мне неизвестно (смеется). Сегодня я прочитала новость о том, что Трамп хочет купить Гренландию, и мне стало так стыдно… Я стараюсь держаться подальше от этой темы, несмотря на то, что мой отец был политиком. 

Вы долгое время преподавали в университете, но приняли решение уволиться и стать художницей. Разочаровались в профессии или осознали, что теперь должны идти по другому пути? 
Преподавание стало больше походить на постоянную заботу о маленьких детях – эта проблема сегодня прослеживается во многих высших учебных заведениях США. Если у студента что-то не получалось, он считал, что это моя ошибка, но никак не его. Знаете, у меня училось много ребят из других стран, и они относились к занятиям намного серьезнее, чем американцы. Меня много раз уговаривали поставить хорошую оценку, а я всегда твердила: «Это то, что вы заслужили». Но многих это не останавливало, и, бывало, такие ученики вламывались ко мне домой! Но это тоже не срабатывало, ведь у меня есть собака (смеется). Я проработала до 67 лет и поняла, что с меня хватит. А с меццо-тинто я была знакома давно, потому что мой принцип преподавания был таким: полностью изучи технику сам и только потом рассказывай о ней другим. 

Сегодня в своих гравюрах вы касаетесь проблемы истребления коренных народов США. Я убежден, она не так уж далека для россиян, как может показаться на первый взгляд. Расскажите для начала, почему эта тема заинтересовала вас? 
Моя прабабушка принадлежала к племени индейцев, и ее трое детей были проданы белым людям, из-за чего часть семьи была полностью потеряна. Я узнала эту историю от бабушки, только когда она уже умирала. Раньше она не могла рассказать мне и моей сестре, поскольку жила в США нелегально и всю жизнь имела проблемы из-за своего происхождения. С тех пор мы с сестрой всерьез заинтересовались нашими корнями, культурой индейцев. К сожалению, в современной Северной Америке все еще много расизма в отношении к коренным народам – меня это очень злит. Вы представляете, если ты сегодня родился индейцем в США, то у тебя должен быть специальный сертификат? 

Не могу поверить, что это происходит в XXI веке. А правда, что в США многие индейцы все еще живут в резервациях? 
И это лишь малая часть. Сначала правительство забрало детей у нас, у целой нации. Их отправили учиться в специальные школы, подальше от семьи, чтобы выбить из них «индейское». Во многих таких учебных заведениях предпочитали просто истреблять детей-индейцев. Кто-то умер от голода, кто-то – из-за того, что пытался сбежать домой к семье, потому что для индейца его родные – это самое главное в жизни. Затем белые люди запретили индейцам вероисповедоваться так, как они хотели и чувствовали, носить национальную одежду и охотиться. Их заставили быть обычными фермерами, которыми они никогда не являлись. Еще им дали алкоголь, и многие люди быстро стали зависимы от выпивки. Когда в США начали разрабатывать прививку от ветрянки, индейцев не включили в эти исследования, поэтому полученные лекарства просто не помогали им вылечиться. Из-за всего этого популяция коренных народов сильно сократилась. И многие стали ненавидеть индейцев: живут в резервациях, грязные, бедные и всегда пьют. 

Страшно, когда руководство страны не может отрефлексировать ошибки, которые совершили их предшественники. Как сегодня ведется полемика об истреблении индейцев в США? 
Даже если и находятся политики, которые пытаются разобраться в этой теме, рассказать о проблемах, признать ошибки, то администрация Трампа просто затыкает их. До сих пор в Америке очень большой процент жителей, не принимающих коренные народы. Есть лишь несколько мест, где положительно относятся к индейцам, – например, Сент-Луис.

Я знаю, что в Чикаго есть хоккейная команда, у которой на логотипе изображен индеец. 
Да, и коренные жители ненавидят это. Они злятся, что их ассоциируют с человеком на хоккейной форме. Вообще представители коренных народов сегодня резко выступают против использования их имен и символики в спорте. Ведь в любой игре есть свой и чужой, друг и враг. И болельщики одной команды могут спокойно крикнуть фанатам «Чикаго Блэкхокс» (хоккейный клуб из Чикаго, штат Иллинойс, выступающий в высшей лиге, NHL. – Ред.) что-то вроде «грязные индейцы!», даже не задумываясь, что за этим стоит.

Вы верите, что в будущем расизм исчезнет с лица Земли? 
Да, я верю, что настанет прекрасный день, когда его не станет. Но пока я все еще сталкиваюсь со страшными фактами. Например, когда занималась исследованием буллинга индейских детей в Пайн-Ридж (индейская резервация, юго-западная часть штата Южная Дакота. – Ред.), наткнулась на одну историю. В маленькую деревню пришла армия белых людей и убила всех индейцев, кроме одного ребенка. Один мужчина сказал другому: «Смотри, я пристрелю его», – и выстрелил, но не попал. Второй мужчина выстрелил, но тоже промахнулся. Тогда подошел третий, выстрелил и закричал: «Посмотрите, я убил этого ублюдка!» На этом месте позже поставили памятник трем солдатам, без единого упоминания об индейцах, лишь со словами благодарности за то, что армия пришла и очистила это место от врагов (речь идет о резне между индейцами и армией США, произошедшей 29 декабря 1890 года, когда приблизительно 300 мужчин, женщин и детей племени Лакота были убиты военными. В 1990 году Конгресс США принял резолюцию, в которой выразил глубокое сожаление по поводу случившегося. – Ред.). 

Говоря о том, что тема вашего творчества близка российскому читателю, я имел в виду, что подобные факты неприязни встречаются и в нашей истории, и об этом нужно не бояться говорить. 
Когда я изучала историю России, в частности, проявления большевизма, мне неизбежно приходило в голову: «Похоже, такое было везде». Люди у власти всегда боятся других культур – человек вообще опасается того, чего не знает. В университете я старалась научить студентов воспринимать разнообразие мира через искусство. Я никогда не считала, что американские художники, например, лучше, чем российские. Моя дочь, которая, кстати, даже больше индианка, чем я, на одной вечеринке услышала, как один парень сказал: «Ох уж эта учительница-индианка – навязывает нам свое отношение к художникам!» 

Насколько эта проблема актуальна сегодня? 
В Конгрессе США есть несколько женщин, которые не были рождены в нашей стране, и Трамп уже задумывается о том, чтобы отправить их обратно на родину. Американцы очень опасаются других. Хотя, конечно, есть люди, которые много путешествуют, любят погружаться в разные культуры. У меня были студенты с Ближнего Востока, я знаю потрясающих программистов-пакистанцев, живущих в Америке, отличных учеников из Индии, Монголии и т.д.

Линда, предлагаю закончить наш разговор в привычной для вас роли. Представьте, что вы все еще преподаватель, а наши читатели будут вашими учениками. Что бы вы им сказали?
Я бы сказала: ваша работа – спасти мир.


Текст поверх фото:  Когда Соединенные Штаты разрабатывали вакцину против ветряной оспы, индейцы не были включены в эти исследования

Большая ли разница? 11.12.2019 Большая ли разница?

Тип шаблона:  1
Автор текста:  Анастасия Худякова, Вадим Шихов
Автор фото:  Фотобанк
Текст 1:  Четыре героя разных поколений о мужских принципах поведения, феминизме, ЛГБТ и харрасменте.
Текст 2:  Алексей Шахов, экскурсовод, шеф-редактор «The Village Екатеринбург», 25 лет
По натуре я ультранонконформист. Считаю, что поступать можно как угодно – хоть мужчине, хоть женщине. Главное в жизни – это кайфовать, потому что, если ты этого не сделаешь, то просто умрешь с мыслью о том, что ты этого не сделал…Именно поэтому к любым социальным проявлениям я отношусь лояльно, если дело не доходит до радикализации и фанатизма. Взять феминизм: равноправие – это прекрасно! Но именно равноправие, а не перекосы в ту или иную сторону. Так и в семье – роли должны распределяться независимо от гендерного, расового или какого-то другого признака: каждому по потребностям и по желаниям. 

Я лояльно отношусь и к представителям ЛГБТ-сообщества. Мне кажется абсурдным запрет на пропаганду ЛГБТ, это абсолютный бред. Это то же самое, как запретить чудо-йогурт из-за пропаганды йогуртовых культур! Гей-сообщество в последнее время все чаще появляется в повестке, в правовом поле благодаря деятельности ресурсного центра ЛГБТ. О них говорят, рассказывают об их деятельности, и это прекрасно, потому что есть люди, которые признают свободу чужого выбора, а есть те, кто постоянно учат других жить. И чем чаще мы рассказываем о ЛГБТ в медиа, тем больше людей, понимающих, что это нормальное явление, и тема этого противостояния исчезнет сама собой, как только исчезнет стигматизация этого сообщества в нашей стране. 

Ринат Низамов, директор сети городских порталов Hearst Shkulev Digital (более 40 сайтов, в том числе E1.ru) 31 год
С феминизмом в своей жизни я сталкиваюсь разве что в ленте своего «Фейсбука», в перепостах новостей об акциях столичных феминисток. Возможно, Екатеринбург еще не настолько «столичный» город, поэтому не богат на такие новости, или же наши прекрасные дамы не сталкиваются с проблемами, с которыми борются феминистки Москвы и Питера. Хотя и не имею ничего против такого движения. Как можно быть против защиты чьих-то прав и свобод?! В моей семье у женщины (жены) нет повода жаловаться на ущемление своих прав. Я очень надеюсь на это. 

Есть и другая сторона – харрасмент. В мировой повестке, по моим ощущениям, он стал инфоповодом относительно недавно. Но, думаю, будут говорить еще долго, и, скорее всего, поводов для таких разговоров будет все больше. Что касается еще одной обсуждаемой темы – ЛГБТ-сообщества, – то к нему я максимально либерален. И при этом с сожалением наблюдаю, как наша страна откатывается назад, активно борясь с геями и гей-пропагандой. Молодежь должна расти и развиваться в условиях свободы. Сама выбирать, в какой цвет красить волосы, куда ездить путешествовать, какие книги читать, какую музыку слушать и кого любить, в конце концов. Если государство или общество берет на себя право лишать людей какой-то из свобод, то молодежь будет уезжать из страны туда, где эти свободы есть, где ей не тесно. А вместе с этой молодежью «утекают» умные головы – думающие, мыслящие люди. Что мы сейчас и наблюдаем. Для страны это катастрофа. 

Что же до моих принципов, то я никогда как-то специально не задумывался о них. Действовал по велению души, как воспитали меня родители. Стараюсь жить по совести. Не бояться ошибаться и просить прощения за ошибки. В работе браться за масштабное, держаться за команду. Беречь родителей, любимую, радоваться за друзей и беречь их тоже. Улыбаться, даже если на душе хреново. Верить в лучшее.

сТАНИСЛАВ СЛОВИКОВСКИЙ, арт-директор клуба «Ц», 42 года
Повестка дня всегда формируется мировыми СМИ, и большинство людей потребляют сильно отфильтрованный концентрат. Поэтому кажется, что на такие темы, как «сексуальные домогательства» и «борьба против Харви Вайнштейна», говорят все. Но это иллюзия, сегодня в мире происходит множество других глобальных процессов, которые просто не так активно освещаются, поэтому мало кто о них слышал. Меняется ли сегодня роль женщины, например, в Японии или Китае? Увы, нет. Что касается разделения ролей на «мужские» и «женские», я категорически против этого. Лучше, чтобы института запретов вообще не было. Тогда, конечно, 70% людей просто останутся без работы, ведь все, на что они способны, – создавать рамки. Люди могут построить семью так, как они хотят, без общепринятых правил и норм. Главное – чтобы были счастливы оба. Как ни крути, понятие «сила» больше относится к мужчинам – так уж сложилось в результате эволюции. Никто не мешает женщинам держать топор, но пока лучше получается у мужчин. Я и парней-то не хотел бы видеть в танках, а женщин – тем более. Когда я смотрю на девушку в полицейской форме, испытываю странные чувства. Любой вид насилия для меня неприемлем. Считаю, что каждого человека можно «переформатировать» лояльными способами. Проблема в том, что нормальный человек – это агрессивный, злой персонаж, способный спасти себя от любой опасности. Социализация же ломает эволюционную привычку, а это достаточно болезненный процесс. Но можно ведь найти более современные способы, чем насилие. Просто кто-то хочет, чтобы пока было так. За XXI век жизни в нашей Эре мужчин «кодекс братана» не сильно изменился. Таких, кто его выдерживает до последнего, обычно немного: у меня наберется максимум человек пять.

Александр Сивков, двукратный чемпион мира по хоккею с мячом, заслуженный мастер спорта России, победитель  трёх международных турниров по хоккею с шайбой среди ветеранов, в составе команды «Челябинский трактор»,67 лет
Все мы от рожденья имеем определенный пол, который обязывает нас поступать и выглядеть соответствующим образом, так решила сама природа. Каждый должен заниматься своим делом. Если кому-то нравится исполнять не свои роли, пусть исполняют. Вот хоккей – мужской вид спорта, а тут, значит, недавно появились какие-то женщины-хоккеистки, с некоторыми мне даже довелось этим летом пообщаться. Постараюсь больше с ними не сталкиваться. Я знаю, что, когда живу со своей командой (на тех же сборах, допустим), могу спокойно ходить хоть без трусов и не стесняться – вокруг ведь такие же мужики, а эти хоккеистки могут так спокойно и при мужчинах расхаживать. И у них нет ничего похожего на стеснение. Сразу и не поймешь, хоккеистка это или хоккеист. В разговоре они могут послать в первую же секунду, и, если бы это был мужчина, я бы плюнул ему за это в лицо. Женщина создана быть женщиной – ласковой, заботливой, мягкой, с ней должно быть легко разговаривать, а если она постоянно давит, с ней становится неинтересно. Мне всегда нравились мысли о женщине: думать о ней, заботиться, помогать ей создавать уют. Она должна отвечать за твои тылы, а твоя мужская обязанность – создавать ей для этого условия. Сколько ты заработал, такую кашу она тебе и сварила. Ее должны хотеть, а если это такое «чудо», о котором со спины не поймешь – он это или она, зачем такая? Например, метательницы ядра. Вы их видели? У них огромные плечи, огромные мышцы, короткие стрижки, что там осталось от женского? Если женщина хочет заниматься спортом, пусть выбирает гимнастику, например. Женщина должна оставаться женщиной, мужчина – мужчиной, хозяином, владельцем. Повторюсь, так определила природа. Мне тренер всегда говорил: «Если голоса нет, ты задницей не запоешь». Если тебе дано что-то, то дано, а если нет, зачем ты пыжишься? Занимайся тем, чем можешь, не лезь на чужую территорию. Когда мужчина начинает заниматься женскими делами, видимо, в нем мужского мало осталось. Это выбор каждого, но лично меня такие люди пусть не касаются. 

Меняется ли мнение с возрастом? Нет. Я всегда так думал, вероятно, родился сразу с такими установками. Моя задача – выиграть. И я всю жизнь это делал. Для меня белое – это белое, а черное – черное. Не каждый может сказать то, что я сейчас говорю, но я могу ответить за каждое свое слово перед кем угодно. Хлеб – он и есть хлеб, хоть ты его рви, хоть режь. И все эти метания феминизма и прочих небезызвестных направлений – наносное. Природную суть менять нельзя!


Текст поверх фото: 

время вэн 11.12.2019 время вэн

Тип шаблона:  1
Автор текста:  Вадим Шихов
Автор фото:  Фотобанк
Текст 1:  Мы – это то, как организовано наше время. Шаоюй Вэн, куратор основного проекта 5-й Уральской индустриальной биеннале, рассказала, как проходит ее обычный день.
Текст 2:   В НАЧАЛЕ ДНЯ
С утра я повторяю свой маленький ритуал: завариваю кофе, включаю радио, иду в душ. Люблю, чтобы музыка звучала фоном, поэтому иногда беру с собой ванную беспроводную колонку. Могу потанцевать или даже попеть, пока моюсь. У меня нет фиксированного графика, поэтому я не просыпаюсь в одно и то же время. И, если честно, в последние несколько лет у меня проблемы со сном. То, во сколько проснулась и насколько выспалась, зависит от времени засыпания.   
Завтрак – важный момент в течение дня. Уже долгое время я пользуюсь очень простым маминым рецептом каши: нужно просто залить заготовку горячей водой. Основа состоит из разных орехов и семян – это китайский рецепт, я специально езжу на родину за ингредиентами, либо мне их посылает мама. Но выходные – время больших бранчей, я их просто обожаю! Совсем недавно сидела и визуализировала, как приеду домой, проснусь и буду есть целых два часа, никуда не торопясь. 

ПОСЛЕ ЗАВТРАКА
Если есть возможность поработать из дома, после завтрака обычно открываю ноутбук и просматриваю почту. А когда нужно бежать в офис, собираю все необходимые вещи и спускаюсь в метро. Мне важно быть в курсе последних новостей, и, поскольку я живу в Нью-Йорке, слушаю NPR (национальное общественное радио США. – Ред.). Я не гражданка Америки, то есть не могу голосовать, но все равно погружаюсь в политическую повестку. Я не читаю новостную ленту в социальных сетях, не смотрю телевизор, очень редко просматриваю газеты. Стараюсь быть информированной, но не погружаюсь в пучину новостей с головой – у нас очень распространен феномен «fake news». 

В БЕШЕНОМ РИТМЕ 
В Нью-Йорке каждая секунда на счету. Жизнь очень хаотична, и абсолютное большинство людей живет по агрессивному капиталистическому принципу «время – деньги». Современные гаджеты, казалось бы, должны упрощать нашу жизнь и дарить нам больше свободных минут, но на деле способствуют появлению психических и физиологических сложностей. Например, у меня проблемы с шеей, которые усугубляются из-за постоянного использования компьютера и смартфона. Я даже вынуждена носить специальную фиксирующую повязку.

ВЫДЫХАЮ
Мой кураторский график сильно зависит от выставок. Это определенно не типичный режим с 09:00 до 17:00. Работать в мире искусства, имея возможность вырваться из системы, – настоящая радость и привилегия. Таков мой своеобразный протест против инфраструктуры, насаждаемой капиталистическим обществом. Люди должны научиться выдыхать и задавать вопросы контролирующей их системе. Тогда в процессе самообразования может возникнуть новое понимание устройства общества.
Когда чувствую, что пора сделать паузу, я медитирую. Стараюсь повторять эту практику как можно чаще, поскольку убеждена, что медитация делает людей лучше – и физически, и ментально. Еще полностью «перезагружаюсь», когда готовлю. Особенно люблю это делать для своих друзей. Что касается диет, то они скорее формируют мифологию. Какие-то вещи резко становятся вредными, потом снова полезными – во всем этом сложно разобраться. И ведь очевидно, что один и тот же продукт может по-разному подходить или не подходить разным людям. Поэтому я верю лишь наполовину современным трендам в питании. Мне ближе китайские традиции, которые выдержали долгое испытание временем.

ПОСЛЕ РАБОТЫ
В прошлом десятилетии мне было трудно сказать себе «стоп» – я работала буквально до полусмерти. Сегодня же стараюсь стать лучше и, если нет «горящих» дедлайнов, заканчиваю работу в 18:00. Потом обычно встречаюсь с друзьями, и мы идем в бар, чтобы выпить пару коктейлей.  Мое любимое место в Нью-Йорке – Laika. Этот бар находится в Бруклине, рядом с моим домом. Туда я стараюсь забегать несколько раз в неделю. В настоящий момент это единственный арт-бар в городе с простой едой и потрясающими коктейлями. Там часто проходят показы короткометражных фильмов. Мой любимый коктейль? Все, что содержит бурбон. 

В КОНЦЕ ДНЯ
Моя бессонница вызвана чрезмерной активностью мозга. Когда я закрываю глаза, передо мной проигрываются целые фильмы, состоящие из проекций на завтрашний день и различных впечатлений прошедшего дня. Уснуть мне помогают две вещи. Во-первых, я убираю как можно дальше свой телефон, чтобы не отвлекаться на него перед сном и с утра. Во-вторых, я использую специальную технику медитативного дыхания. Суть в том, чтобы считать до десяти и одновременно с этим делать вдохи и выдохи. Когда доходите до последней цифры, счет не продолжаете, а повторяете сначала.


Текст поверх фото:  гаджеты на деле способствуют появлению психических и физиологических сложностей

две стороны  одной биеннале 11.12.2019 две стороны одной биеннале

Тип шаблона:  1
Автор текста:  Ольга Шутова
Автор фото:  Александр Яньтюшев
Текст 1:  С уральскими self-made women Мария Давыдова поговорила в контексте 5-й индустриальной биеннале. Алиса Прудникова и Евгения Ильина – об «инстаграмности» искусства, арт-коллаборациях и гранях публичности.
Текст 2: 

01

Алиса Прудникова, комиссар и художественный руководитель 5-й уральской индустриальной биеннале современного искусства

Современная мода все чаще несет определенный социальный месседж. У Dior особо запомнились футболки с призывами к феминизму, Prada активно сотрудничает с миром искусства. Что для тебя выбранная одежда – удобная униформа или сообщение?
Ну, поскольку я последнее время ношу вещи с символикой биеннале, конечно, для меня одежда – это месседж. И поскольку мы, с одной стороны, взялись за глубокую тему бессмертия, с другой – дополнили ее историей мощного уральского патриотизма, мне было важно все эти смыслы и образы собрать воедино. Я очень горжусь фирменным стилем мероприятия: по-моему, он получился потрясающе тонкий и концептуальный. 

Расскажи чуть подробней о визуальной концепции биеннале.
Главная наша визуальная идея, отражающая тему бессмертия, – это точка, из которой вырастает все остальное. Мы также использовали различные оттенки зеленого, поскольку он, кроме прямых ассоциаций с жизнью, весной и молодостью, имеет более серьезные смыслы, связанные с вечностью, целеустремленностью. 

Вернемся от бессмертного к земному. В повседневной жизни по какому принципу составляешь свой гардероб?
К этому вопросу я отношусь, наверно, менее ответственно. У меня есть представление о форматах, в которых мне приходится существовать: во-первых, официальном и институциональном, а во-вторых, художественно-творческом. Поэтому я всегда чувствую определенную свободу и получаю удовольствие от такого модного хулиганства. Мне нравится возможность быть неформальной в суперформальных обстоятельствах.

Работа с Женей Ильиной – это первый твой опыт обращения к стилисту?
Нет, но конкретно в рамках биеннале – да, я впервые доверилась профессиональным рукам, чтобы представить свое существование на мероприятии утренними и вечерними выходами.

Ты веришь, что человек со стороны может лучше подобрать образ?
Возможно. Просто в какой-то момент мне стало хотеться этого взгляда со стороны: чтобы со мной поработали. Так приятно отдаться в качестве материала, чтобы тебя немного «полепили».

Как ты совершаешь покупки – импульсивно или рационально?
Мои покупки скорее спонтанные. И все они обусловлены образом жизни – в самолетах, в разных городах. Гардероб я стараюсь собирать патриотично  - мне очень нравятся дизайнеры уральские, петербургские, дальневосточные. Я искренне люблю и 12storeez, и Ushatava. А благодаря Жене Ильиной у меня появилось несколько новых открытий: Pattern, Itiz, Jewelry by Jewlia, и я очень довольна!

Перейдем от моды к современному искусству: какая арт-работа впервые поразила тебя?
Моя первая встреча с современным искусством произошла в 2001 году, когда в Музей изобразительных искусств привезли проект «Безумный двойник», который курировали Николя Буррио и Андрей Ерофеев. Тогда я была студенткой факультета искусствоведения и хорошо помню, какие дебаты по поводу этой экспозиции были у нас на факультете. Наши профессора твердили: «Дети, не верьте тому, что это искусство! Это оскорбляет вкус!» и т.д. Именно тогда у меня возникла внутренняя необходимость – разобраться, что же в этой истории такого «ужасного». Одна из работ группы «Фенсо» произвела на меня особое впечатление: изображения лиц, где ты видишь только глаза, а все остальное полностью закрыто салатами  (винегретом, оливье). Это было ужасно, отвратительно, но при этом дико красиво! И с этого физического отвращения на грани с пониманием, что здесь есть невероятная эстетика, и началась история моих отношений с современным искусством.

Сейчас тебе приходится сталкиваться с пренебрежительным отношением к современному искусству?
Я могу сказать, что за последние 18 лет Екатеринбург проделал гигантский путь в сторону современного искусства как образа жизни. И мне кажется, то, что является повседневностью для всего мира, становится повседневностью и для нас. Уже ненормально, если в городе нет музея современного искусства, если нет художников. Меня радует, что современное искусство перестало быть каким-то странным «дичком»,  с которым надо разбираться, а превратилось в лайфстайл. Ты можешь любить его, можешь – не любить, можешь ходить в музей часто, можешь – по случаю. Но современное искусство должно быть, и точка. И я дико горжусь Екатеринбургом в этом смысле!

Биеннале – коммерчески прибыльный проект?
Это абсолютно институциональный проект, и у нас нет цели получить прибыль. Он, конечно, не коммерческий. Это серьезный проект, в котором много инвестиций – и минкульта, и правительства области, города, огромного количества корпораций, фондов. Его KPI не измеряется прибылью. На таких масштабных проектах вообще невозможно зарабатывать. Да, у него есть маркетинговый бюджет - деньги, которые мы получаем с билетов. Но это планируемый бюджет, который идет на дальнейшее развитие.

На биеннале возникло ощущение, что многие локации задуманы как фотозоны. Специально?
За это спасибо нашему куратору! Но у нас не было задачи создать «инстаграмные» комнаты. Просто Шаоюй Вэн мыслит дружественно по отношению к зрителю и понимает потребности сегодняшнего дня – нам всем очень нужен инстаграм-контент. Но это не значит, что современные художники, воплощая свои идеи, держат в голове инстаграм-ленту, нет! Они просто живут «в моменте», их работы получаются визуально более привлекательными.

Как ты относишься к тому, что сегодня для многих искусство – это просто «сфоткался» и пошел? Такой сиюминутный тренд.
И слава богу, что это тренд! Пусть фотографируются. Я совсем не страшусь поверхностности, потому что очень часто у людей, которые фотографируют, это мимолетное любопытство превращается в страсть и образ жизни. У меня есть много примеров, когда люди приходили в искусство из противоположной эмоции. Прекрасный пример – я сама!

02

Евгения Ильина, продюсер

Как ты считаешь, искусство может жить только на полотнах или должно интегрироваться в нашу повседневную жизнь?
Искусство окружает нас везде – куда бы мы ни посмотрели. Хоть на небо, хоть на лужу, хоть на раковину с немытой посудой. Искусство – это умение видеть кадр и его переосмыслять.

Коллаборации искусства и моды – это просто хайп или тенденция, имеющая глубинный смысл?
Самая главная современная коллаборация – взаимодействие меня как потребителя и вещи, с которой я встречаюсь на витрине и надеваю на себя. Эта вещь всегда приобретает новое значение и смысл. И если говорить о нашей работе с Алисой Прудниковой, то Дрис Ван Нотен, чьи туфли мы выбрали, – тот дизайнер, художник, который помогает каждой женщине стать частью его творения. Ты видишь себя совершенно по-новому и, как Венера, рождаешься на его полотнах.

Алиса Прудникова – первый человек из мира искусства, с которым довелось поработать? 
Нет.  Вообще, сегодня деление на людей искусства и «обычных» – очень условно. К примеру, недавно была свадьба Ксении Собчак. Она имеет отношение к искусству? Безусловно, ведь все это торжество было чистым акционизмом, вызовом общественному мнению. И людей, которые себя так ведут, много. На мой взгляд, любая публичная персона – уже человек на грани современного искусства, потому что мы следим за его жизнью. Если говорить о Екатеринбурге, то такой человек, безусловно, Аня Решеткина, и мы вместе создали очень интересный проект «В джакузи с главредом». Или возьмем другой пример – Ольгу Бузову. Как к ней ни относись, ее точно можно назвать героиней нашего времени, феноменом, в котором интересно разобраться. И современное искусство как раз крутится вокруг таких феноменов.

Ну, сегодня благодаря соцсетям каждый может быть таким «персоналити».
Говорить могут все – главное, чтобы было, что сказать. Не в таком формате: ой, давно я не выкладывала посты, а спрошу-ка я своих подписчиков, какая у них погода. Все эти вопросы уже «работают» не ради искреннего диалога, а просто для создания контента. Но те персоны, которым реально есть, что сказать, всегда вызывают интерес.

Как ты считаешь, в связи с развитием технологий выживет ли профессия стилиста?
100 процентов! Просто она станет диджитальной. Сегодня благодаря интернету можно делать подборки, искать лучшие цены, проверять наличие твоего размера, с помощью программ составлять луки, подбирать прически, макияж. С одной стороны, профессия стилиста станет дистанционной, а с другой – она трансформируется в формат «стилист-курьер». Тот, кто привезет, договорится с магазином, и ты будешь рад за все это заплатить.

Ты сама столько лет в fashion-индустрии – не хочется махнуть рукой и податься в дауншифтеры?
Если вернуться к современному искусству, мода всегда была для меня не просто историей про вещи, а именно гранью искусства. И когда я в детстве обклеивала рекламными плакатами стены комнаты, я воспринимала их не как «одежду», а как высказывание. Строго говоря, сейчас я вообще не стилист. А наше сотрудничество с Алисой стало для меня приятным исключением. Я сейчас занимаюсь визуальными коммуникациями: как мы воспринимаем ту или иную информацию, какой контент, какие культурные и визуальные маркеры «работают» на разные целевые аудитории?

А какие маркеры вы использовали в работе с Алисой?
Мы готовили несколько луков. Первый – для пресс-конференции. Нам было важно показать, несмотря на высокий статус Алисы, демократичность ее общения со зрителем, с коллегами. Поэтому она была в свитшоте с логотипом биеннале. Но, чтобы уравновесить эту демократичность, мы надели классные серьги от Юлии Ременник, сделали макияж, прическу. И, чтобы добавить арта, надели туфли Dries Van Noten. В других луках мы шли другими путями. И конечно, нужно было продемонстрировать причастность Алисы к искусству, ее статусность и женственность.

Над чьим стилем хочется поработать?
Мне не так важны рост, фигура, возраст, статус; если с человеком интересно общаться – это моя мечта. Самый главный критерий – процессуальность нашего сотрудничества. Если нам обоим в кайф и мы полезны друг другу, то я всегда говорю «да»!

 Ставишь ли ты для себя новые задачи?
Искусство – тот контекст, в котором мне и дальше хотелось бы существовать. И я сейчас работаю над новым проектом – это поп-певица «Красна». Мы хотим существовать на грани искусства и глянца. И ориентировать наш продукт на молодых женщин, которые уже осознанно относятся к потреблению, к выбору музыки, к окружающей среде и моде.
Многие стилисты считают: если ты переоделась – 
жизнь должна измениться. И при этом они игнорируют весь 
сопутствующий контекст – образ, макияж, прическу.
Это не очень правильно, поскольку новый стиль дарит, в первую очередь, настроение. К примеру, я обычно не заморачиваюсь в рабочих процессах на собственной прическе, но перед нашим интервью Вика сделала мне укладку. Я посмотрела в зеркало и поняла, что с такой внешностью грех сидеть дома (хотя вечер я планировала провести именно так). Поменялся стиль – поменялось настроение. Но для серьезных перемен в жизни нужно полностью менять контекст, работать над деталями.

А когда ты работаешь с клиентом, прорабатываешь контекст до мелочей?
Конечно, это очень важно! Причем продумывать детали образа – нормальная практика, которая работает тысячи лет! Читая Гомера, мы видим различные драматургические подсказки. Другое дело, что мы не умеем считывать эти коды. Но в работе команды каждый отвечает за свою область. Почему сегодня немногие уделяют этому внимание? Все зависит от количества времени, которое есть у команды, и от бюджетов. В современных условиях сложно делать качественный продукт. Но именно стремление к нему, способность из ничего сделать произведение искусства – и есть признак профессионализма. 


Текст поверх фото:  Меня радует, что современное искусство перестало быть каким-то странным «дичком», с которым надо разбираться, а превратилось в лайфстайл.

ВАШЕ ОТРАЖЕНИЕ 10.12.2019 ВАШЕ ОТРАЖЕНИЕ

Тип шаблона:  1
Автор текста:  Вадим Шихов
Автор фото:  Кирилл Шлаен
Текст 1:  Ресторатор Кирилл Шлаен – о том, почему «Макдоналдс» тоже ресторан, как изменились «места силы» в Екатеринбурге и что станет с едой в будущем.
Текст 2:  Кирилл, давайте для начала определимся, что считать рестораном. «Макдоналдс», например, тоже называет себя таковым.
Да, это ресторан, который я, кстати, очень люблю. Я бы даже назвал «Макдоналдс» настоящим чудом света. У них ведь вкусно: есть кофе, прекрасная минеральная вода, апельсиновый сок – очень много такого, что, вообще-то, можно есть всем, но почему-то именно их принято считать виновными во всех грехах. А мне кажется, повинны, скорее, сами потребители, не знающие меры. Впервые я побывал в «Макдоналдсе» в Москве в 1990 году, когда он там только-только открылся. Прекрасно помню, что заказывал: двойной чизбургер и спрайт. Эта сеть – пример прекрасной организации. Только подумайте, человек, который руководит людьми, которые руководят другими людьми, открывшими ресторан, например, в Екатеринбурге, даже никогда в нем не был! Эта «машина» удивляет и восхищает, хотя лично я никогда не стал бы этим заниматься. 

Тогда лично для вас ресторан – это…
Возможность изменить пространство города, повлиять на ощущения людей и даже на время. Это некие точки фиксации потоков людей, их собственной энергии и города. Ресторан сегодня – часть жизни. К сожалению, в России пока еще не все могут позволить себе хоть какие-то рестораны, но количество тех, для кого гастрономия стала частью жизни, растет с каждым годом. У нас довольно быстро развивается вся индустрия гостеприимства, и это происходит в основном за счет молодых потребителей, социально активных людей, находящихся в постоянном поиске новых впечатлений. 

Рестораны отражают общество? 
Это, скорее, чуть улучшенное отражение – желаемое. Хорошие рестораны помогают людям испытать радость, удовольствие, получить приятные впечатления, разделить эти чувства с друзьями и близкими. Рестораны - это особая сторона жизни города, в которой реальность дополнена разрешенными удовольствиями. И там все время что-то бурлит и подкипает, чтобы порадовать вас еще больше.   

Почему в России нет взрослых официантов, старше 30 или даже 40 лет?
По той же самой причине, почему их нет в других профессиях, появившихся у нас в начале 2000-х годов. Да, в Европе вы легко попадете к официанту, которому 60, а то и 70 лет. И просто общение с такими людьми в заведении – это уже большое счастье. Ты чувствуешь дыхание эпохи, совершенно другого мира. А в России долгое время было так, что профессия официанта приравнивалась к чему-то низкому и постыдному, чуть ли не к занятию проституцией. Когда мы открывали «Троекуровъ» в 2001 году, к нам приходили девушки, скрывающие от родителей, что работают в ресторане. Но ситуация меняется, сегодня в Екатеринбурге можно встретить классных профессионалов, достаточно взрослых: они осознанно выбрали этот путь, хорошо зарабатывают, и спрос на них только растёт. Не стоит даже зацикливаться на возрасте сотрудников ресторана, важнее процент людей, выбравших для себя этот род деятельности в качестве профессии, – вот основной показатель.

Как успевать интегрировать современные тренды в проекты и не сойти с ума? И стоит ли вообще? Они ведь рождаются и умирают буквально за месяц.
Мы живем свою жизнь сегодня, и она должна быть наполнена тем, что актуально в моменте. И если сегодня, занимаясь гостеприимством, мы можем порадовать гостей ассортиментом безлактозного молока, безглютенового теста, новым поколением органических вин, крафтовым пивом – мы с удовольствием делаем это. Это ведь те новые впечатления, за которыми люди и приходят. Да, некоторые рестораторы утверждают, что гоняться за трендами не стоит, но я считаю, уже само отрицание трендов превратилось в тренд. В ресторанном бизнесе существует один важный критерий – довольный гость. На все стоит смотреть только через эту призму. 

В прошлом году многие крупные СМИ писали, что шеф-повара – новые рок-звезды, а рестораторы – их гениальные продюсеры. Сохранилась ли эта волна сегодня?
Совсем недавно в Екатеринбурге прошло награждение премией WHERETOEAT: 100 экспертов выбирали лучший ресторан и шеф-повара. И оба первых места абсолютно заслуженно заняли ресторан MOMO pan asian kitchen и их шеф-повар Роман Калинин. Это создало такую волну заинтересованности, что буквально на следующий день количество гостей у них выросло в несколько раз. Они и так пустыми не стояли, но все равно ощутили разницу. Эта премия вручалась в нашем городе впервые, многие даже выговорить ее название пока не могут – это сугубо профессиональная тусовка, куда можно было попасть только по приглашению, но сработало в пользу ресторана сразу же. Это говорит о том, что многим людям совсем не все равно, кого профессионалы считают лучшими. Если вернуться в прошлое лет на 20, тогда человек думал так: «Стоп, а что, чувак, который на тарелке еду принес, не сам ее приготовил? А кто тогда?» Картина мира поменялась, шеф-повара – новые герои, и я этому очень рад. 

Еда будущего – тренд, который сегодня набирает популярность. Ресторан IKEA недавно приготовил митболы из искусственного мяса, пищевых отходов и водорослей. Это что, действительно скоро будет в наших тарелках?
Еда довольно консервативная сфера, в одежде или, скажем, музыке гораздо быстрее происходят изменения, появляются новые имена, кардинальные эксперименты. Если говорить конкретно о растительном мясе, лично у меня нет абсолютно никаких сомнений, что это крутейшая тема. Пока производство такого мяса у нас тормозится, поскольку сделать его вкусно технологически непросто. Россия достаточно закрыта от продовольственного рынка США, где растительное мясо уже продается в супермаркетах. Мы не в авангарде процесса, но, когда ситуация созреет, безусловно, будет прорыв. Это то, чего хотят люди, количество вегетарианцев и веганов увеличивается с каждым днем. А еще больше людей, которые чередуют разные типы питания, наблюдают за своими ощущениями и самочувствием, – все это ведет к тому, что растет спрос на новый раздел в меню – «не животного происхождения». 

А что скажете о еде в таблетках, о так называемой цифровой еде: съел одну, утолил голод и получил все необходимые микроэлементы? Это угроза для ресторанного бизнеса?
Fine dining как модель потребления – это сегодня высыхающая лужа. А доля казуальных форматов постоянно растет, что вполне естественно, ведь темп жизни ускоряется. Выделить два–три часа на визит в ресторан довольно сложно для большинства людей. Это то, с чего мы с вами начали разговор: «Макдоналдс» тоже ресторан. 

Новая волна глобализации сильно изменила картину мира. Как это отразилось на традиционной кухне? 
Проблема в том, что многие из нас мыслят очень короткими временными промежутками. Все, что мама готовила в детстве, сразу же отправляется в категорию «наше». А сегодня вот многие мамы готовят том-ям, и я не удивлюсь, если через 20 лет состоится подобное интервью, где прозвучит вопрос: «Ну, понятно, том-ям – это наша культура. А что же насчет пасты из кузнечиков?» У меня есть книжка, которая была издана в Свердловске в конце 70-х годов. Ее автор (он был руководителем ресторана в гостинице «Свердловск») пишет: «Чудные вещи происходят вокруг нас, все меняется, происходит взаимопроникновение культур. Вот, например, украинский борщ сегодня многие относят к нашей повседневной кухне». И это в закрытом городе, где нет интернета, в телевизоре два канала, а иностранцам въезд запрещен. А представляете, что сейчас происходит с кухней? Французская кулинария, например, – это то, что сегодня едят в ресторанах там, русская кухня – тоже существует здесь и сейчас.

 Сильно меняется и само пространство. Как по-вашему, какие сегодня «места силы» у Екатеринбурга?
Только за то время, что я занимаюсь ресторанами, центр Екатеринбурга «прошагал» несколько кварталов с Востока на Запад, и действительно появились новые «места силы». Например, «Гринвич» – абсолютный феномен. Я бы даже сказал, что сейчас происходит «гринвичизация» ресторанного рынка. Те заведения, которые находятся там, – это финансовое ядро индустрии. Обратите внимание на динамику, какая там конкуренция идей, подходов, сколько участников и разнообразия. У гостей же голова идет кругом – настоящий гастрономический Диснейленд! Совершенно иная сила у Ельцин Центра, который проводит фундаментальную работу по продвижению новой эстетики и культуры свободы. Когда Центр только открылся, он воспринимался как нечто инородное, сильно опережал время. Но сегодня это, пожалуй, самое значимое и любимое место Екатеринбурга, объединившее тысячи горожан и ставшее живым символом города.  Еще одним новым местом притяжения становится «Синара-Центр», где мы готовим к открытию удивительной красоты ресторан и органический винный бар будущего. Группа «Синара» приложила колоссальные усилия для спасения почти утраченного исторического ансамбля и создания нового центра городской жизни с выставками, показами, лекциями и концертами. Мы постарались по-своему встроиться в общую концепцию экологичного взаимодействия прошлого и будущего Екатеринбурга, и рассчитываем, что новая «Пинцерия Бонтемпи» станет любимым семейным рестораном в этом новом городском центре. А органический винный бар, спрятанный в глубине комплекса, позволит попробовать удивительные вина в обстановке, которую лучше всё-таки увидеть. Хоть алкоголь в целом и не полезнее Макдоналдса, но натуральное вино – важная часть культуры, связывающая историю, гастрономию, науки о природе и новейшие идеи виноделов разных стран. 

Весной случится, возможно, важнейшее событие за 200 лет – город начнет осваивать новую набережную. Там уже зарождаются многообещающие пространства, которые будут наполняться качественной инфраструктурой. Мы же готовим к открытию в первом квартале следующего года два важных проекта в клубном доме «Ривьера». Первый – это ресторан, как я и мечтал, с видом на парк и набережную, а второй - маленькое модное место с безупречными завтраками.  


Текст поверх фото:  Только за то время, что я занимаюсь ресторанами, центр Екатеринбурга «прошагал» несколько кварталов с Востока на Запад, и появились новые «места силы»

Больше воздуха 10.12.2019 Больше воздуха

Тип шаблона:  1
Автор текста:  Екатерина Погодаева
Автор фото:  Архив героя
Текст 1:  Реализовать успешный дизайн-проект в короткие сроки возможно, считает дизайнер Анна Сапожникова. Главное – найти взаимопонимание с клиентом и проверенных поставщиков.
Текст 2:  Секрет идеального интерьера – планировка, отвечающая требованиям и образу жизни владельцев. Ими был задан вектор на максимально свободные пространства, экологичные материалы и отсутствие люстр. Так в минималистичном интерьере с классическими элементами появилось множество зеркал и стеклянных поверхностей, визуально расширяющих пространство, и даже панно из стабилизированного мха в холле.

Каждый элемент в интерьере – это грамотное соотношение качества, красоты и функциональности. И кухня не исключение. Модель «Ковадо» от фабрики Lorena, с которой Анна сотрудничает давно и плодотворно, стала ярким акцентом и любимым местом для всей семьи. Главное, что ценит дизайнер в этом партнере, – неизменно высокое качество, стиль и отсутствие шаблонов. Поэтому, даже если вы захотите найти подобную кухню в другом месте, у вас это не получится.

Поскольку семья ведет активный образ жизни, им понадобились дополнительные места для хранения вещей и спорт-инвентаря. Идеальным решением стала корпусная мебель от компании ПК «Гелиос». Выполненная по индивидуальным размерам и точно в срок, она позволила не только с успехом осуществить главную задачу сохранения пространства свободным, но и разместить все имеющиеся вещи.

Гармоничное сочетание оттенков и фактур создает стильную атмосферу, наполненную домашним уютом и теплотой. Даже ограниченные сроки реализации проекта не помешали Анне создать интерьер, о котором мечтали его владельцы. Все благодаря умению и желанию дизайнера слышать людей, с которыми работает. Ведь взаимопонимание – залог любого успешного дела. 


Текст поверх фото:  На общей площади 98 кв.м разместились просторные спальня, детская и объединенная зона кухни и гостиной с минимальным количеством глухих стен

Интерьер с историей 10.12.2019 Интерьер с историей

Тип шаблона:  1
Автор текста:  Ольга Шутова
Автор фото:  Архив героя
Текст 1:  Юлия Голавская, входящая в сотню лучших российских дизайнеров (по версии журнала AD), – о коллекции ковров для бренда Art de Vivre, «нафталиновых» интерьерах и об иллюзиях начинающих дизайнеров.
Текст 2:  Расскажите, как появилась серия ковров для Art de Vivre?
Ко мне обратились из редакции журнала AD и рассказали, что компания Art de Vivre планирует выпустить серию совместно с русскими дизайнерами и архитекторами. Мне сразу очень понравилось это задание – предметный дизайн меня всегда интересовал.  Мотив для дизайна ковров сложился из моих фотографий замерзшего водохранилища, чьи краски, ритм и линии меня завораживали. Я все это объединила в коллажи, они трансформировались в графическое решение для ковров. Потом мы долго выбирали толщину и длину ворса. Для меня эта работа стала настоящим восторгом, потому что я  – человек-глаз смогла тут создать не только цвет и форму, но еще и фактуру. 

Когда вы создавали эти коллажи, вы представляли, в каком интерьере они будут выглядеть наиболее гармонично?
Конечно. Это интерьер, в котором много воздуха; мебель должна стоять очень свободно. И обязательно – большое окно с видом на природный ландшафт: море, горы, степь или река.

Ковры выполнены в монохромной гамме. Это продиктовано вашим сиюминутным состоянием или продуманным цветовым решением?
Вообще, мне это не очень свойственно. Когда я работаю над интерьерами, предпочитаю однотонную основу, а наполнение – разноцветное. Мне нравятся цветовые акценты. Сейчас я испытываю тягу к модернистским приемам оформления: красиво расчертить стены, поставить строгую мебель. Но был период, когда хотелось добавить побольше «барахла»: всякие вазочки, цветочки, накидки, пледики, подушечки. Но быстро от этого устала.

Кроме сотрудничества с Art de Vivre, был еще опыт, когда вы проявлялись как предметный дизайнер?
Для каждого проекта что-то рисуется. К примеру, нужна консоль определенного дизайна, и ты знаешь, что на ее поиски потратишь огромное количество времени, поэтому легче посидеть и нарисовать самостоятельно. Иногда получаются очень хорошие вещи. Сейчас я как раз работаю над капсульной коллекцией мебели. Подробнее пока не могу рассказать.

Как вы считаете, есть какие-то ключевые вещи, задающие атмосферу дома?
Для каждого человека это разные вещи. У кого-то – большой стол для всей семьи, у кого-то – рабочий кабинет. В этом отражается психологический портрет заказчика. Для меня самой важна гостиная.

Вы следите за трендами в интерьерном дизайне?
Честно говоря, нет. Интерьер – явление, противоположное сиюминутным веяниям. Ну, объявят сейчас какой-то цвет «модным», а я работаю над интерьером как минимум год. И что потом со всем этим делать? Я смотрю на многие свои работы: даже спустя 5–7 лет они мне нравятся. Мои интерьеры часто ругают, называют «нафталиновыми». А я, наоборот, считаю это комплиментом. Если «нафталин» – значит, в этом чувствуется прошлое. Не затхлость, а какая-то предыстория, хотя в большинство моих интерьеров включены совершенно новые вещи. Но при этом я всегда использую старые предметы, которые уже были у заказчика. Мне важно, чтобы в доме присутствовало что-то вневременное, чтобы оно объединяло и прошлое, и настоящее, и будущее. Чтобы вещи не кричали и не тянули внимание на себя. Один мой заказчик это очень хорошо сформулировал: «Мне нравятся ваши интерьеры, потому что вещи в них не подавляют человека». 

Что вы как дизайнер считаете вехами, которые показывают профессиональный рост?
Скажу так: знаки отличия мне нравятся тем, что они все-таки очень хорошо влияют на развитие твоего дела. И мне, безусловно, приятно входить в сотню лучших дизайнеров. Но вообще, я не из тех, кто любит собирать статуэтки. Мне кажется, что если человек приходит ко мне, привлеченный этими статуэтками, значит, он не видит сути в моей работе. Он смотрит не на меня, а на награды. И тогда рано или поздно возникнет недопонимание.

Что для вас тогда самое важное?
Когда я вижу, что мой интерьер «идет» моим заказчикам. Я представляю себе портрет кисти Гейнсборо – эту даму с облаком волос, которая органично вписывается в пейзаж. Когда мои заказчики сидят на своих диванах, как персонажи Гейнсборо, значит, все удалось. И я всегда рада сделать что-то новое, совершенно новое. А это возможно только в состоянии вдохновения – для этого нужно хорошо отдыхать. 

Вы сказали, что вы «человек-глаз». Как перезагружаете свое рабочее состояние?
Раньше я долго  подпитывалась тем, что наблюдала на протяжении своей жизни. Я стараюсь отслеживать, на что смотрю с наслаждением, что меня воодушевляет. Какие-то линии, формы, силуэты, – все это «сбрасывается» в память, а потом в нужный момент достается. И высший пилотаж – не просто скопировать то, что понравилось, а переработать, пережить и воплотить в новую форму. При этом я не считаю, что должно нравиться только что-нибудь общепризнанно красивое. Например, возвращаясь из путешествий в нашу странно застроенную Москву, вообще в нашу страну, понимаю, что ужасно соскучилась по всему этому. В балансе красоты и безобразия тоже скрывается вдохновение. Оно вызывает такие чувства, которые неведомы человеку, окруженному только красотой. 

Есть город или страна, куда вы едете за «подзарядкой»?
Это Венеция! Там много всего, помимо домов и каналов.

Сегодня на рынке очень много дизайнеров интерьера. Как клиенту найти среди них стоящего?
Это опасный момент. Ко мне обращались люди, которые сначала говорили много хороших слов, но в процессе работы их отношение ко мне менялось. И не потому, что менялась я. К восторженным клиентам я отношусь очень настороженно. Мне больше нравятся люди рациональные – они никак не сдерживают твой полет. В то же время есть такая иллюзия, что художнику не нужны рамки. Очень даже нужны! В рамках отлично работает фантазия – она стимулируется заданными границами. Что касается совета, как не ошибиться с выбором «своего» дизайнера: смотрите на его работы, а потом идите знакомиться.

А какой совет вы бы дали начинающим дизайнерам?
Не обольщаться! Это очень красивая, но довольно трудная профессия. Постоянная работа над собой. Иногда и вдохновение уходит, и вообще уже делать ничего не хочется. И даже на красивое нет сил смотреть. Хочется закрыться дома, никого не слышать и не видеть. В любой профессии бывает кризис. А эта работа требует организации и выдержки.

Текст поверх фото:  Я не люблю в интерьере бешеный «хор» вещей, когда одна вопит, другая шепчет, третья – размахивает руками. Мне приятней делать то, в чем людям будет комфортно находиться ежедневно

World of men 10.12.2019 World of men

Тип шаблона:  1
Автор текста:  Екатерина Погодаева
Автор фото:  Фотобанк
Текст 1:  Если вы еще думаете, что мужчины до сих пор боятся салонов красоты как черт ладана, сообщаем: вы глубоко заблуждаетесь.
Текст 2:  Андрей Долгушин
бровист, SALON22
Процедура ухода за бровями не так давно стала пользоваться спросом у мужчин. Конечно, пока в меньшей степени, чем у женщин. Обычно приходят с просьбой, сделать так, чтобы все выглядело максимально натурально и незаметно: большинство скрывают факт оформления бровей. Мужчинам не так важен выбор техники, как безболезненность процесса и конечный результат. Условно, «мужской» формой бровей считается более прямая и широкая линия, но нужно ориентироваться на строение лица, мимику, индивидуальные особенности клиента, чтобы избежать, например, уставшего и тяжелого взгляда. Существует и такое понятие, как психология бровей. Согласно физиогномике, наши черты лица могут многое о нас рассказать. Брови могут задать настроение, характер и скорректировать пропорции.

Евгений Лыжин
парикмахер-стилист, салон Impression Color 
Стрижки, пожалуй, единственный вид ухода, который у мужчин всегда пользовался и будет пользоваться спросом. И тут важно вот что: из-за повышенного уровня тестостерона в организме у мужчин волосы более жесткие, сильные и толстые, а кожа головы более плотная, с большим количеством волосяных фолликулов, потовых и сальных желез. Именно поэтому их волосы лучше приспосабливаются  к агрессивному воздействию окружающей среды – холоду, жаре, перепадам температур, соленой и хлорированной воде. Но это не значит, что кожа головы совсем не требует ухода. Гормональные особенности и повышенная жирность могут приводить к раннему облысению и появлению перхоти, и просто неэстетичному внешнему виду. Но для решения любой проблемы можно найти подходящую линию по уходу среди мужских косметических линеек. Тем более, что сегодня для облегчения бьюти-шопинга для мужчин разработаны средства 3 в 1 (шампунь, кондиционер, гель для душа), есть даже 4 в 1. Очень удобно для тех, кто находится в постоянном движении – путешествиях или командировках, одно средство на все случаи жизни. Я сторонник классики, как и большинство мужчин. Эксперименты с цветом и длиной свойственны, пожалуй, только молодежи, которая хочет эпатировать. В большинстве салонов предлагают различные техники, с помощью которых в домашних условиях удается легко сделать укладку, либо вообще от нее отказаться. Чаще стали обращаться с просьбой придать волосам однородный оттенок, особенно когда речь идет о седине. В этом случае можно использовать технику «камуфляж». Она позволяет не прибегать к окрашиванию, которое мужчины воспринимают как исключительно женскую процедуру, а спрятать седину, придать волосам естественный однородный оттенок. Практически никто кардинально менять цвет не стремится. 

Александр Синицын, 
барбер, амбассадор бренда косметики Reuzel 
и преподаватель, барбершоп Boy Cut
О да, раньше мужчины были более закрытыми, и, естественно, считалось, что разговоры об уходе за собой более уместны тет-а-тет, чтобы никто не подслушал. К счастью, сегодня мужское население становится более открытым и прислушивается к советам опытных мастеров, поскольку начинают понимать, что проблемы с волосами и кожей головы могут кардинально повлиять на то, сохранятся ли волосы на макушке к 30 годам. Ну и, конечно, все хотят произвести впечатление на девушку или устроиться на престижную работу, а неопрятность в этом деле вряд ли поможет. Барберы стали почти психологами – с нами лучше дружить и быть открытым. Я в прошлом музыкант, и меня окружают интересные, творческие личности. Ко мне ходят музыканты, татуировщики, художники, модели, шоумены, студенты, бизнесмены, предприниматели, телеведущие, спортсмены. Современные барбершопы перестают быть мужскими парикмахерскими и все больше превращаются в мужские салоны красоты. Раньше здесь оказывали исключительно мужские услуги – стрижка, бритье и стрижка бороды. Но со временем начали появляться подвиды услуг и нововведения в виде тонировки и воскового удаления волос на лице. И, поверьте, набор этих услуг будет только возрастать. К примеру, за последние пару лет здесь стали делать и окрашивания, и мужской маникюр, и даже чистку лица. Я не за и не против этих нововведений, но считаю, что это уже не барбершоп, и подобные места нужно называть своими именами. Это уже мужской салон красоты. 

Есть такой миф, что борода – это дань моде. Нет, многие стали носить бороду потому, что появились места, где можно за ней следить. В домашних условиях держать свою щетину в порядке сложно, а большую бороду – тем более. Раньше прикладывать к этому усилия никому не хотелось, поэтому все выбирали чисто выбритое лицо. Предвзятое отношение остается к тонировке бороды. В нашей стране все-таки большинство мужчин, мягко говоря, негативно относятся к окрашиванию. К счастью, массовая психология меняется, и многие стали понимать, что тонировка помогает скрыть преждевременную седину, а также придает волосам на голове и в бороде однородный цвет. Думаю, нужна еще пара лет, чтобы все привыкли к этому процессу, но пользоваться данной услугой все же будут далеко немногие. Не за горами возвращение и тренда на усы.

Наталья Волкова
кандидат медицинских наук, главный врач и директор клиники MERVE
Каждый из нас стремится хорошо выглядеть, и мужчины не исключение. При этом поводов обратиться к косметологу у них ничуть не меньше, чем у женщин. Так, коллаген, содержащийся в мужской коже, более хрупкий и подвержен воздействию  солнца в большей степени, поэтому избежать глубоких морщин и заломов кожи невозможно. Склонна мужская кожа и к формированию розацеа и купероза – очень неэстетичному скоплению сосудов, особенно в области носа. В подростковом возрасте многие молодые люди по статистике гораздо чаще девушек сталкиваются с проблемой акне, которая оставляет на коже рубцы и шрамы. За решением этих проблем и обращаются мужчины к специалистам. Однако в силу ритма жизни и склада характера им необходим результат здесь и сейчас без долгого реабилитационного периода. Поэтому среди самых популярных процедур среди мужчин можно выделить такие как RF-лифтинг, инъекции препаратов-стимуляторов синтеза коллагена (Radiesse, Aesthefil и Sculptra), фототерапия на аппарате М22 и ультразвуковой липолиз. Как оказалось, мужчины прибегают к услугам безоперационной липосакции не реже, чем женщины. Если рассматривать пластику, то здесь спросом пользуются ринопластика и блефароплатиска верхнего или нижнего века. В любом случае все подобные манипуляции важно делать у проверенных специалистов и в лицензированных клиниках, чтобы избежать неприятных последствий и риска для здоровья. 

Марина Тюшева
рекордсмен по мужскому маникюру, салон «Альтернатива»
Еще 10 лет назад мужчина на сеансе маникюра был очень и очень редким явлением. Так уж повелось – ухаживать за собой у них не было принято. Отсюда и отношение мужчин к маникюру как к чисто женской процедуре. Но сегодня тема мужской красоты становится все более актуальной. Ухоженные руки для многих стали неотъемлемой частью делового имиджа. Это хороший тон. Как бы фантастически это ни звучало, но мужчины теперь делают маникюр чаще, чем девушки, – примерно раз в неделю. Причина простая: женщинам требуется гелевое покрытие, которого хватает на две-три недели, а мужчины приходят сразу, как только ногти отрастают. Поскольку мужчины не столь осведомлены в технической части этой процедуры, делать маникюр самостоятельно им не рекомендуется. Ногтевая пластина у мужчин более толстая и крепкая. Это обусловлено повышенным содержанием кератина, придающего крепость, и для придания формы мужскому ногтю требуется больше времени. После маникюра мастер непременно использует масло для кутикулы и увлажняющий крем. Они необходимы для поддержания здорового вида кожи рук и ногтей. 

Андрей Долгушин
бровист, SALON22
Процедура ухода за бровями не так давно стала пользоваться спросом у мужчин. Конечно, пока в меньшей степени, чем у женщин. Обычно приходят с просьбой, сделать так, чтобы все выглядело максимально натурально и незаметно: большинство скрывают факт оформления бровей. Мужчинам не так важен выбор техники, как безболезненность процесса и конечный результат. Условно, «мужской» формой бровей считается более прямая и широкая линия, но нужно ориентироваться на строение лица, мимику, индивидуальные особенности клиента, чтобы избежать, например, уставшего и тяжелого взгляда. Существует и такое понятие, как психология бровей. Согласно физиогномике, наши черты лица могут многое о нас рассказать. Брови могут задать настроение, характер и скорректировать пропорции.

Евгений Лыжин
парикмахер-стилист, салон Impression Color 
Стрижки, пожалуй, единственный вид ухода, который у мужчин всегда пользовался и будет пользоваться спросом. И тут важно вот что: из-за повышенного уровня тестостерона в организме у мужчин волосы более жесткие, сильные и толстые, а кожа головы более плотная, с большим количеством волосяных фолликулов, потовых и сальных желез. Именно поэтому их волосы лучше приспосабливаются  к агрессивному воздействию окружающей среды – холоду, жаре, перепадам температур, соленой и хлорированной воде. Но это не значит, что кожа головы совсем не требует ухода. Гормональные особенности и повышенная жирность могут приводить к раннему облысению и появлению перхоти, и просто неэстетичному внешнему виду. Но для решения любой проблемы можно найти подходящую линию по уходу среди мужских косметических линеек. Тем более, что сегодня для облегчения бьюти-шопинга для мужчин разработаны средства 3 в 1 (шампунь, кондиционер, гель для душа), есть даже 4 в 1. Очень удобно для тех, кто находится в постоянном движении – путешествиях или командировках, одно средство на все случаи жизни. Я сторонник классики, как и большинство мужчин. Эксперименты с цветом и длиной свойственны, пожалуй, только молодежи, которая хочет эпатировать. В большинстве салонов предлагают различные техники, с помощью которых в домашних условиях удается легко сделать укладку, либо вообще от нее отказаться. Чаще стали обращаться с просьбой придать волосам однородный оттенок, особенно когда речь идет о седине. В этом случае можно использовать технику «камуфляж». Она позволяет не прибегать к окрашиванию, которое мужчины воспринимают как исключительно женскую процедуру, а спрятать седину, придать волосам естественный однородный оттенок. Практически никто кардинально менять цвет не стремится. 

Александр Синицын, 
барбер, амбассадор бренда косметики Reuzel 
и преподаватель, барбершоп Boy Cut
О да, раньше мужчины были более закрытыми, и, естественно, считалось, что разговоры об уходе за собой более уместны тет-а-тет, чтобы никто не подслушал. К счастью, сегодня мужское население становится более открытым и прислушивается к советам опытных мастеров, поскольку начинают понимать, что проблемы с волосами и кожей головы могут кардинально повлиять на то, сохранятся ли волосы на макушке к 30 годам. Ну и, конечно, все хотят произвести впечатление на девушку или устроиться на престижную работу, а неопрятность в этом деле вряд ли поможет. Барберы стали почти психологами – с нами лучше дружить и быть открытым. Я в прошлом музыкант, и меня окружают интересные, творческие личности. Ко мне ходят музыканты, татуировщики, художники, модели, шоумены, студенты, бизнесмены, предприниматели, телеведущие, спортсмены. Современные барбершопы перестают быть мужскими парикмахерскими и все больше превращаются в мужские салоны красоты. Раньше здесь оказывали исключительно мужские услуги – стрижка, бритье и стрижка бороды. Но со временем начали появляться подвиды услуг и нововведения в виде тонировки и воскового удаления волос на лице. И, поверьте, набор этих услуг будет только возрастать. К примеру, за последние пару лет здесь стали делать и окрашивания, и мужской маникюр, и даже чистку лица. Я не за и не против этих нововведений, но считаю, что это уже не барбершоп, и подобные места нужно называть своими именами. Это уже мужской салон красоты. 

Есть такой миф, что борода – это дань моде. Нет, многие стали носить бороду потому, что появились места, где можно за ней следить. В домашних условиях держать свою щетину в порядке сложно, а большую бороду – тем более. Раньше прикладывать к этому усилия никому не хотелось, поэтому все выбирали чисто выбритое лицо. Предвзятое отношение остается к тонировке бороды. В нашей стране все-таки большинство мужчин, мягко говоря, негативно относятся к окрашиванию. К счастью, массовая психология меняется, и многие стали понимать, что тонировка помогает скрыть преждевременную седину, а также придает волосам на голове и в бороде однородный цвет. Думаю, нужна еще пара лет, чтобы все привыкли к этому процессу, но пользоваться данной услугой все же будут далеко немногие. Не за горами возвращение и тренда на усы.

Наталья Волкова
кандидат медицинских наук, главный врач и директор клиники MERVE
Каждый из нас стремится хорошо выглядеть, и мужчины не исключение. При этом поводов обратиться к косметологу у них ничуть не меньше, чем у женщин. Так, коллаген, содержащийся в мужской коже, более хрупкий и подвержен воздействию  солнца в большей степени, поэтому избежать глубоких морщин и заломов кожи невозможно. Склонна мужская кожа и к формированию розацеа и купероза – очень неэстетичному скоплению сосудов, особенно в области носа. В подростковом возрасте многие молодые люди по статистике гораздо чаще девушек сталкиваются с проблемой акне, которая оставляет на коже рубцы и шрамы. За решением этих проблем и обращаются мужчины к специалистам. Однако в силу ритма жизни и склада характера им необходим результат здесь и сейчас без долгого реабилитационного периода. Поэтому среди самых популярных процедур среди мужчин можно выделить такие как RF-лифтинг, инъекции препаратов-стимуляторов синтеза коллагена (Radiesse, Aesthefil и Sculptra), фототерапия на аппарате М22 и ультразвуковой липолиз. Как оказалось, мужчины прибегают к услугам безоперационной липосакции не реже, чем женщины. Если рассматривать пластику, то здесь спросом пользуются ринопластика и блефароплатиска верхнего или нижнего века. В любом случае все подобные манипуляции важно делать у проверенных специалистов и в лицензированных клиниках, чтобы избежать неприятных последствий и риска для здоровья. 


Текст поверх фото:  Многие стали носить бороду потому, что появились места, где можно за ней следить

ВСЕЛЕННАЯ СЛЫШИТ 10.12.2019 ВСЕЛЕННАЯ СЛЫШИТ

Тип шаблона:  1
Автор текста:  Вадим Шихов
Автор фото:  Евгений Юрин
Текст 1:  Елизавета Злобина два года назад влюбилась в мужчину, а вместе с ним – и в спорт. Теперь это две важные части ее жизни.
Текст 2:  Интересно, каким вам видится окружающий мир?
Он прекрасный и открыт для каждого человека. Поэтому возможности людей безграничны, главное – четко понимать, что ты хочешь, и доверять миру, тогда он даст все необходимое. Например, я за всю свою жизнь ни дня не проработала официально на работе в ее классическом представлении. Просто загадываю, какая сумма мне нужна к концу месяца, и ко мне приходят подработка, заказы, проекты и т.д. Я верю в силу мыслей. Честно плыву по течению, не прикладывая особых усилий. Только позитивный настрой и мышление. К сожалению, в это не все верят искренне, некоторые люди неспособны загадать и отпустить – они, скорее, требуют и ждут. А ведь человек способен лишь силой мыслей перевернуть свою жизнь с ног на голову.

Если говорить о спорте, в какой момент вы решили сделать его частью своей жизни?
С момента влюбленности. Я познакомилась с парнем, и изначально мы были просто друзьями, когда мы обсуждали свои идеальные «вторые половинки», он мне сказал, что не представляет рядом с собой девушку с лишним весом. На тот период мое тело не было идеальным – не полная, но и не спортивная. В одежде была ничего, а без одежды точно не дотягивала до его идеалов (смеется). Когда я почувствовала, что мы стали переходить на новый уровень отношений, решила незамедлительно начать действовать. После первой же тренировки поняла, что мне необходим тренер, подошла с этой просьбой на ресепшен, а мне говорят: «У нас есть мужчина, он тренирует хорошо, но жалеет девочек. А есть девушка – но от нее уходят в крови и семи потах». Я выбрала, конечно, второй вариант и не пожалела ни разу. Сегодня все мои друзья занимаются только у нее. Я считаю, если у тебя есть цель, то в зале нужно работать, а не красоваться.

Психологи долгое время утверждали, что девушки не принимают свое тело, каким бы оно ни было. Такая тенденция все еще сохранилась?
Конечно, и со мной такое случалось раньше. Когда тело уже стало идеальным, я все равно старалась найти какие-то неправильности. Но сейчас, даже когда сбавляю темп тренировок, я могу позволить себе съесть больше пирожных и у меня появляются излишки, я все равно люблю себя. Это не приходит само собой в жизнь девушки. К сожалению, изначально мы рождаемся в обществе, которое говорит тебе, что ты «неправильная», не идеальная. С детства мы все травмируемся этим, а потом как-то пытаемся прийти в норму.

Понятие красоты сегодня сильно размыто, как вы определяете ее для себя?
Любовь к себе – основа красоты. Да, с одной стороны, мы имеем развивающийся культ идеального тела, с другой – активно распространяется бодипозитив. Я думаю, это две крайности, которые каким-то образом сосуществуют в нашем мире. Одни ленятся и кричат: «Принимайте нас такими, какие мы есть!», а другие тратят всю свою энергию на погоню за несуществующими идеалами. И те, и другие по-своему несчастны.

Вы считаете себя блогером?
Я бы не сказала так, но да, я зарабатываю на Инстаграме. Это лишь малая часть того, чем я занимаюсь в жизни, – находится где-то на третьей ступени, но никак не на первой. Сегодня настолько «замылилось» понятие блогерства, что под это определение можно подвести практически любого человека, который что-то рекламирует. Моя страничка в Инстаграме – это не продукт, который создавался по заранее написанному плану, я не вкладывала в него деньги и не раскручивала специально. Просто в какой-то момент начала рассказывать людям о том, что мне самой интересно.

Если бы нужно было написать пост специально для читателей нашего журнала, что бы вы в нем написали?
Вы сами создаете свою реальность. Разрешите себе быть счастливыми!

Текст поверх фото:  есть девушки, которые по общественным стандартам некрасивы, но от них исходят такая энергетика, начинаешь ими восхищаться

А не поехать ли нам… 10.12.2019 А не поехать ли нам…

Тип шаблона:  1
Автор текста:  Екатерина Погодаева
Автор фото:  Фотобанк
Текст 1:  Куда отправиться на новогодние праздники, если уже везде были.
Текст 2: 

Бразилия

Рио-де-Жанейро. Здесь Новый год отмечают в мировых, миллионных масштабах. В прямом смысле этого слова: встретить праздник на пляж Копакабана выходят… до 3 млн человек. И все в белом! Нет белой одежды – купите прямо на месте события. В этой стране люди умеют по-настоящему радоваться и классно танцевать. Днем, накануне новогодней ночи, люди приносят к морю цветы, шампанское, различные подарки и на лодочках пускают их по воде в качестве даров любимой богине Йеманже. А к вечеру появляются большие сцены, где выступают как местные, так и зарубежные поп-звезды. Ближе к полуночи запускают невероятный, потрясающей красоты фейерверк. Все собравшиеся поздравляют друг друга, целуются, обнимаются.

Инсайт
Бразильцы устанавливают плавающую елку – прямо на воде. Официально, согласно Книге рекордов Гиннеса, это самая высокая плавающая рождественская елка в мире.

Инсайт
Бразильцы устанавливают плавающую елку – прямо на воде. Официально, согласно Книге рекордов Гиннеса, это самая высокая плавающая рождественская елка в мире.

Где остановиться?
Вдоль всего пляжа расположено огромное количество отелей. Среди них роскошные Sofitel, Сopacabana Palace, Еxcelsior, Meridian. Цена проживания в пятизвездочном отеле в течение двух недель стартует от 60 000 рублей, но по-настоящему хорошая «пятерка» типа Sofitel обойдется в 250 000 рублей на человека (перелет в эту стоимость не входит). А вот эконом-вариант можно найти и за 20 000 рублей. В одном из названных выше отелей  1 января можно заказать завтрак с шампанским, даже если вы там не проживаете, правда, это нужно сделать заранее.

Что посетить?
Прежде всего – Сахарную голову, гору высотой 396 метров. Стоимость экскурсии порядка 120 реалов (1800 рублей) на человека, но при оплате на месте через автомат сэкономите 10%, еще лучше – купить билет заранее онлайн, чтобы не терять время в очереди. На горе есть несколько смотровых площадок, рядом с одной из них – вертолетная. Цена полета на вертолете длительностью 6–7 минут составит около 100 долларов. Потрясающие виды заката и рассвета стоят того.

Как доехать?
Можно полететь авиакомпанией Air France. У них как раз сейчас действует спецпредложение: цена билета на одного человека туда и обратно от 30 000 рублей. Бонус: лететь будете через Париж, что существенно для поклонников классического Рождества. Можно успеть окунуться в традиционную рождественскую атмосферу.

Марокко

В зимнее время температура здесь примерно +15. Атлантический океан довольно холодный в любое время года, поэтому отправляться в Марокко только для пляжного отдыха не стоит. Зато это прекрасный выбор для наполнения внутреннего мира прекрасным. В мусульманских странах Новый год отмечать не принято, но гостеприимные хозяева устроят для вас праздник и непременно угостят настоящим марокканским чаем.

Инсайт
Именно в Марокко снимали «Секс в большом городе-2», а не в Абу-Даби, как было заявлено по сюжету: власти ОАЭ посчитали сценарий слишком откровенным. Настоящим экстремалам стоит провести Новый год в пустыне или у бедуинов. Такого звездного неба, закатов и рассветов, поверьте, вы еще не видели. Обязательно нужно побывать в Голубом городе Шефшауэн, куда съезжаются фотографы и художники за вдохновением, или в регионе Эс-Сувейра, где ловят волну серферы. Там даже есть школы серфингистов, в частности,  русские, а в новогодние праздники как раз начинается сезон волн. И это далеко не все развлечения!

Что посетить?
Марракеш – визитная карточка Марокко. Новый город – это роскошные рестораны, отели, клубы. Медину (так называемый старый город) без провожатого лучше не посещать. Это бесконечный лабиринт из маленьких улочек, красных высоких стен без окон и дверей, откуда выбраться самостоятельно почти невозможно. Но вас с удовольствием встретит отзывчивый и добродушный местный гид. Впервые попавшие сюда «городские» люди могут ощутить дискомфорт: замкнутые пространства, бедность и грязь пугают. Но только на первый взгляд. Когда попадаешь внутрь риадов (старинных особняков), настроение кардинально меняется. Это настоящая восточная сказка, о которой мы читали в «тысяча и одной ночи».
Рынок в Медине достаточно своеобразный: вечерами там устраивают огненные шоу, приходят фокусники. Некоторые торговцы за фотографирование на фоне их самобытной и колоритной лавки могут брать деньги. Там очень любят торговаться. В Марокко есть сакральное (для меня) место – город Уалидия, отель La Sultana с собственной фермой по выращиванию устриц, которые славятся на весь мир своим вкусом. Обслуживание в отеле всегда на высоте: персонал почти не слышно, но он при необходимости всегда рядом. 

Где остановиться?
Конечно, в риадах. У нас такие места принято называть семейными гостиницами. Они небольшие и находятся в основном в Марракеше. Если хотите настоящей аутентики, вам сюда: за глухими стенами «лабиринта» – внутренние дворики, арабские сады, маленькие бассейны или колодцы. Это надо увидеть и почувствовать, чтобы влюбиться и понять, что такое настоящая восточная роскошь. Кстати, эти маленькие частные отели здесь на любой вкус и кошелек – от хостельного плана до шикарных апартаментов в восточном стиле. Или остановитесь в настоящем дворце, такое тоже возможно. Сейчас наши партнеры предлагают новый вариант роскошной виллы на восемь спален с собственными консьержем и поваром, с хаммамом, бассейном и дискотекой – всего в 20 минутах езды от Марракеша. Стоимость – 900 долларов в сутки. Можно подобрать место для проживания в течение двух недель и за 30 000 рублей, это лишь вопрос предпочтений и набора услуг.

Как доехать?
Долететь тоже можно авиакомпанией
Air France с пересадкой в Париже –
от 30 000 рублей в обе стороны. 

Ливан

На мой взгляд, незаслуженно забытый маршрут. Многие боятся туда ехать из-за военной обстановки. На самом деле все намного лучше. Здесь постоянно дежурит армия, обеспечивая стабильность и порядок. Столицу Ливана Бейрут еще называют «Парижем с восточными специями». Его центральная часть поражает чистотой и европейской архитектурой: здесь много дорогих ресторанов, бутиков класса «люкс» и ночных клубов. При этом всегда можно найти более демократичные кафе с видом на Средиземное море. Старинный Библос – один из самых древних городов мира, где тоже стоит побывать в обязательном порядке.
Погода в новогодние время комфортна для прогулок: примерно +15.

Инсайт
Кстати, в Библосе ежегодно устанавливают елку, которая неизменно оказывается в топе самых необычных елок мира (по мнению большинства мировых изданий). 

Что посетить?
В Бейруте и его окрестностях очень много старинных храмов, построенных монахами еще в период турецкого правления, в том числе вырубленных в скалах; раскопки Баальбека, винодельни с виноградниками, водопады, трекинговые маршруты в горах. 

Как доехать?
Перелет авиакомпанией «Аэрофлот» или Турецкими авиалиниями. От 30 000 рублей в обе стороны. У последних, кстати, есть очень приятные программы для длительных стыковок. Проживание можно подобрать на любой вкус и бюджет. 
Все цены актуальны на момент подготовки журнала. 

Болгария

Так повелось, что Болгарию рассматривают только как летний пляжный курорт, однако и зимой здесь всегда есть чем заняться. Отличные, даже профессиональные горнолыжные трассы, горячие источники – гостеприимство и сервис не уступают европейским, а цены значительно ниже. И виза не потребуется, что особенно приятно! Например, горнолыжный курорт Банско – это вам не три горки, с которых за три минуты скатился и забыл. Имеются кафе и рестораны на любой бюджет – от 300 до 6000 рублей. Заведения здесь аутентичные – в болгарском стиле, а еще вам на входе выдадут тапочки, чтобы вы не сидели в горнолыжной обуви.

Инсайт
Недалеко от Банско (в пределах 40 минут) располагается деревушка Разлог, где в Новый год проводится фестиваль кукеров (или, говоря по-нашему, ряженых). Их наряды вы не забудете никогда: они довольно устрашающие (и по виду совершенно неподъемные): считается, что таким образом болгары отгоняют злых духов. 

Что посетить?
София, несомненно, прекрасна, но для ее осмотра потребуется не больше одного дня. Зато в окрестностях много достопримечательностей. Например, Рильский монастырь, расписанный иконами и внутри, и снаружи; самая маленькая на Балканах деревня Мельник, которая состоит из одной улицы, – там угощают вкуснейшим одноименным вином; село Рупите, где проживала Ванга.

Где остановиться?
Любой отель порадует колоритом, чистотой и уютом. Цены, по российским меркам, смешные: примерно 2000 рублей на двоих. Сутки проживания с 31 декабря по 3 января на горнолыжном курорте Банско будут стоить 8000 рублей, позже – 4000 рублей. В общей сложности пять дней отдыха потребуют от вас в среднем 40000 руб. на человека. День катания – 1500 рублей. В каждом отеле дополнительно есть спа-зона с термальной водой.

Как доехать?
Зимой перелет авиакомпанией «Аэрофлот» обойдется в 17 000 рублей туда и обратно на человека.

Сербия

На родине Милорада Павича и Николы Теслы (которому посвящен отдельный музей) любят праздновать Новый год и очень любят русских. В Белграде на площади Республики здесь устанавливают главную городскую елку, а вечером 31 декабря туристы и местные жители собираются на праздничный концерт и фейерверк. Главные герои – всем известные Дед Мороз (Дед Мраз) и Снегурочка (Снегулица). Голодным и грустным здесь остаться практически невозможно – вкусная сербская кухня (количество мяса и вина невообразимое) и веселая балканская музыка обязательно сделают свое дело. Кроме того, для визита в эту страну на каникулы россиянам не нужна виза, лететь не более трех часов, температура – 10–12 градусов тепла, и здесь отличные недорогие горнолыжные курорты – что еще нужно для новогоднего отдыха? 

Инсайд.
Неподалеку от горнолыжных склонов расположены монастырь Жича и собор Студеница, охраняемые ЮНЕСКО. 

Что посетить?
За пару недель до Нового года в центре Белграда открывается ежегодная рождественская ярмарка, которая работает до конца января. Там обычно очень весело: продаются сувениры, елочные игрушки, сербские сладости, наливают глинтвейн, выступают зажигательные балканские ансамбли. Еще одно колоритное развлечение – забег Дедов Морозов. Принять в нем участие может любой желающий, имеющий костюм. Если позволяет время, можно съездить на единственный в Сербии горнолыжный курорт – Копаоник. Здесь комфортно спортсменам с любым уровнем подготовки: на 60 км трасс есть легкие и сложные участки, более 20 подъемников для взрослых и детей, освещенная зона для ночного катания, клуб параглайдинга (полеты на параплане), фитнес-залы, бассейны, рестораны, бары и дискотеки. Не менее популярны и оздоровительные курорты, в частности, Златибор со множеством спа-отелей, где зачастую предлагают в новогоднюю ночь развлекательную программу и праздничный ужин. Здесь же можно посмотреть игру футбольной команды «Црвена» – самого титулованного клуба Сербии. Когда играют они, жизнь в городе замирает.  

Где остановиться?
Конечно, в Скадарлие – старинном квартале Белграда. Расположен он в общине Стари-Град: ее считают богемной частью города и часто сравнивают с парижским Монмартром. Расценки здесь весьма приятные – 2000 рублей за ночь.

Как доехать?
Долететь прямым рейсом из Москвы или из Екатеринбурга со стыковками в Стамбуле – от 20 000 рублей. 

Текст поверх фото:  В мусульманских странах Новый год отмечать не принято, но гостеприимные хозяева устроят для вас праздник и непременно угостят настоящим марокканским чаем.

Век копипаста 10.12.2019 Век копипаста

Тип шаблона:  1
Автор текста:  Анастасия Худякова
Автор фото:  Алексей Чистополов
Текст 1:  О балансе творчества и коммерции, о плагиате и тренде на униформу рассказала основательница AVGVST Jewelry Наталья Брянцева.
Текст 2:  Всегда ли творчество может стать коммерчески успешным бизнесом? Если говорить о «прикладной» сфере – ювелирном деле, fashion. Бывает, что крутые идеи не всегда приводят к успеху, к популярности? 
Мне кажется, что в этом бизнесе крутые идеи – как раз то, что имеет классный дизайн, классную задумку и при этом успешно продается. По-настоящему хороший дизайн всегда сам себя продает – сначала, скорее всего, его начнут покупать близкие тебе люди, потом друзья друзей… 

И дальше – масштабирование? 
А вот масштабирование – это совсем другое дело. Здесь, безусловно, нужны другие люди, с другими навыками, способные выстраивать бизнес-процессы. В случае, когда бизнес начинает масштабироваться, каждый должен заниматься своим делом: креативный директор творить, маркетолог – упаковывать идеи в продукт, исполнительный директор – выстраивать бизнес-процессы.

То есть, если бизнес выходит на новый уровень, творец занимается идеями, коммерсант – развитием, процент творчества не уменьшается?
Конечно, все зависит в первую очередь от цели, поставленной перед компанией. Если только заработок, то творчества, безусловно, становится меньше. Можно клонировать и копировать тренды, создавая какой-то понятный, узнаваемый, но не новаторский продукт, почему нет? 

Но есть примеры (и ваш, в частности) того, что можно создавать нечто эксклюзивное и при этом успешно продавать. Как найти такой баланс?
Все хотят найти этот баланс. Но есть вполне конкретные исследования, согласно которым 80% выручки всего fashion-бизнеса составляют продукты, которые к творчеству не имеют отношения. Да, дизайнер самовыражается в своих кутюрных коллекциях, заявляет о себе как о творце, но продается-то совсем не это, продаются сумки, парфюмы и кроссовки. И да, когда бизнес достигает определенного уровня, креативный директор может позволить себе заниматься исключительно творческой самореализацией, а все остальное делает производственная команда, которая просто, скажем так, штампует востребованный дизайн. 

Это то, что можно назвать мейнстримом и «попсой». А творчество при этом бывает и недопонято? 
Да. Есть замечательная фраза: «Если картину хвалят больше, чем 10% зрителей, она подлежит сожжению». Всегда найдутся люди, которым не понравится твое творчество, надо быть готовым к этому. Потому что, если ты создаешь нечто новое, непривычное, у кого-то это может вызвать отторжение. Ну, а если перед тобой стоит задача понравиться всем, то это будет заведомо «попсовый» продукт – да, трендовый, но вторичный. 

Как это происходит у вас?
Когда мы создаем новую коллекцию, в ней всегда есть предметы, которые отражают чистую суть идеи. Это могут быть не самые практичные модели, например, на выход, а не на каждый день. Они стоят дороже, поскольку, чтобы реализовать эту идею, нужно потратить материалы, время мастера и так далее. И есть какая-то часть коллекции, которая использует эту же идею – она узнаваемая, «августовская», но сделана проще, в ней меньше драгоценного металла, она более понятная и, конечно, лучше продается. В этой части – основная прибыль: в этом вот «хвосте» из простого, более понятного дизайна, чем от иконических предметов, которые могут мне казаться образцом коллекционного дизайна. 

Из этого можно сделать вывод, что сегодня глобально все-таки правит коммерция? 
Коммерция правит всем и всегда. Сейчас много говорят про «век копипаста». Я, правда, не проводила и не читала никаких исследований на эту тему, но то, что я вижу, подтверждает эту теорию: мы пришли в эру униформы и «кэжуальности», все выглядят примерно одинаково. Потому что одежда у массовых марок одна и та же. Ты видишь человека  и не понимаешь, где он купил свою одежду. Еще 20–30 лет назад люди надевали такую дичь! Но это было гораздо смелее, чем сейчас, мне это больше нравится. Просто сейчас у людей нет задачи самоидентифицироваться через одежду. 

Почему эта потребность пропала? 
Мы живем в эпоху информационного ада, и люди хотят все меньше времени тратить на выбор одежды. Большинство топ-менеджеров (да и вообще деятельных людей) останавливают свой выбор на чем-то универсальном: проще надеть черную водолазку и синие джинсы, чем придумывать каждый день, в чем бы пойти на работу. Может быть, на очередном витке цикла мода на униформу пройдет, но мне все-таки кажется, что дело в информационном перегрузе, к которому еще не адаптировался наш мозг. И вот если мы научимся часть мозга куда-нибудь «аутсорсить» и подстроимся под тот объем информации, который на нас льется, то сможем снова заняться инструментами самоидентификации. Наступит эра постпанка, и люди начнут ходить в диких одеждах. Я очень этого жду. Кстати, есть такая теория, что процесс самоидентификации будет происходить в виртуальной реальности – будем «прокачивать» аватара, и это не бред сумасшедшего, а вопрос ближайшего десятилетия. Там все будет проще – можно будет легко поменять внешность, стать каким-то особенным. Вот там-то мы и оторвемся. 



Текст поверх фото:  мы пришли в эру униформы и «кэжуальности», все выглядят примерно одинаково

Выражать чувства страшно! 10.12.2019 Выражать чувства страшно!

Тип шаблона:  1
Автор текста:  Диана Кучина
Автор фото:  Татьяна Никонова
Текст 1:  Известная журналистка, блогер и фем-активистка Татьяна Никонова – о волне феминизма в России, а также о том, почему мужчины боятся женщин, ратующих за равноправие.
Текст 2:  Татьяна, интернет переполнен обсуждениями феминизма. Пишут, что идет его «третья волна». Какие взгляды отстаиваете вы?
Я придерживаюсь интерсекционального феминизма. По поводу «третьей волны» не соглашусь: у России, как всегда, свой особенный путь. В США были уже три волны. Первая: обнаружение того, что женщина «тоже человек», – за что боролись суфражистки, которые хотели избирательных прав. Вторая волна, начавшаяся в 60–70-х годах, подразумевала, что женщина не хуже мужчины. Она может работать и должна получать такие же деньги (до сих пор во всем мире это не так), имеет право самостоятельно определять свою жизнь. Третья волна феминизма подразумевает, что пришло время не разделять категории пола и гендера для того, чтобы знаменитое фрейдовское «пол – это судьба» перестало работать. Я бы сказала, что в России сейчас идет вторая волна, но, конечно, хотелось бы перейти к третьей, поскольку она включает в себя интерсекциональность, т.е. понимание того, что существует множество разных систем угнетения, они по-разному могут пересекаться в каждой группе людей.

Когда впервые с угнетением столкнулись вы?
Я выросла в республике Коми. И прекрасно помню, какой униженной себя чувствовала в школе, пока не переехала в Москву, из-за того, что коми до сих пор считаются людьми второго сорта, это касается большинства малых народностей. Переехав в столицу, я обнаружила, что это никого не волнует, многие даже не знали, что существует такая народность. Потом я осознала, что я белая женщина, которая выглядит как славянка (хотя не славянка), и это дает мне массу привилегий. Если девушка с татарской или узбекской фамилией подавала заявку на работу, ее могли даже не пригласить на собеседование, а меня приглашали. У меня был приятель с корейской фамилией, но не полностью кореец. Как-то он пришел разговаривать о приеме на работу и увидел удивленные глаза кадровиков: «О боже, на человека похож!» Это как раз об интерсекциональности, когда мы не замечаем, как много систем угнетения нас окружает. Интерсекциональный феминизм не означает, что мы уйдем от настоящего феминизма и построим свой. Нет, мы всего лишь говорим, что нужно быть открытым для чужого опыта. Это попытка жить так, чтобы оценивать человека в первую очередь как личность.

То есть в этой системе ни мужчина, ни женщина не доминируют?
Феминизм – это о равенстве людей. Мы хотим уравнять права женщин, чтобы у них были привилегии, которые есть у мужчин. Ни о каком доминировании речи нет, потому что это бессмысленно. Люди должны иметь возможность развиваться и реализовать себя в самых разных областях, независимо от пола.

Феминизм может уйти в политику?
Он должен уходить в политику, поскольку мы живем в мире, где тебе отказывают в существовании. Когда у тебя есть дети и тебя не берут на работу, в какой-то момент ты понимаешь, что хочешь это изменить. А когда ты пытаешься что-то менять, ты уже занимаешься политикой. То, чем мы занимаемся, – попытка изменить общество. Заниматься такого рода политикой можно на самых разных уровнях: есть низовой феминизм, работа с группами людей – это медийный активизм, как раз то, чем я занимаюсь, попытка менять законы. Когда мы видим, что в издании «Секрет фирмы» редактора женского пола называют «редакторка», мы понимаем, что это политический процесс.

Почему многих мужчин бесит феминизм?
Потому, что им страшно. Феминистки им говорят: «Я и сама могу!» А он сразу думает: «А я где в этой картине мира?» Женщина может сказать, что ей нужно, чтобы ее любили. А мужчина: «Выражать чувства?! Это же страшно!» Зачем нужно жить вместе? Чтобы вместе растить детей. Мужчина сразу думает о том, что ему придется менять подгузники. У нас только 2 % мужчин выходят на больничный или в отпуск по уходу за ребенком. «Разговаривать по душам, приходить к компромиссу?» – «Нет, будем делать, как я сказал». Мужчин этому не учат. А всех, кто смогли до этого додуматься, – у них либо развит эмоциональный интеллект, либо они очень умные, раз до этого дошли. У очень многих мужчин уходят годы на то, чтобы это понимать. Многие считают, что феминизм – это страшные небритые женщины: кто же будет услаждать наш глаз?

Если я могу сказать мужчине, что я могу сама, что хочу поддержки, внимания и помощи, то я уже на пути к феминизму?
Это может быть стихийный феминизм, но я считаю, что люди должны сами себя определять. Если женщина говорит, что хочет эмпатии, компромиссов и равного участия в делах, но чтобы за квартиру платил он, то тут возникает вопрос: феминистка ли ты? (Смеется). Еще можно понять, когда женщине платят на 30 % меньше за ту же работу, что мужчине, и им надо как-то перекраивать совместный бюджет. Но когда ты говоришь: «Это твоя мужская задача», это не феминизм. 

А мужчина может быть феминистом?
Мужчина может быть профеминистом и поддерживать феминистское движение.  Мы, разумеется, таким мужчинам благодарны, потому что это наш «засланный казачок» в мужском царстве. Мужчина может выслушивать женщин, помогать им так, как они просят, если у него есть время, желание и возможности. Можно формировать вокруг себя какой-то круг людей – это классно работает. Я иногда бываю на дискуссиях про ЛГБТ. То, что об этом говорю я, цисгендерная гетероженщина, это открывает кому-то глаза, потому что меня готовы слушать. Если ты помогаешь людям как-то самообразовываться, менять взгляд на мир, это уже огромная работа и вложение сил. 

Какие вы можете посоветовать источники для просвещения на тему феминизма?
Нужно сначала внутренне дозреть. Невозможно начитаться, просветиться – и все, мы феминистки, вот вам мой партбилет. Это всегда постепенный процесс. Пять лет назад я не была такой феминисткой, как сейчас. Через пять лет у меня будут другие взгляды. Зачастую феминистки не согласны друг с другом по разным вопросам. Показывать ресурсы необходимо. Например, Алена Попова и Саша Митрошина недавно открыли проект «Ты не одна». Они собирают феминистские ресурсы. Кроме того, я всегда рекомендую «Загадку женственности» Бетти Фридан, потому что она описывает процессы, происходящие в России сейчас. 


Текст поверх фото:  Мы хотим уравнять права женщин, чтобы у них были привилегии, которые есть у мужчин. Ни о каком доминировании речи не идет

super star 10.12.2019 super star

Тип шаблона:  1
Текст 1:  Художественный руководитель Пермского академического Театра-Театра Борис Мильграм и актеры рок-оперы Jesus Christ Superstar Альберт Макаров и Анна Сырчикова о новых текстах, вечных смыслах и о власти музыки.
Текст 2:  Ваша постановка «Jesus Christ Superstar» пришла в Екатеринбург в достаточно наэлектризованный момент: история  со сквером у Театра драмы еще не вполне утихла, и, насколько я знаю, целый месяц накануне премьеры афиши вашего спектакля срывали с пугающим постоянством. Не было у вас опасений в связи с этим?
Борис Мильграм: Разумеется, нет, потому что наш спектакль вообще не о религии. Это оригинальное произведение гениального композитора Эндрю Ллойда Уэббера и драматурга Тима Райса о молодых людях – об их поиске себя, своей свободы и об отражении этой свободы в окружающем мире. И не случайно имя их лидера – Джизуса Крайста – звучит в спектакле только так: мы не упоминаем Иисуса Христа. С одной стороны, это часть нашего художественного замысла, с другой – способ избежать религиозных параллелей и конфликтов.

Это ведь уже не первая постановка легендарного мюзикла в России. Много лет назад ее ставили Театр им. Моссовета, питерская «Рок-опера». В чем отличие вашего спектакля?
Б.М.: Предыдущие постановки, на мой взгляд, получились достаточно «обрусевшими», с серьезными поправками на православие. Нам же хотелось познакомить российского зрителя с оригинальной, совершенно потрясающей музыкой со всей ее красотой и безумной энергетикой. Наш театр впервые представляет лицензионную версию, а это означает, что мы получили полную музыкальную партитуру, спектакль проходит в сопровождении симфонического оркестра из 21 музыканта и рок-группы из 4 человек. Иными словами, то, что вы видите на сцене, с музыкальной точки зрения – абсолютно идентично оригинальной версии, созданной в начале 70-х годов. 

А как же роль Иуды, которую в бродвейской постановке исполнял афроамериканец?
Б.М.: Ну вот такого типажа у нас не нашлось…
Альберт Макаров: Я в душе афроамериканец!
Б.М.: Да, и, видимо, Альберту это очень помогает. Если серьезно, роль Иуды, пожалуй, самая противоречивая и трагичная в спектакле. 

Сложно было в нее вживаться?
А.М.: Признаюсь честно, сложность чисто техническая. Поскольку в моей партии много мест, напоминающих настоящую вокальную акробатику: музыка выбрасывает тебя из теноровой партии в фальцет, а потом – так же резко – едва ли не в басовые ноты. И при этом постановка очень динамична, мы много двигаемся по сцене, танцуем, это сбивает дыхание и усложняет работу. 

А с философской, концептуальной точки зрения – вы искали какие-то внутренние параллели со своим персонажем? 
А.М.: Разумеется, я всегда пытаюсь отыскать героя в самом себе и сделать так, чтобы зритель ему сопереживал. А поскольку волею судеб на сцене Пермского театра я играю сплошных злодеев и мерзавцев, моя задача усложняется вдвойне. И я точно знаю, что многие начинают Иуду жалеть. Так же, как и Калигулу в моем исполнении. И, кстати, если вернуться к вашему первому вопросу о религиозном недопонимании, по моим наблюдениям, на эту рок-оперу приходит очень много молодых людей, которым, по большому счету, не так важны все эти евангельские сюжеты. Им важнее посыл и та энергия, которая заложена в спектакле. 

Значит, задеть чувства верующих вы не боитесь?
А.М.: Знаете, я долгое время жил и работал в Санкт-Петербурге, и там мне довелось служить пономарем-чтецом в храме. Я верующий человек, и среди моих друзей много священников. Уже хотя бы поэтому я очень трепетно отношусь и к своей роли Иуды, и к этой постановке в целом. Ни меня, ни моих друзей в ней ничто не оскорбляет. И, пожалуй, нашим самым большим достижением будет, если кто-то из зрителей после спектакля возьмет в руки настоящие Евангелия, чтобы самостоятельно во всем разобраться. 

Разобраться хочется и с вашей ролью, Анна. Образ Марии Магдалины тоже имеет немало стереотипных коннотаций.
Анна Сырчикова: Да, раскаявшаяся грешница, женщина с «низкой социальной ответственностью». Но на сцене все совершенно иначе. Мы долго искали концепцию, а в итоге создали немного инфернальный персонаж, олицетворяющий веру Джизуса. Моя героиня – единственная женщина в этой истории, она не перетягивает одеяло на себя. Мария – это та сила, та любовь, которая пунктиром проходит через весь спектакль, незримо помогая мужчине-лидеру и всему человечеству в поисках света, добра и счастья. 

Планируете еще привезти «Jesus Christ Superstar» в Екатеринбург?
Б.М.: Да, если все сложится, мы скоро приедем в Екатеринбург снова. И мне хотелось бы пригласить на следующий спектакль всех, кто не попал на премьерный показ (и тех, кто попал, тоже!). Отложить в сторону все критические комментарии, попытки отыскать в сюжете какие-то религиозные мотивы, прийти и послушать невероятную музыку Эндрю Ллойда Уэббера, которая спустя почти полвека до сих пор пронзает до мурашек. Которая, бесспорно, главное действующее лицо на сцене.

Текст поверх фото:  Впервые в России рок-опера «Jesus Christ Superstar» исполняется в сопровождении симфонического оркестра и рок-группы

Разрушение иллюзий 10.12.2019 Разрушение иллюзий

Тип шаблона:  1
Автор текста:  Анастасия Худякова, Маргарита Гордеева
Автор фото:  Даша Майер
Текст 1:  Яркая, взрывная, невероятно обаятельная и бескомпромиссно честная с собой и окружающими Марина Жабреева открывает Youtube-канал со своим характером «Марина ZHABA».
Текст 2:  Youtube-канал? В том, что скучно не будет, мы не сомневаемся, а какие-то секреты уже можно открыть, о чем он?
Это личный и честный видеоблог. Без ложной духовности и желания всем понравиться. Поверьте, жизненный опыт позволяет быть чуть глубже всей этой шелухи и видеть суть вещей, и мне хочется делиться этим с окружающими. Здесь будут и ролики о поездках, подобных восхождению на Кайлас (о каких-то уже рассказывала раньше, в том числе, в Instagram, но будет и много новых), и интервью. Форматы разные, а суть одна: как перестать жить по чужим шаблонам и научиться верить в себя, понимать, чего действительно ждешь ты, а не чего ждут от тебя.

Этих принципов вы и в жизни придерживаетесь?
Безусловно. Этому же учу сына. В каждом человеке хватает и хорошего, и плохого.  Только от нас все чаще требуют концентрироваться на позитиве. Ок. А негативный опыт и свои не самые радужные качества куда?! Не замечать? Так они рано или поздно вылезут в концентрированной форме, или, что еще трагичнее, ты обнаружишь, что прожил не свою жизнь, стараясь для всех быть хорошим. Я, например, не скрываю, что сталь в характер добавила еще в детстве, которое радостным не назовешь. Семья, где крепко выпивали, научила брать ответственность на себя. Да, это может быть не просто, но важно принять себя настоящего, а не создавать нежизнеспособный гибрид под запрос других, научиться слушать собственные желания. В общем, об этом и мой канал.

Поэтому вы не раз ездили на родину Шивы – Кайлас? Чтобы научиться слышать себя? Это место сейчас очень популярно во всем мире.
Это феноменальное место, все расставляющее на свои места. Кайлас – самая загадочная вершина на юге Тибетского нагорья. «Сердце мира» и «ось земли», место силы, по преданию – это место обитания Шивы и Будды. Здесь на высоте 5700 метров есть перевал, пройдя который, ты «обрубаешь» ответственность за всех родственников до 7-го колена. Первый раз оказалась там 3 года назад, и честно, не очень понимала зачем. После этой поездки не давала покоя мысль, что должна  покорить его заново, но уже наедине с собой. И я вернулась. Но с совершенно другим настроем – это осознанная работа над собой, когда понимаешь, что чудес-то не бывает, и все в этой жизни ты способен сделать сам. Даже то, что кажется невозможным. Это невероятно тяжелая работа над собой – через боль физическую и эмоциональную. Но это того стоит. Я осознала, что подобные поездки – изначально большая иллюзия, когда ты ждешь какого-то мгновенного волшебства, мечтая проработать сферу, в которой что-то не получается. Кайлас считается магическим местом, куда не каждый может добраться, и человек думает: если получится, то я точно найду решение. Вот только история в том, что, оказавшись на вершине, все меняется кардинально. Это серьезное испытание для здоровья: высота влияет на легкие, на мозг, на почки. Чтобы пережить эти часы, не упасть в обморок, не «опьянеть», нужно приложить много усилий: правильно дышать, идти, контролировать каждое свое движение… И в этот момент вдруг четко ощущаешь: все, что есть жизни, – это не чудеса, это все я сам. И уж если я смогла услышать себя, прочувствовать и проконтролировать свое тело в таких условиях, то и неудачную сферу точно проработаю!

Что еще удалось понять, находясь в «сердце мира»?
Для меня было важно встретиться с собой настоящей, поэтому я отправилась на Кайлас в одиночестве. Когда нет времени и ресурса врать себе, оглядываться на мнение других, начинаешь смотреть внутрь, переосмысливая привычную жизнь. Нас окружает огромное количество людей, каждый из которых ищет свою выгоду, в том числе, от общения с тобой. Каждый тянет в свою сторону, но из-за высокого ритма жизни, порой перестаешь это замечать. Тут стало неудобно, там не успел оценить последствия – и уже идешь не по своему пути, путая иллюзии с реальностью. 

В этих «розовых очках» многие живут. Люди тратят силы на то, чего нет, верят в то, что не существует, при этом, не замечая, реальной жизни. А ведь сила-то она внутри, а не снаружи. Знаете, сколько раз за время пути мне хотелось развернуться и пойти назад в привычный комфорт? Каждый шаг из 90 километров пути давался очень тяжело – болела голова, было тяжело уснуть и проснуться. Но я видела, как люди работают над собой, месяцами поднимаясь к вершине, чтобы дойти до себя истинных. Эмоции переполняли, когда смотрела на солнце и луну одновременно, понимая, что в моей обычной жизни мы не видим таких удивительных вещей. 

Как смогли совместить тяжелый поход, внутреннюю работу, еще и съемки?
Это был индивидуальный (и, мягко говоря, недешевый) тур, когда все было продумано, казалось, до мелочей. Но в итоге пошло не так. Хотя… сейчас уже понимаю, что именно это позволило снять реальный дневник и понять многие вещи. Своей основной цели добилась: разрушила иллюзии. Хоть до вершины  в этот раз не дошла. За полгода до поездки один монах в Непале мне сказал: твои сильные стороны – это мощная интуиция и задатки траблшутера – антикризисного менеджера. В поездке я отработала их обе на все сто. Организация тура страдала с первого дня. Хотя были оплачены лучшие из возможных номеров, селили, например, в комнаты без электричества. В итоге, мне самой пришлось на месте решать бытовые вопросы, искать другое жилье, и по пути понимать, что такое истинная и ложная духовность. Сопровождающие, экономя на всем ради собственной выгоды, пытались убедить, что лишения – это благо, а если требуешь нормальных условий, значит, не на то тратишь энергию. Многие верят. Мне удалось понаблюдать за группами – как они уходили в гору и как возвращались. Вот, привезли группу русских туристов – человек 100. Подняли на высоту 5000 метров, дали два дня на адаптацию и повели на 5700. Половина не выдержала! Пришло состояние спутанного сознания, когда надо срочно возвращать человека – иначе смерть. А им говорят: это карма у вас плохая, не пускает в священное место. А я смотрю на это и думаю: может, это законы физики не пускают?! По-хорошему, на адаптацию нужно давать 5 дней, тогда организм справится с задачей. Вот представляете, какие иллюзии люди сами себе создают!

Плюс в какой-то момент я совершенно четко почувствовала – надо возвращаться. Организаторы засуетились, конечно, но я умею убеждать. Когда мы спускались, пошел снег, а через некоторое время мы узнали, в горах он был сильным и заблокировал туристов.

Вот она – интуиция…
Да, и она меня спасла! Это к вопросу о том, как важно слышать себя.  Я снимала много видео в этой поездке. Мне хочется показать и красоту, и эмоции, и сложности, чтобы донести: духовность – это прекрасно, но здравый смысл никто не отменял.

Еще эта поездка подарила важную встречу. Я сильно простыла в пути, и мы остановились в городе на сутки. Там, на высоте 5 тысяч метров, мне удалось услышать легендарного Садхгуру, поговорить с которым едут со всего мира. Знаете, какой был самый частый вопрос? «Что делать, если меня предали?» Так вот мистик отвечал: «Любимый человек поступил не так, как вам хотелось? Тогда вопрос к вам». Мы не можем влиять на волю других людей. Единственный, кого можно менять – это ты сам. Это так созвучно с моей жизненной философией! Важно быть честным с собой, с жизнью, с окружающими. Если интересен этот опыт – значит, нам по пути. 


Текст поверх фото:  Им говорят: карма у вас плохая, не пускает в священное место. А я смотрю на это и думаю: может, это законы физики не пускают? Представляете, какие иллюзии люди сами себе создают!

Смотри, как звучит! 10.12.2019 Смотри, как звучит!

Тип шаблона:  1
Автор текста:  Ольга Шутова
Автор фото:  Дмитрий Рудик
Текст 1:  Создатель студии SounDrama и худрук театра «Центр драматургии и режиссуры» Владимир Панков – о том, как музыка меняет реальность и как проявляется инфантильность молодых актеров.
Текст 2:  Вас называют создателем уникального театрального жанра «саундрама».
Кто-то называет саундраму жанром, а мне кажется, что это способ существования, наш язык, на котором и артисты, и музыканты говорят со зрителем. Мне же саундрама в большей степени позволяет жонглировать различными жанрами, выбирать, как точно и гармонично соединить музыкальный и психологический театр, мюзикл и драму.

Сегодня наше восприятие окружающей реальности «заточено» на визуал. Вы это ощущаете, работая над спектаклями?
Ничего подобного! Саундрама изначально выросла из коллектива музыкантов, и мы в свое время много писали музыку для фильмов, сериалов. И уже тогда, больше 15 лет назад, я начал замечать одну особенность – как музыка влияет на уже состоявшуюся, отснятую картинку. Если ты накладываешь один трек, рождается один смысл, накладываешь другой трек – смысл меняется кардинально. Вы когда-нибудь обращали внимание? Идешь по улице, и вокруг тебя бурлит жизнь. А надеваешь наушники с музыкой – все становится совершенно другим. Музыка способна изменять даже визуальность, причем делает это в обход человеческого сознания.

В одном интервью вы говорили, что современный зритель приходит в театр за развлечением… Меняется ли этот посыл со временем?
Мне кажется, вы слишком обобщаете. Существуют разные зрители. Объясню так – у нас есть две ноги. И, чтобы сделать шаг, мы должны перенести центр тяжести с одной на другую. Снова и снова. Это баланс. И то же самое происходит в музыке, в театре. Театр существует как способ служения – зрителю-гурману, ценителю, который в нем разбирается. И как способ развлечения. Режиссеру всегда нужно держать баланс. Как показывает практика, на первые два-три спектакля приходят настоящие театралы, которых на самом деле не так много. А потом идет «обычный» зритель, жаждущий развлечения. И я стараюсь в каждом своем спектакле соблюсти этот баланс.

Угодить и тем, и другим?
Не то чтобы угодить. Не прогнуться под интересы зрителя, но и не смотреть на него высокомерно. Мы всегда пытаемся договориться, воспитать зрителя так, чтобы он не отвергал мгновенно то, что ему чуждо, а пытался понять. В этом отношении европейский зритель театрально более восприимчив: даже если он что-то не понимает, то готов разбираться. А наша публика, если ей не нравится, сразу держит дистанцию.

Вы много работаете и в России, и в Европе. Как-то сформулировали для себя нашу национальную черту?
Да, я много думал об этом. Русский человек щедр. Если он что-то любит или ненавидит, то от души, не скупясь на эмоции. Еще одной отличительной чертой русского характера раньше была доверчивость, которая сегодня, к сожалению, получила негативный окрас, а доверчивый человек стал синонимом «дурачка». «Чувствительный», «трепетный» – тоже сегодня обрели отрицательную, немодную коннотацию. Но я уверен, что этот романтический этап вернется, ведь способность не просто ржать над тем, что ты видишь, а сопереживать, созидать – ключевые черты настоящего человека.

Сегодня многие направления искусства пошли по такому пути – произвести впечатление через уродство и эпатаж.
Именно так, и это самый простой путь – достигнуть неравнодушия через разрушение. Вспомните фильм «Бердмэн». Когда дочь говорит главному герою: «Если ты не пройдешься по улице голым, то у тебя не будет лайков, а значит, ты ничего не сделал!» Такова тенденция времени – ты должен сделать что-то вопиющее, чтобы обратить на себя внимание. Просто, наверное, надо воспитывать детей, максимально вкладываясь в их мироощущения.

К слову о детях и запретах, вы своим что-то запрещаете?
Я знаю, что в некоторых семьях ограждают детей от гаджетов. Но это бессмысленно! Технологии перерастут в нечто большее и станут частью будущего. Детям нужен этот навык. Я просто прошу своих: отложи телефон на секунду, давай поговорим немного. Во всем нужна мера, каждый выбирает и возделывает свой сад.

Спрошу еще об одной тенденции современного искусства – создании сложной концептуальности. Всегда ли нужен концепт?
Скажу так: нельзя высокомерно смотреть на зрителя. Питер Брук об этом говорил: «Зритель – твой собеседник». Без него театр не может существовать. Я помню, когда только выпустился из ГИТИСа, пытался ответить себе на вопрос: зачем я стал актером? И знаете, это такое счастье, когда 100–200 зрителей молчат, а у тебя есть возможность говорить и быть услышанным. Какую уникальную форму общения придумал человек!

Вы же раньше участвовали в постановках как актер? Не хотите к этому вернуться?
Нет, я теперь по другую сторону рампы. Не люблю этого – сам поставил, сам сыграл. Кроме того, сейчас такая молодежь приходит в театр! У них есть, конечно, своя проблема – инфантилизм. Но при этом они очень талантливые и свободные.

А в чем как режиссер вы видите эту инфантильность у актеров?
Ну, к примеру, они говорят: «Владимир Николаевич, нам же сказали “нет” – значит, нет». И сидят на попе ровно, ждут. При этом у них много энергии, которую нужно направить, придать импульс. И объединяются они тяжелее, чем мы, они индивидуалисты. И этот их постоянный расчет: а что я получу за свою работу? Но это не отрицательная черта, возможно, с годами она уйдет. И при всем этом они лучше нас – я точно знаю.

Вы режиссер, преподаватель, музыкант, художественный руководитель театра. Получается, что вы живете в театральном мире в режиме 24/7?
Да, иногда это даже чересчур. Не остается времени на жизнь. Я даже иногда завидую людям, которые могут разделить: это работа, а это семья. Я люблю фотографировать и, когда скидываю фотографии на компьютер, начинаю их обрабатывать, мой мозг переключается, я так отдыхаю. Этот бесконечный процесс фотообработки – тут морщинки добавить, тут цветокоррекцию сделать – мне безумно нравится!

А в работе на сцене такое внимание к визуалу дает вам что-то?
Безусловно. Есть точки А и Б, и путь из одной в другую – это и есть репетиционный процесс. Я всегда знаю, чем он начнется и каков будет финал. Причем я вижу его не с позиции зрителя – горизонтально, а сверху, как шахматную партию.

Если уйти немного от вашей режиссерской работы, вы ведь владеете многими музыкальными инструментами. С позиции музыканта следите за тем, что происходит в современной музыке вне театра?
Знаете, кто мне помогает следить? Студенты! Я даже придумал им первое задание, когда они начинают работать. Каждый приносит на флешке свой плейлист. И я их слушаю. Благодаря музыке о человеке можно гораздо больше узнать, чем если ты с ним поговоришь. А еще есть замечательный «шазамчик» (сервис Shazam. – Ред.) – это тот случай, когда гаджеты идут на пользу. Слушаю радио, понимаю, что хорошая тема звучит. Ну-ка, «шазамчик», что это? И складываю в свою копилочку.

И как вам нравится то, что слушают студенты?
Музыка должна быть разной, как и спектакли. Я просто исхожу из того, откликается у меня или нет. И всегда думаю: могу ли это я использовать в своих спектаклях? Мне достаточно 5–10 секунд, чтобы это понять. Вообще, давно набирает обороты тенденция слияния жанров, языков, необычных инструментов – и это естественно. Когда ты объединяешь два направления, получается третье. На этом построены химия, биология, взаимоотношения мужчины и женщины. И саундрама!

Текст поверх фото:  Такова тенденция времени – ты должен сделать что-то вопиющее, чтобы обратить на себя внимание.

Место силы 01.11.2019 Место силы

Тип шаблона:  3
Автор текста:  Екатерина Погодаева
Автор фото:  Архив героя
Текст 1:  Архитектор, дизайнер интерьеров Наталья Маранцман доказывает: в стремлении к идеальному интерьеру даже в небольшом пространстве не должно быть границ.
Текст 2:  Когда Наталья взялась за реализацию этого проекта, в ее распоряжении был двухуровневый таунхаус – по 50 кв.м. на каждом этаже – черновой отделки и металлический каркас лестницы. Казалось бы, вот она: мечта архитектора – начинать с нуля. Но было несколько нюансов, потребовавших дополнительного времени на поиск решений. Во-первых, небольшая площадь каждого этажа, которая «съедалась» различными техническими элементами – например, котлом, размещенным в гостиной. Во-вторых, относительно низкие потолки – 2,6 метра. Поэтому решено было подчинить все стилевые решения визуальному расширению пространства, взяв за основу модный во всем мире open space.

По этому же принципу максимального сохранения и облегчения пространства создавалась лестница со стеклянными ограждениями. Такая идея редко реализуется, и в этом проекте она стала изюминкой, современным элементом интерьера, сохраняющим воздушность пространства. Другие «фишки» – элементы из черного стекла с зеркальным эффектом, полиуретановые волны, использованные для декора стены в гостиной, которые должны были смягчить четкую геометрию пространства, и декор вертикальными линиями, в том числе неоновыми лентами, от пола до потолка, для создания эффекта высоты.

Немецкое качество неоспоримо, поэтому практически вся мебель для проекта подбиралась в салоне Graffo – диван Rolf Benz, стулья Draenert. Кухня, выполненная «под бетон», без навесных шкафов, со скрытой бытовой техникой стала местом притяжения для всей семьи и ее друзей. Большой остров кухни выполняет сразу две функции – место для приготовления еды и как стол, за которым может собраться немалое количество гостей.

Освещение – серый кардинал всего пространства, поэтому подходить к его выбору и комплектации необходимо крайне грамотно. Таким подходом отличается компания Dream Décor, в ассортименте которой представлены самые модные бренды-производители света Еstiluz, Flos, Artemide и многие другие. Но любимой маркой для Натальи была и остается Karman Italia, неизменно предлагающая миру яркие дизайнерские решения. Так в интерьере ванной появился светильник в образе гориллы, ставший авторским штрихом, который добавил креативности и экзотики. Несмотря на приверженность заказчиков к немецким материалам, использовать только их не всегда получалось. Появилась необходимость привлечь достойные местные компании. Так среди партнеров Натальи появилась компания Alexander Tischler. С помощью этой фирмы архитектору удалось найти идеальное решение, чтобы закрыть технические элементы и дополнить интерьер стильными мебельными акцентами. 

По убеждению архитектора, качество и эстетичность – главные критерии при воплощении проекта. Им в полной мере отвечает компания дверей Sofia. Когда у Натальи родилась необычная идея установить на первом этаже двери от пола до потолка для зрительного увеличения высоты пространства, здесь ее поддержали. Решено было использовать двери со скрытой системой Sofia Invisible. Это особая система погонажа, которая превращает скрытые полотна в дверь-«невидимку» и обеспечивает установку невидимой двери вровень со стеной, без наличников. Готовая конструкция такой двери смотрится просто и лаконично, позволяя реализовывать любые дизайнерские решения в интерьере помещения. Чего, собственно, и добивалась Наталья. Как итог – двери словно бы растворились в стене и стали еще одной «фишкой» этого необыкновенно уютного интерьера, который, по словам Натальи, она сама бы выбрала для жизни.



Текст поверх фото:  Немецкое качество неоспоримо, поэтому практически вся мебель для проекта подбиралась в салоне Graffo

Оттенки Светлого 01.11.2019 Оттенки Светлого

Тип шаблона:  1
Автор фото:  Александр Яньтюшев
Текст 1:  Сергей Светлаков – о феминизме, перспективах телевидения, одержимости гаджетами и праве мужчины «дать в морду».
Текст 2:  Несмотря на столько лет присутствия в шоу-бизнесе, вам каким-то чудом удается сохранять положительный образ «настоящего русского парня»…

Что думаете по поводу бушующей вокруг феминизации?
В этой истории я что-то принимаю, что-то – нет. С одной стороны, я за то, чтобы наше общество меняло отношение ко многим вещам: финансовому притеснению женщин, профессиональным ограничениям. Но есть нюансы, которые я, в силу своего воспитания и мироощущения, просто не могу принять.
Нет смысла отрицать различия в физиологии. Или, к примеру, я могу взять женщину на руки, не спрашивая ее разрешения. Она вправе дать за это пощечину, и я ее отпущу. Но сначала все равно это сделаю. В этом отчасти заключаются инстинкты, которые я не хочу осмыслять. Мне кажется, пытаясь полностью проанализировать собственное поведение, мы теряем что-то важное.

Вы замечаете, что роли мужчины и женщины в обществе меняются?
Да, из-за наступления женщин в мужчинах начинает проявляться какая-то инфантильность.
Они же «равные». И мне от этих перегибов немного страшно становится…

Вы допускаете ситуацию, когда женщина вам скажет:
«Я пойду зарабатывать, а ты сиди дома с детьми»?
Конкретно я – нет. Но я совершенно не против таких семей. Такому парню никогда не скажу:
«Ты не мужик». И, кстати, мой ребенок ходит в детский сад, где воспитатель – молодой парень. И он круто справляется с этой ролью: в нем есть нежность, есть какая-то детская непосредственность. Он живет этим. Я и сам занимаюсь не очень, как считается, «мужской» профессией –
актерской. Но она часть моей жизни.

Какие черты, по-вашему, должны быть присущи настоящей женщине и настоящему мужчине?
Женщине, наверное, мудрость. Только женщина может ее себе позволить – у мужчин больше инстинктов, которые срабатывают мгновенно. А для мужчины важна адекватность. Исходя из ситуации, повести себя так, как позволяет воспитание, твой жизненный статус. Не лезть, не разобравшись, не поняв – не говорить. Иногда можно промолчать, а иногда и в морду дать.

К слову об адекватности мужской позиции. Вы следите за ситуацией с митингами в Москве? Как считаете, они оправданы?
Я очень надеюсь, что у оппозиции появятся новые умные лидеры, а у власти – понимание,
что научиться слышать и договариваться все-таки придется.

А как вы в семье договариваетесь? Кто у вас главный?
Конечно, главный – я! Но не во всём... В чем позволяет жена.

У вас ведь сумасшедший график. Насколько удается погрузиться в воспитание детей? И допускаете ли цензуру над тем, что они смотрят и слушают?
Я, конечно, не идеальный папаша, с утра до вечера дышащий над чадом, но детей своих очень люблю и пытаюсь участвовать в их развитии. Всем троим птенцам в их открытые желтые ротики положить что-то важное… Цензура есть, конечно: без этого, я считаю, сейчас нельзя. Поэтому пользование айпадом у нас почасовое и подконтрольное.

Как решаете вопрос зависимости детей от гаджетов?
Этому нет глобального противоядия – отлучить совсем нельзя. Сейчас это неотъемлемая часть нашего социума и будущего уклада жизни. Как можем, ограничиваем, создаем правила и пытаемся что-то объяснять. Но есть ощущение, что эту игру мы уже проиграли.

А что насчет телевидения? Сегодня модно его не смотреть. Как считаете, может ли что-то поменяться в телевизоре, чтобы его перестали воспринимать как зомбоящик?
Тенденция так себе, согласен. Но уверен, что полной победы над ТВ еще долго не будет. Мы с нашей «Студией Свердловск» планируем и на интернет–платформах что-то делать, и на ТВ. Скоро запускаем новое шоу «Русские не смеются» на СТС. А с октября на онлайн-сервисе more.tv появится стендап от нас. Надеюсь, эти начинания будут друг друга дополнять, а не убивать.

Текст поверх фото:  Из-за наступления женщин в мужчинах начинает проявляться какая-то инфантильность

Ну и что, что вы рожаете? 01.11.2019 Ну и что, что вы рожаете?

Тип шаблона:  3
Автор текста:  Диана Гусева
Автор фото:  Алексей Чистополов
Текст 1:  Тина Канделаки – о том, почему мужчине и женщине не надо терпеть друг друга, о независимости и равенстве.
Текст 2:  Тина, лучший мужчина для вас – кто он?
Для каждой девушки лучший мужчина ее жизни – папа. По уровню отчаянности мой отец несравним ни с одним мужчиной, которого я встречала в своей жизни. Это не очень применимо к современным реалиям. В XX веке страсть, эмоции были ярче, потому что были сакральными – не было такой доступности друг другу. Мой папа был классическим, литературным грузином: любвеобильный, яркий, с характерными песнями и плясками. Его любовь к друзьям, женщинам, красивому застолью теперь уже в моих воспоминаниях, как художественное произведение. Сейчас это кажется мне сказкой, в которой я когда-то была.

Так какими качествами он должен обладать?
Я не делю людей на мужчин и женщин. Есть общечеловеческие качества, которые важны, независимо от гендера. Что такое отношения двух людей? С отношений двух людей начинаются микро-корпорации, с них же начинаются идеи, которые переворачивают цивилизацию, от них продолжается жизнь. Когда два разных человека встречаются друг с другом, им надо понимать одну простую вещь. В современном мире комфорт настолько высок, что для того, чтобы жить в нем, не надо ни с кем объединяться. А если уж вы объединились, стоит помогать друг другу в главной проблеме XXI века – в постоянном самосовершенствовании. Если два человека соединились, они должны созидать, а не разрушать. Сегодня нет такой причины, из-за которой людям надо терпеть друг друга.
Но ведь есть обстоятельства, в которых люди зависят друг от друга, например, материальные.
Потребительские отношения не имеют никакого смысла. Зачем мужчине удовлетворять ваши капризы? Там целая очередь красивых девушек стоит, которые готовы на все то же самое, только подешевле. В то же время зачем вам мужчина, который вам неинтересен, обижает, оскорбляет, пресен? Только потому, что мужчин в России меньше? Да глупости! Если вы будете умной, яркой, успешной, самостоятельной, поверьте, к вам потянутся.

То есть вы за равноправные отношения с мужчинами?
Для меня это всегда было так. Женщины в нашей семье всегда работали, зарабатывали и были самостоятельными. Моя мама очень много работала, и у меня так сложилось, что я никогда от мужчин не зависела. Никогда не было ситуации, чтобы я попросила у мужчины денег на покупку чего-либо для себя. Мне могли сделать подарок, но я всегда могла купить все себе сама, в зависимости от бюджета и возможностей, а они были разными в разные периоды жизни. Я обеспечивала себя сама. В 16 лет я получила первую зарплату.

а можно ли говорить, что у нас патриархальное общество?
Общество, безусловно, патриархально. И не только в России, но и в других странах, однако в крупных городах уже прослеживается тенденция к равенству между мужчиной и женщиной. Начиная с репродукции, которая все больше контролируется человечеством, и заканчивая изменениями, происходящими в институте брака, – все это подстегнуло и вдохновило женщину на то, чтобы стать максимально самостоятельной.

За что идет борьба, конкуренция между полами?
В больших городах – большая конкуренция не только за ресурсы, но и за людей, за партнеров. И конкуренция за мужчин очень высока. Технологии изменили взаимоотношения, ускорили и сократили их: две СМС - роман, три СМС - развод. Мы очень быстро сходимся, узнаем все друг о друге. Конечно, женщин, живущих в больших городах, это вынудило хеджироваться, то есть начать конкурировать с мужчинами, в частности, и за рабочие места. Удаленный тип работы дал возможность не отставать и не проигрывать. Мы часто сильно отставали из-за того, что рожали, уходили в декрет. Это лишало нас на несколько лет тех результатов, которые были у мужичин. Но теперь все женщины работают и хотят строить карьеру наравне с мужчинами. Женщина, которая почувствовала вкус самостоятельности, хочет быть и оставаться такой. У нас в России много женщин-министров, губернаторов с успешной карьерой – от Матвиенко до Голиковой.

Тем не менее, в социальных сетях до сих пор доминирует образ женщины как счастливой хозяйки, жены и мамы.
Instagram и другие социальные сети пропагандируют образ гризетки – молодой, красивой, порхающей, как бабочка, девушки, которую мужчина поцеловал и увез в Париж. Но жизнь диктует другое, реалии иные. Мы сегодня говорим о том, что на протяжении жизни человеку придется овладеть пятью профессиями. Надо отдавать себе отчет, что в течение жизни будет не один партнер, а несколько, надо сохранять себя и не становиться обузой для партнера. Форма взаимоотношений, когда мужчина был главным добытчиком и содержал вас за то, что вы рожали, в больших городах уходит в прошлое. Ну и что, что вы рожаете? Это не значит, что вас кто-то должен за это содержать. Я никому свою точку зрения не навязываю – она сложная для реализации. Но я своих детей воспитала сама, а у меня их двое. Я считаю, что гораздо спокойнее быть самостоятельной и самой зарабатывать деньги, чем искать того, кто будет обслуживать твои нужды.

При всей самостоятельности и независимости, о чем молчат российские женщины?
О домашнем насилии, безусловно. История с сестрами Хачатурян обнажила эту проблему, но модель «бьет значит любит» по-прежнему существует, и у нас не сформировано отношение к домашнему насилию.
Здесь миллион примеров можно вспомнить. С сестрами Хачатурян меня больше всего удивило то, что это длилось многие годы, все знали о характере отца. И ни органы опеки, ни школа, никто из соседей не приложили усилий, чтобы его остановить. Эта громкая история показала, что насилие может случиться с каждым из нас. У каждого из нас есть знакомый, который живет по этому принципу. Вокруг меня есть знакомые, которые вступили в брак и живут тяжело. Уже один раз ударил, но все равно любимый, родной. Что делать? Надо же ради ребенка терпеть. Мне, конечно, мужчины писали в Telegram: «Что же вы мужчин только притесняете?» Конечно, бывает и такое, не отрицаю, но в процентном соотношении количество жертв среди женщин гораздо больше.

И что же делать в этой ситуации?
Это очень страшно. Но жить с человеком, который хотя бы раз причинил тебе боль, ударил или дал пощечину, нельзя – ни ради ребенка, ни ради кого-либо. Как только тебя кто-то ударил, надо разворачиваться и уходить, здесь нечего обсуждать.
Вас же могут упрекнуть: мол, она такая успешная, красивая, самодостаточная…
Мне многие пишут: «Я живу в маленьком городе, у меня ребенок, муж – добытчик. Если я уйду…» В отличие от многих известных людей, я вправе сказать: «Уйдешь – будет тяжело. Но справишься, если захочешь». У меня не было ни влиятельных родственников, ни знакомых, никого, кто мне бы подстелил мягкую солому. Я прошла все стадии – от дикой нужды и того, как я начала зарабатывать деньги и обеспечивать семью, до тех пор, как заработала первый миллион долларов. Я хорошо знаю, что это такое, когда нет денег, когда ночью боишься идти от метро до дома. Когда я переехала в Москву, первое время даже не была уверена, что вообще дойду. А денег ни на какое такси нет, ты идешь пешком, и тебе кажется, что кто-то дышит тебе в затылок. Но, несмотря ни на что, я ни секунды не жалела. Я хочу сказать всем женщинам, которые живут и остаются с насильником по той простой причине, что они сами не справятся: это глубочайшее заблуждение. Справятся! Жизнь станет только лучше – 100 %. Из тех, кто вырвался, никто еще не сказал, что стало хуже. Хуже быть уже не может.

Текст поверх фото:  Если два человека соединились, они должны созидать, а не разрушать. Сегодня нет такой причины, из-за которой людям надо терпеть друг друга.


Новости 321 - 338 из 338
Начало | Пред. | 13 14 15 16 17 | След. | Конец