Lifestyle Мода Интервью Beauty Ресторация Пространство
Евгений Блюм, врач-нейрофизиолог: Как повернуть время вспять?
Текст: Екатерина Погодаева Фото: Архив героя

Профессор, доктор медицинских наук, врач-нейрофизиолог, ученый, основатель научно-исследовательского института для разработки и практического внедрения новых технологий восстановления здоровья человека без лекарств и операций Евгений Эвальевич Блюм известен во всем мире. Оксана Неруш встретилась с профессором в его испанском Центре и поговорила о медицине прошлого, человеческом ресурсе, детском здоровье и о скандале, чуть не дискредитировавшем репутацию профессионала. Его он прокомментировал впервые.



Image_00_690x900.jpg

Я работаю в тех случаях, когда другие терапевтические подходы достигли предела, и испробованы уже все методы

Заслуженный изобретатель России, автор 62 патентов в области восстановления здоровья человека через точное физическое воздействие на организм из вне. В течение 20 лет он был заведующим кафедрой клинической реабилитации Российского Университета Дружбы Народов. Основоположник соматодинамики - нового направления в медицине – науке о способах влияния на циклические и потоковые процессы, от которых зависит продолжительность жизни человека. Автор единственного в мире метода, позволяющего осуществлять сверэффективный биохакинг и излечивать тяжелейшие, неизлечимые методами классической медицины, заболевания.


Image_02.jpg

на фото:  Евгений Блюм и Оксана Неруш


Евгений Эвальевич, вы – фигура известная, интересующая многих, и поскольку тема этого номера посвящена биохакингу, хотелось бы задать в первую очередь вопрос, что означает биохакинг в понимании доктора Блюма?

 

Давайте так, «биохакинг» – термин новый. В моем понимании биохакинг – это то, чем я занимаюсь много лет: достижение здорового и активного долголетия без лекарств и операций. Причем мы говорим о максимальном продлении именно высокого качества жизни. Каждый человек сам для себя решает, когда и сколько он готов инвестировать в свое здоровье, поэтому для кого-то биохакинг начинается с рождения, с подачи родителей, конечно, для кого-то в 30 лет, для кого-то после 60. В названных трех возрастных периодах биохакинг должен быть принципиально разным. И здесь многое зависит от исходного ресурса здоровья, который мы получили на момент рождения от родителей.

Давайте поговорим о биохакинге для детей и для взрослых. У вас в Центре есть биохакинг для новорожденных. Нигде в мире я этого не встречала.

 

Биохакинг для новорожденных – это то, что надо дать ребенку, чтобы он рос и развивался здоровым и получил максимальный запас прочности на всю предстоящую жизнь: прежде всего, ребенок должен быть пропорциональным, симметричным. Вот смотрите, если мы говорим о породистом скакуне – он какой? Правильно сложенный, симметричный, мощный. Для него «пролететь» 50 километров нет проблем. И возьмем лошадку, обычную или слабенькую, которая тихонько ковыляет. Добежит ли она эту дистанцию? Наверное… Но в каком состоянии она будет после этого и как будет складываться ее дальнейшая жизнь и профессиональная карьера. И как она будет складываться у того скакуна?

Так же все и в нашей жизни, и с нашими детьми. Так вот, биохакинг по Блюму – это сделать из обычного или слабенького ребенка, «скакуна». Ведь мы же хотим, чтобы наши дети хорошо учились, имели достижения, которыми мы бы гордились и радовались за них, чтобы мальчики были сильные и успешные, а девочки красивые и рожали здоровое потомство. Нужен ли биохакинг каждому новорожденному? Все зависит от наших желаний.

Ведь самой природой заложено, что наша жизнь начинается с тренировки. В момент рождения в родовых путях матери происходит очень интенсивная первая тренировка – ребенок двигается вперед, под сильным давлением «вкручивается», его тело проходит важный биологический этап – окончательную сборку, довключение всех органов и систем организма: кровеносной, лимфатической систем, микроциркуляции головного и спинного мозга, работы сердца, легких, почек. Мне всегда четко видно, кто родился естественным путем и эту сборку прошел и все системы включены, и кто родился искусственным путем, с недовключенными функциями важных систем и органов. Таким детям биохакинг по Блюму необходим с рождения. Моя функция включить все системы на полную, чтобы ребенок рос и развивался по высшей планке здоровья. И эту тренировку, в таком случае, провожу я.

Кому еще, кроме «кесаренных» детей, показан биохакинг по Блюму?

Детям, которые родились преждевременно – с недоразвитыми органами и системами; с родовыми травмами – когда травмируются в родах голова, шея, плечевые и тазобедренные суставы; в гипоксии - с обвитием пуповиной; тем, кто родился от мамы со сниженным ресурсом, особенно если это роды в зрелом возрасте. Вот, например, мы с моей женой Еленой родили наших детей в позднем возрасте. Первый ребенок – Маша, родилась в гипоксии и крика рождения не было, а этот крик должно быть слышно в соседних комнатах, вот как кричит здоровый ребенок. Чем громче ребенок закричал, тем больший природный ресурс в него заложен. Он будет хорошо есть, крепко спать, и правильно развиваться. Сразу после родов я расправил Маше головку, собрал шейный отдел и все суставчики. К вечеру дочь кричала на весь роддом, громче всех, была розовенькая и совершенно другая. Арсений родился через 2 года, с косоглазием и тремором по всему телу. Решение этих проблем заняло у меня 2 недели. Еще через 2 года родился Эвальд. Длинненький, худенький, с проблемами пищеварения. Разбираться пришлось опять папе.


Image_01.jpg

Все проблемы и заболевания, которые ребенок получил от рождения или как результат родовой травмы, должны быть решены в течении первого года жизни, максимум – двух.



Чем же платят дети, которые не прошли эти естественные тренировки?

 

Они чаще всего не выдерживают нагрузок, менее сконцентрированы, отстают в развитии, склонны к нарушениям типа СДВГ, начальным формам аутизма. У таких детей периодически бывают детские депрессии, они требуют к себе большего внимания и опеки. Понятно, что родители готовы им это дать, но такие дети воспринимают все, как должное. А дети, родившиеся естественным путем, чаще всего собраны, действуют по принципу «Я сам», отказываются от помощи. Конечно, родители все сделают для своего ребенка, и когда обнаруживаются проблемы, они консультируются в лучших мировых клиниках. Но после всех специалистов, даже после тяжелого медикаментозного лечения, когда все медицинские ресурсы уже исчерпаны, а эффекта нет, они обращаются ко мне.

Хочу подчеркнуть, что мой многолетний опыт подтверждает, что нет такого понятия, как «перерастет». Все проблемы и заболевания, которые ребенок получил от рождения или как результат родовой травмы, должны быть решены в течении первого года жизни, максимум – двух.

С детьми мы более-менее разобрались, посмотрим на взрослых. С какими проблемами они к вам приезжают? Возьмем, к примеру, бизнесменов.

 

Если мы откроем интернет и наберем фразу «болезни бизнесменов», то увидим стандартные синдромы: выгорания, хронической усталости и психоэмоционального истощения. Остальные проблемы возникают от образа жизни: насколько человек подвижен или избыточно спортивен, занимается ли он экстремальными видами спорта, какие лекарства принимает, сколько ему лет, какой генетический запас получил от родителей. Все индивидуально. Сегодня распространены инфаркты и инсульты среди молодых. Чтобы их избежать, необходимо вовремя восстанавливать нормальное кровоснабжение и нормальное лимфообращение сердечной мышцы. Причем, в данном случае, лимфатический ток намного важнее кровотока. Об этом написано в трудах от 1957 года, на основании более 3000 источников. Это не новые данные, я эти наработки пересобрал, обработал, усовершенствовал этот «велосипед».

Мой метод позволяет реабилитировать после инфаркта и инсульта полностью. И паралич дается природой не просто так. Так происходит, когда есть большой дисбаланс сильной и слабой половин тела. А значит, нам надо восстанавливать слабую, так как если мы начнем восстанавливать сильную, пациента накроет следующим инсультом. Здесь нужно соблюдать четкие правила и законы: после диагностики, анализа всех клинических и лабораторных заключений, сделанных снимков можно выстраивать методологию лечения. Изначально все действия будут выступать профилактикой повторного инсульта или инфаркта. Вот недавний пример из моей практики. Молодой бизнесмен, Дмитрий, 42 лет, в течении 2х суток перенес 2 инсульта. В Центр его привели под руки, мог пройти 20 метров держась за стену, левая рука и нога не контролировались. Лечился здесь год. Через год уехал сам за рулем на своей машине домой в Италию, со всей своей семьей и собаками…»

Восстановление по моему методу после «хорошего» инсульта занимает минимум год, а лучше два, это полностью обратимый процесс, так как корректировать нужно только эпицентр – кровоизлияние, то, что разрушено. Моя цель — перенести временно все функции на здоровые участки мозга. Когда мы говорим о таких серьезных патологиях, важен индивидуальный, системный и междисциплинарный подход.

Скажите доктор, а как Вы видите биохакинг для пожилых людей?

Вы знаете, что повернуть время вспять для 80-90 летних намного проще? Почему? У них остаточный ресурс уже настольно мал, что даже небольшое его пополнение дает очевидные результаты! Вот сейчас у меня в Центре занимается пациент 87 лет, со сложными хроническими заболеваниями дыхательной системы, он периодически нуждался в кислородотерапии, принимал несколько лекарственных препаратов на протяжении многих лет. Здесь он занимается всего несколько дней, мы его сняли со всех лекарств, он отказался от кислорода, и сегодня мы получили абсолютно нормальные показатели сатурации. Биохакинг для людей пожилого возраста интересует многих моих пациентов, ведь все мы хотим продлить активную здоровую жизнь своих родителей.


У читателей, которые будут искать информацию о вас в интернете, могут возникнуть вопросы относительно Вашей бывшей пациентки Марии Комиссаровой.

 

Да, благодаря ей я засветился на всех центральных каналах. Долго не давал комментариев по этому поводу, сейчас это дело прошлое, и я могу обо всем рассказать. Мария поступила ко мне после немецкого госпиталя, где ей сделали операцию и провели минимально достаточную реабилитацию, которую ей могла предложить любая больница. Ее научили пользоваться компрессионными чулками, чтобы они снимали отеки, научили самостоятельно пользоваться коляской и какому-то самообслуживанию. Потом отправили в санаторий, на этом все. У человека был перелом позвоночника, в который вставили металлоконструкцию, а все мышцы были атрофированы. Она даже сидеть могла не так долго — час или полчаса, а дальше ей нужно было лечь. Вот в таком состоянии Мария ко мне поступила. Вопрос стоял, чтобы человек, несмотря на свою спинальную травму и частичный перерыв спинного мозга, мог продолжать хоть как-то качественно жить.

При разрыве позвоночника первой задачей является восстановление опорной функции позвоночника, потом, когда будет опора на таз, начинается разработка глубинных мышц для нормальной трофики. Они не будут деградировать дальше, что поможет твердо сидеть в коляске и вести активную социальную жизнь. Вторая задача – у всех спинальников страдает мочевыделительная система, кишечник и репродуктивная функция полностью, надо было освободить ее от катетеров, слабительных мешков и так далее. Естественно, год для реализации таких целей и задач — это очень небольшой срок. Пока Мария у нас была, неоднократно мне показывала, как занимаются спинальные травматики в американских, китайских и других клиниках, где обучают ходьбе со специальными приспособлениями, применяют программы компьютерные и так далее. Она спрашивала – а можно мне так? Я говорил – нет, сначала нужно доработать с опорной функцией позвоночника. Она была обречена на металлоконструкцию и корсет. Тогда по лечению ей не могли предложить ничего. Есть несколько видов спинальной атрофии: когда человек упал без сознания и покалечил позвоночник, когда пострадал во сне или в машине и когда упал, очень сильно испугавшись, был сильно напряжен. У Марии третий случай. Когда идет эта ударная волна, возникает когнитивный эффект вспенивания тканей, они после этого становятся нежизнеспособными. Она хотела быстро встать, при этом нарушая строгий режим дня сна и бодрствования, дисциплину восстановительного лечения и так далее, а я должен был в этот момент понять ее женскую душу, но я – не нянька. Я из тех советских махровых времен, когда важно было выдавать физический результат, и я его выдаю, а ей нужен был еще какой-то. По тому, как человек ведет себя сегодня, можно понять, что было в нем изначально. За эти годы всех разбирательств народное мнение разделилось. Да, я просчитался, но не как профессионал, а как человек. Надо понимать, что Мария — спортсменка, которая привыкла к вниманию и мечтала об аплодисментах, которой нужны болельщики, восторженные отзывы и все остальное, у нас же нет ничего такого – мы не аплодируем и не хвалим. Собственно внимание-то на нее как раз и свалилось, как и большая финансовая помощь, и, видимо, у нее просто сорвало крышу. Возможно, она подумала, что может и вовсе не лечиться, а просто купить квартиру. Поэтому и пошла по этому громкому пути, и потом с кем еще можно судиться, как не со мной?.. Мы провели с ней огромную работу. Ей полностью восстановили опорную функцию позвоночника, придерживаясь, она даже могла встать. Кроме того, мы восстановили ей нормальную функцию малого таза. Она единственная женщина со спинальной травмой, родившая самостоятельно двух детей. Ей даже позже убрали металлоконструкцию из позвоночника. Все этапы, достижения в ее случае пошагово описаны: по одному манускрипту, что я предоставлял во все юридические инстанции, сегодня можно студентов обучать.

А вы сами занимаетесь по своей методике?

У меня самого было много проблем и травм, что привело меня в мединститут. Свою систему я создавал, по сути, для себя. Я никогда не хотел быть хирургом (людей, которые великолепно умеют оперировать, хватит и без меня), не хотел быть великим терапевтом. Поэтому первое, что я начинаю делать в любой стране, в которую переезжаю, строю спортзал и оборудование, потому что я, мои жена и дети будем здесь первыми пользователями.

Личное использование я считаю лучшим доказательством эффективности.

Я работаю на биологических законах самообновления, восстановления, на биологических законах конвертации энергоресурсов от одного человека к другому через какие-то переходники. Мне, конечно, повезло в том, что я это в свое время увидел, заметил, подсел и что три поколения детей на этом и благодаря этому выросли здоровыми. Мне 70 лет, у нас с Леной 18 лет разницы в возрасте. Когда есть такой разрыв, остается два варианта – либо она переходит в мою возрастную группу и говорит, что я у нее 18 лет жизни отнял, либо я должен переселиться в ее возрастную группу, так как в моей сильно дружить особо не с кем. Вот и живем больше в ее возрастном коридоре. Сыну сейчас 50 лет, я прекрасно понимаю его возраст. Главное тут — не впасть в крайность, когда ты приобретаешь подростковые привычки, используешь молодежный сленг и подпрыгиваешь под музыку. Трудно сказать, насколько точно, но на ближайшие десять лет у меня должно хватить ресурса, а иначе зачем мы все это делали, ведь у меня младшему сейчас 12 лет. В этом и есть разница между биологическим и календарным возрастом. Последний мы поменять не в силах, но можем под далеко идущие планы заложить далеко идущий физический ресурс. Правда, хочется эту жизнь прожить без лекарств и операции. И когда меня спрашивают – ты привился, то я говорю – нет, потому что слишком хорошо знаю медицину. Постковидная и постпрививочная реабилитация – это наша тема. Сейчас 21 век – теперь каждый сам за себя, 20-й век, век доверия закончился.

Поделиться