Lifestyle Мода Колумнисты Интервью Beauty Ресторация Пространство Съёмки Видео
Осторожно ручная работа
Текст: Шутова Ольга Фото: Алексей Чистополов

Как без заумных концепций и серьезных бюджетов стать резидентом крупнейших арт-галерей Америки и почему хорошая идея требует не гениальности, а усердия, «Стольнику» рассказал дизайнер и архитектор Кейл Джонсон.

В мире не так много дизайнеров, работающих с картоном, и мы постоянно друг у друга на виду

Кейл, ваш совместный с «Картонией» проект стал украшением Дня города. Как именитый дизайнер из Лос-Анджелеса оказался в Екатеринбурге да еще и собственноручно дни напролет мастерил картонного Полоза?
В мире не так много дизайнеров, работающих с картоном, и мы все друг у друга на виду. «Картония» в какой-то момент подписалась на меня, я – на них, и мы периодически оставляли друг у друга восторженные комментарии. Года три назад Сергей Корсаков пригласил меня на свой проект в Мексике, но я не смог поучаствовать. И вот недавно он позвал меня в коллаборацию с «Ельцин-центром». Я ему ответил: «С удовольствием, но у меня даже визы нет!» И тогда ребята обратились в американское посольство с позиций проекта Speakers program (я даже не подозревал о его существовании), те вдохновились моими работами – и в итоге я оказался у вас в Екатеринбурге, а затем поеду в Москву и Санкт-Петербург. 

Получается, ваше знакомство с Россией началось с Урала? Успели здесь осмотреться?
К сожалению, почти нет! Я все дни проводил в шатре, правда, каждое утро прогуливался по набережной, любовался Храмом-на-Крови и забрался на смотровую площадку «Высоцкого». Но все, с кем я общался, говорили, что именно здесь – не в Москве или Санкт-Петербурге – настоящая Россия. У вас действительно очень красивый город, с хорошей энергетикой и правильным сердечным ритмом. 

Знаете, меня совершенно покорило ваше выступление на TEDx, где вы показывали огромные рисунки, на которых запечатлели абсолютно все предметы, которыми владеете. Это же уйма вещей! Как вы относитесь к современному стремлению людей отказываться от потребления, свести к минимуму свои «владения»? 
Я верю, что для счастья нам нужно совсем немного вещей. А те рисунки возникли в определенной ситуации: я в какой-то момент понял, что у меня совершенно нет достойных творческих идей. А моя философия проста: хорошая идея рождается в процессе работы над плохой. И если целый день сидеть на Netflix, само собой ничего не придумается. Даже если у вас есть совершенно бредовая мысль, нужно просто начать ее развивать. И в тот момент у меня было совершенно пусто в голове, поэтому я взял первый попавшийся ящик, вытряхнул из него все вещи и начал их зарисовывать. Потом достал следующий. И следующий. И понял, что не остановлюсь, пока не нарисую абсолютно все вещи, которые есть у меня дома.

Сколько времени вы на это потратили?
Два месяца примерно. Потом я использовал все эти рисунки в своей большой скульптуре. И эта идея – рисовать много-много маленьких изображений на большом листе – мне очень понравилась. Позже я продолжил серию асанами йоги, коллекцией часов, трофеев. 

Вы их просто храните в студии?
Нет, продаю – эти рисунки есть в галереях Нью-Йорка, Лос-Анджелеса, в Канзасе, других городах Америки.

Вы знаменитый архитектор, дизайнер, но что именно вы делаете – чем зарабатываете?
Можно сказать, что все развивается в трех направлениях. Первое – моя личная арт-работа, к примеру, те же рисунки вещей. Большую их часть я продаю. Второе направление – воркшопы для детей и взрослых, которые, возможно, не занимаются творчеством в своей повседневной жизни. Но на моих мастер-классах они собираются вместе, и мы создаем что-то интересное общими усилиями. 

Это коммерческая история?
Нет, скорее для души. Меня приглашают общественные организации, школы и т.д. А коммерческая – это третье направление. В его рамках я создаю проекты для крупных компаний: Uber, Budweizer, Toshiba, Adobe, канал Disney. Занимаясь каким-либо одним из этих направлений, я бы, наверное, не смог много зарабатывать, но в совокупности все получается очень неплохо. Кроме того, я такой человек – мне было бы ужасно скучно делать одно и то же каждый день. Поэтому я стараюсь сохранять разнообразие. 

Вы сказали, что хорошая идея рождается из работы над плохой. Но как понять, что идея уже достаточно хороша?
Знаете, я владею двумя языками: английским и визуальным. И каждый день на протяжении многих лет я совершенствую свой визуальный «словарь». Когда ты в начале творческого пути, конечно, сложно понять, хороша твоя идея или нет. Но постепенно, развивая свой «голос», я уже по внутреннему ощущению счастья понимаю – да, идея отличная. Кто-то говорит, что творческая работа может быть бесконечной, ты можешь работать над одним объектом всю жизнь. Как по мне, если ты не видишь, что еще можно изменить в своей работе, – супер, все готово! А иногда бывает, что тебе не очень нравится, но люди смотрят и говорят, что все круто. 

Почему именно картон?
Когда я учился в школе, работал с алюминием, сталью, деревом. Пилил, строгал и резал. Мне нравился сам процесс, вот только мои эскизы часто совершенно не походили на готовую работу. Как будто их создавали два совершенно разных художника. И когда я окончил школу, я, совершенно не имея денег, разумеется, хотел привлечь к себе внимание. Все художники мечтают о славе. И у меня был план – создать что-то монументальное, но недорогое. Поэтому я выбрал картон. Самый простой способ создавать большие инсталляции за маленькие деньги. И люди стали обращать на мои скульптуры внимание. При этом я осознал, что мои работы стали, наконец, точным воплощением эскизов. Сегодня я, конечно, работаю не только с картоном, но этот материал остается самым любимым. Я люблю работать быстро, а с картоном просто берешь нож – и вжик, у тебя в руках нужная деталь.

Вы создаете потрясающие вещи, они забавные, странные и в большинстве своем они не несут практической пользы. Почему вы стали настолько популярны и признаны в профессиональном мире? 
Честно, не знаю! Я просто много работаю. Мне кажется, что мои работы так трогают потому, что в них нет замороченных концепций, они просты и ироничны. Я не пытаюсь изменить мир или чье-то отношение к жизни своими работами, но предлагаю посмотреть на привычные вещи немного по-другому. Моя история – о трудолюбии, ручном труде и умении радоваться жизни. Я верю, что жизнь коротка, и нужно каждый день просто делать то, что ты любишь. Ведь в любой момент все может закончиться. 

Помните, когда впервые стали что-то творить руками?
В раннем детстве – точно. Я рос с мамой и бабушкой, и они очень много времени проводили за рукоделием: шили лоскутные одеяла.  Я помню, как шесть–семь красивых леди собирались за столом за беседой и шитьем. А я, маленький, сидел на полу и любовался ими. С тех пор для меня очень важно общение в процессе какого-то hand-made-действа. Я убежден, что отношения, которые рождаются, когда люди заняты общим делом, гораздо крепче, искреннее, чем знакомства, которые заводят в баре за бокалом пива. И, сколько бы я ни путешествовал, в каких бы странах ни оказывался, я всегда нахожу с людьми общий язык – визуальный. Потому что это язык Вселенной. 

Каждый художник мечтает о признании, о финансовом благополучии – что для этого нужно?
Чтобы преуспеть в искусстве, нужно держать фокус, не позволять никому (даже самым родным и близким) сбивать тебя с намеченного пути и четко расставлять приоритеты. Твое время – самый ценный ресурс, который не стоит тратить на пустые разговоры и тусовки. Но при этом, разумеется, не нужно уходить в творческое отшельничество: в искусстве, как и в любом другом современном бизнесе, все решают контакты. Я и сам могу быть балагуром, «своим парнем», но очень серьезно отношусь к своей профессии. Можно было в Екатеринбурге быстренько сделать небольшой проект, а все остальное время ходить по барам и знакомиться с уральскими красавицами. Но я приехал сюда из Лос-Анджелеса, чтобы провести почти все время в огромном шатре на набережной и сделать из картона гигантского Полоза!