Lifestyle Мода Колумнисты Интервью Beauty Ресторация Пространство Съёмки Видео
Большая ли разница?
Текст: Анастасия Худякова, Вадим Шихов Фото: Фотобанк

Четыре героя разных поколений о мужских принципах поведения, феминизме, ЛГБТ и харрасменте.

Алексей Шахов, экскурсовод, шеф-редактор «The Village Екатеринбург», 25 лет
По натуре я ультранонконформист. Считаю, что поступать можно как угодно – хоть мужчине, хоть женщине. Главное в жизни – это кайфовать, потому что, если ты этого не сделаешь, то просто умрешь с мыслью о том, что ты этого не сделал…Именно поэтому к любым социальным проявлениям я отношусь лояльно, если дело не доходит до радикализации и фанатизма. Взять феминизм: равноправие – это прекрасно! Но именно равноправие, а не перекосы в ту или иную сторону. Так и в семье – роли должны распределяться независимо от гендерного, расового или какого-то другого признака: каждому по потребностям и по желаниям. 

Я лояльно отношусь и к представителям ЛГБТ-сообщества. Мне кажется абсурдным запрет на пропаганду ЛГБТ, это абсолютный бред. Это то же самое, как запретить чудо-йогурт из-за пропаганды йогуртовых культур! Гей-сообщество в последнее время все чаще появляется в повестке, в правовом поле благодаря деятельности ресурсного центра ЛГБТ. О них говорят, рассказывают об их деятельности, и это прекрасно, потому что есть люди, которые признают свободу чужого выбора, а есть те, кто постоянно учат других жить. И чем чаще мы рассказываем о ЛГБТ в медиа, тем больше людей, понимающих, что это нормальное явление, и тема этого противостояния исчезнет сама собой, как только исчезнет стигматизация этого сообщества в нашей стране. 

Ринат Низамов, директор сети городских порталов Hearst Shkulev Digital (более 40 сайтов, в том числе E1.ru) 31 год
С феминизмом в своей жизни я сталкиваюсь разве что в ленте своего «Фейсбука», в перепостах новостей об акциях столичных феминисток. Возможно, Екатеринбург еще не настолько «столичный» город, поэтому не богат на такие новости, или же наши прекрасные дамы не сталкиваются с проблемами, с которыми борются феминистки Москвы и Питера. Хотя и не имею ничего против такого движения. Как можно быть против защиты чьих-то прав и свобод?! В моей семье у женщины (жены) нет повода жаловаться на ущемление своих прав. Я очень надеюсь на это. 

Есть и другая сторона – харрасмент. В мировой повестке, по моим ощущениям, он стал инфоповодом относительно недавно. Но, думаю, будут говорить еще долго, и, скорее всего, поводов для таких разговоров будет все больше. Что касается еще одной обсуждаемой темы – ЛГБТ-сообщества, – то к нему я максимально либерален. И при этом с сожалением наблюдаю, как наша страна откатывается назад, активно борясь с геями и гей-пропагандой. Молодежь должна расти и развиваться в условиях свободы. Сама выбирать, в какой цвет красить волосы, куда ездить путешествовать, какие книги читать, какую музыку слушать и кого любить, в конце концов. Если государство или общество берет на себя право лишать людей какой-то из свобод, то молодежь будет уезжать из страны туда, где эти свободы есть, где ей не тесно. А вместе с этой молодежью «утекают» умные головы – думающие, мыслящие люди. Что мы сейчас и наблюдаем. Для страны это катастрофа. 

Что же до моих принципов, то я никогда как-то специально не задумывался о них. Действовал по велению души, как воспитали меня родители. Стараюсь жить по совести. Не бояться ошибаться и просить прощения за ошибки. В работе браться за масштабное, держаться за команду. Беречь родителей, любимую, радоваться за друзей и беречь их тоже. Улыбаться, даже если на душе хреново. Верить в лучшее.

сТАНИСЛАВ СЛОВИКОВСКИЙ, арт-директор клуба «Ц», 42 года
Повестка дня всегда формируется мировыми СМИ, и большинство людей потребляют сильно отфильтрованный концентрат. Поэтому кажется, что на такие темы, как «сексуальные домогательства» и «борьба против Харви Вайнштейна», говорят все. Но это иллюзия, сегодня в мире происходит множество других глобальных процессов, которые просто не так активно освещаются, поэтому мало кто о них слышал. Меняется ли сегодня роль женщины, например, в Японии или Китае? Увы, нет. Что касается разделения ролей на «мужские» и «женские», я категорически против этого. Лучше, чтобы института запретов вообще не было. Тогда, конечно, 70% людей просто останутся без работы, ведь все, на что они способны, – создавать рамки. Люди могут построить семью так, как они хотят, без общепринятых правил и норм. Главное – чтобы были счастливы оба. Как ни крути, понятие «сила» больше относится к мужчинам – так уж сложилось в результате эволюции. Никто не мешает женщинам держать топор, но пока лучше получается у мужчин. Я и парней-то не хотел бы видеть в танках, а женщин – тем более. Когда я смотрю на девушку в полицейской форме, испытываю странные чувства. Любой вид насилия для меня неприемлем. Считаю, что каждого человека можно «переформатировать» лояльными способами. Проблема в том, что нормальный человек – это агрессивный, злой персонаж, способный спасти себя от любой опасности. Социализация же ломает эволюционную привычку, а это достаточно болезненный процесс. Но можно ведь найти более современные способы, чем насилие. Просто кто-то хочет, чтобы пока было так. За XXI век жизни в нашей Эре мужчин «кодекс братана» не сильно изменился. Таких, кто его выдерживает до последнего, обычно немного: у меня наберется максимум человек пять.

Александр Сивков, двукратный чемпион мира по хоккею с мячом, заслуженный мастер спорта России, победитель  трёх международных турниров по хоккею с шайбой среди ветеранов, в составе команды «Челябинский трактор»,67 лет
Все мы от рожденья имеем определенный пол, который обязывает нас поступать и выглядеть соответствующим образом, так решила сама природа. Каждый должен заниматься своим делом. Если кому-то нравится исполнять не свои роли, пусть исполняют. Вот хоккей – мужской вид спорта, а тут, значит, недавно появились какие-то женщины-хоккеистки, с некоторыми мне даже довелось этим летом пообщаться. Постараюсь больше с ними не сталкиваться. Я знаю, что, когда живу со своей командой (на тех же сборах, допустим), могу спокойно ходить хоть без трусов и не стесняться – вокруг ведь такие же мужики, а эти хоккеистки могут так спокойно и при мужчинах расхаживать. И у них нет ничего похожего на стеснение. Сразу и не поймешь, хоккеистка это или хоккеист. В разговоре они могут послать в первую же секунду, и, если бы это был мужчина, я бы плюнул ему за это в лицо. Женщина создана быть женщиной – ласковой, заботливой, мягкой, с ней должно быть легко разговаривать, а если она постоянно давит, с ней становится неинтересно. Мне всегда нравились мысли о женщине: думать о ней, заботиться, помогать ей создавать уют. Она должна отвечать за твои тылы, а твоя мужская обязанность – создавать ей для этого условия. Сколько ты заработал, такую кашу она тебе и сварила. Ее должны хотеть, а если это такое «чудо», о котором со спины не поймешь – он это или она, зачем такая? Например, метательницы ядра. Вы их видели? У них огромные плечи, огромные мышцы, короткие стрижки, что там осталось от женского? Если женщина хочет заниматься спортом, пусть выбирает гимнастику, например. Женщина должна оставаться женщиной, мужчина – мужчиной, хозяином, владельцем. Повторюсь, так определила природа. Мне тренер всегда говорил: «Если голоса нет, ты задницей не запоешь». Если тебе дано что-то, то дано, а если нет, зачем ты пыжишься? Занимайся тем, чем можешь, не лезь на чужую территорию. Когда мужчина начинает заниматься женскими делами, видимо, в нем мужского мало осталось. Это выбор каждого, но лично меня такие люди пусть не касаются. 

Меняется ли мнение с возрастом? Нет. Я всегда так думал, вероятно, родился сразу с такими установками. Моя задача – выиграть. И я всю жизнь это делал. Для меня белое – это белое, а черное – черное. Не каждый может сказать то, что я сейчас говорю, но я могу ответить за каждое свое слово перед кем угодно. Хлеб – он и есть хлеб, хоть ты его рви, хоть режь. И все эти метания феминизма и прочих небезызвестных направлений – наносное. Природную суть менять нельзя!

Поделиться