Без фальши

7 мая 2019

Серьезно о юморе, работе в мужском коллективе и женской логике «Стольнику» рассказала главная девушка в шоу StandUpна ТНТ стендап-комик Юлия Ахмедова.


 

Недавно вы рассказывали о своей поездке в Америку. Сравнивали уровень стендап-комедии в США, где этот жанр зародился, и в России, где он появился относительно недавно?

Я была очень удивлена: если говорить про «народный» стендап – нью-йоркский, лос-анджелесский – то я увидела практически то же самое, что и у нас в Москве. Речь, конечно, о концертах местных комиков, обычных парней и девчонок, выступавших в клубах. Я смотрела, слушала и думала: а ведь мы на уровне! Тот же открытый микрофон, те же вечеринки… Но, конечно, это не звезды первой величины. Я была и на концертах, например, Джерри Сайнфелда или Джо Рогана – там, конечно, все иначе, они звезды мирового уровня.

 

А этот уровень – в чем он проявляется? Другое качество шуток или другой уровень организации?

Сложно сказать… Когда ты смотришь на звезду такого масштаба, трудно оставаться объективным. Тебе кажется, что это просто какое-то волшебство! Я не могу объяснить, почему так происходит, чем конкретно отличается такое выступление, потому что вижу что-то совершенно недоступное… С чем сравнить? Ну, к примеру, если бы я попала на концерт Бейонсе, я бы тоже сказала, что это нечто невероятное, о чем тут можно еще говорить? Так же и со звездами стендап-комедии – они в своем жанре, как Бейонсе.

 

Если сравнивать американский и русский юмор, в чем различие?

Американский юмор жестче и откровеннее, потому что в нем нет каких-то запрещенных тем. Там комики спокойно шутят и о политике, и о религии, и на сексуальные темы, которые у нашего зрителя могут вызвать шок. Они свободнее. Более того, мне показалось, что и зрители гораздо более открыто все это воспринимают – они такие дружелюбные, их там все сильно радует. Если говорить в двух словах, разница в том, что там гораздо более открытый зритель и более откровенный юмор.

 

Мы тоже спустя какое-то время к этому придем?

Не знаю. У нас же совсем другой менталитет. Хотя, если сравнивать с тем, как мы начинали семь лет назад, прогресс очевиден. Конечно, зрители полюбили жанр стендап-комедии, стали чаще ходить на вечеринки, лучше знают комиков. Шутки тоже стали более откровенными. Жанр эволюционирует, и, конечно, мы придем к чему-то другому. Будет ли это так же, как в Америке, или у нас свой путь – сложно предугадать. Но то, как развивается жанр сейчас, мне нравится.

 

Вы не только стендап-комик, но и наставник шоу «Открытый микрофон». Работая с начинающими авторами, вы даете им какие-то алгоритмы, учите писать шутки. Как в юморе объединить творческую и техническую части?

Мне кажется, как и в любом деле, здесь все приходит с опытом. Когда ребята очень много выступают, много практикуются, это заметно. Бывали, например, случаи, когда начинающий комик не проходил в «Открытый микрофон», но потом возвращался спустя год или два, и мы видели, какой значительный, серьезный рост произошел. В такие моменты особенно ясно понимаешь: определенный уровень достигается за счет бесконечных выступлений, написания все нового и нового материала. И, конечно, самое важное – должно быть желание. А потом: ты просто очень много пишешь, очень много выступаешь, приходит опыт, а вместе с ним – понимание алгоритмов и инструментов.

 

Вы однажды отметили патриархальность нашего общества. Работая в мужском коллективе, ощущаете проявления этой патриархальности на себе?

Мне повезло. Я считаю, что мы все-таки относимся к прогрессивной части общества, поэтому я с парнями общаюсь абсолютно на равных. Уж не знаю, как они меня воспринимают, но я чувствую именно так: по отношению ко мне абсолютно никаких предубеждений нет. Что в StandUp, что в «Открытом микрофоне» (хотя есть у меня инсайдерская информация, будто в мою команду хочет попасть меньшее количество молодых комиков) – я не вижу какой-то ущемленности, несерьезного отношения или сексизма.  

 

Как вы относитесь к понятию «женская логика»?

Я себя считаю человеком достаточно развитым, и, на мой взгляд, это понятие не зависит от гендерной принадлежности. Мне кажется, и среди женщин, и среди мужчин (я сейчас употреблю это слово) есть недалекие люди. Так что страдать может и женская логика, и мужская. Ведь логика – это, прежде всего, ум. Я, например, когда выстраиваю отношения с мужчиной, смотрю на его ум, образованность, интеллектуальное развитие. Для меня нормально, даже желательно, чтобы мужчина был умнее меня. Если он больше знает в области истории, географии, если он прочитал больше книг или владеет иностранными языками лучше меня, я не испытываю какого-то жуткого чувства стыда. Напротив, не смогу строить отношения с мужчиной, если он не прочитал ни одной книги.

 

Что вас раздражает в людях? В частности, в мужчинах?

Глупость, как я уже сказала. А еще излишняя самовлюбленность, чрезмерная любовь к себе, синдром нарцисса. И, поскольку я человек депрессивного склада, иногда меня раздражает излишний позитив, хотя вообще-то это хорошо. Но конкретно меня иногда «подбешивают» некоторые люди. Знаете, бывают такие – слишком веселые, всегда на позитиве. Мне это не совсем понятно и поэтому порой раздражает. К тому же такого человека, как правило, слишком много…

 

Кажется, что в ваших выступлениях (да и вообще в выступлениях стендап-комиков), вообще нет никаких табу, что человек раскрывается полностью, рассказывает всю жизнь. Есть ли все-таки запретные для вас темы? Или это иллюзия открытости?

Тут очень важно быть абсолютно откровенным – зритель чувствует малейшую фальшь. Что касается меня, я стараюсь никого не обижать, и мне не хочется переходить на личные оскорбления, если человек, по моему мнению, этого не заслуживает. Просто ради шутки кого-то обидеть, по кому-то пройтись – я считаю, это неправильно.

 

В своей концертной программе «Нет харрасменту» вы говорите: «мужчины не понимают, что чувствуют женщины, да и вообще в целом не понимают женщин». Как вы думаете, почему так происходит?

Вы же наверняка читаете что-то о харрасменте в социальных сетях, в новостях. Это общая тенденция, и сейчас мы наблюдаем перекос: мужчины говорят, что женщины сильно преувеличивают эту тему, что она скорее надуманная. Слышали, наверно, подобные высказывания: «Что же мне теперь, с женщиной не остаться в одной комнате?» Я хотела бы, чтобы в нашем обществе к проблемам харрасмента стали относиться серьезнее. К сожалению, в России почему-то считают, что если женщина подвергается сексуальным домогательствам, то, скорее всего, она сама в этом виновата. Либо нескромно оделась, либо вызывающе себя вела. Я не строю никаких иллюзий: мол, я об этом сейчас расскажу, и все изменится. Но если хотя бы несколько человек задумаются, то это уже будет маленькой победой. А почему у нас сложилась такая ситуация? Ну, не созрело у нас пока общество!.. Как мы уже с вами говорили, в нашей стране по-прежнему живы патриархальные настроения. Но, кстати, если говорить об Америке, там эта тема получила серьезное развитие буквально в последние год–два. Я думаю, и мы к этому придем. Пока у нас не получают огласки даже самые возмутительные случаи.

 

Какой-то замкнутый круг получается.

Нет, не замкнутый круг! Скорее клубок. Который потихоньку должен раскручиваться. Не смолчит одна женщина, потом вторая, потом третья, и постепенно как-то по-другому начнут к этому относиться, начнут наказывать виноватых, а не осуждать женщин. Потихонечку мы к этому придем.

 

Все-таки придем?

Конечно! Мне кажется, именно в этом и заключается эволюционное развитие общества.

 

 

Смотрите StandUp каждое воскресенье в 22.00 на канале ТНТ

 



Смотрите также

Ольга Ахтямова, впервые примерив роль журналиста, узнала у Дмитрия Певцова все о дилетантах и профессионалах на сцене и в кадре.

«Стольник» встретился с певицей и актрисой, о красоте и таланте которой говорят в превосходной степени на разных материках и разных языках.

Комментарии (0)