Lifestyle Мода Колумнисты Интервью Beauty Ресторация Пространство Съёмки Видео
Анастасия Дагаева
начинающий пилот и колумнист Forbes
Небо. Самолет. Девушки

Анастасия Дагаева, авиационный обозреватель, начинающий пилот – о том, почему перед небом все равны, но женщинам все же труднее

Папа говорил: «Иди к матери на кухню и учись готовить!»

Мне непросто общаться с людьми, которые категорично заявляют: «У женщины свое предназначение, а у мужчины – свое». Ну какие предназначения? Кто их назначил? Хотя мой папа твердо убежден, что такое предназначение есть. Часто, когда я делала уроки или читала, он говорил: «Иди лучше на кухню к матери и учись готовить». Мол, если не научишься, тебя и замуж не возьмут. И мне становилось обидно: неужели я всю свою жизнь должна посвятить этому «предназначению»? Я не против готовить, но не только же этим заниматься! 

Во время подготовки к конференции TEDxWomen, которая проходила в Екатеринбурге в декабре прошлого года, я обнаружила интересную статистику. В мире среди коммерческих пилотов женщины составляют всего 5%. Я поначалу неприятно удивилась (мне почему-то всегда казалось, что больше), а потом стала размышлять, с чем это может быть связано. 
У меня вышли вот такие версии. 

Деление с рождения

Стоит только девочке родиться, как ее сразу окружают мягкими игрушками, куклами. А для мальчиков обычно создается другой мир: в их распоряжении машинки, конструкторы. И получается, что на этапе, когда мозг формирует первые нейронные связи, нам априори задают определенное направление. Потом, когда дети дорастают до школьных уроков труда, тоже происходит деление. Помните? Девочки идут на кухню готовить минтай под маринадом, предварительно сшив фартук (очевидно, чтобы этим маринадом не заляпаться). А мальчишки идут в мастерскую и сколачивают там табуретки. Мне, например, часто хотелось свернуть туда, откуда раздавался грохот молотков. И тоже поколотить!

Дальше — больше. Кого берет в гараж мужчина, если у него появляется  машина? Разумеется, сыновей. Что-то похожее было и в моей семье. Папа брал в гараж братьев. Они там все время ковырялись в железках, а позвать меня никому и в голову не приходило. Еще бы, разве папа может прийти в гараж с дочкой? Там ведь все брутально: первые матерки, мужские разговоры. И очень скоро мои братья стали понимать, как устроен двигатель внутреннего сгорания, куда заливают масло. Они и водить автомобиль стали раньше меня. Один из братьев потому учил меня вождению на старых «Жигулях» с механической коробкой передач. 

И вот когда я, повзрослев, решила выучиться пилотированию, столкнулась с тем, что мне ужасно не хватает технического бэкграунда. Если большую часть экзаменов я сдавала сразу, то конструкцию самолета пришлось пересдавать целых четыре раза! (сдала, в итоге, на 100%). И когда я слышу, что женщины совсем не разбираются в железках, хочется сказать: «Так вы дайте им эти железки в детстве!».  

Если сильно хочется

У меня есть знакомая в Латвии, где я учусь пилотированию, ей за 40, и она пилот. Эта удивительная женщина с 18 лет мечтала пойти в авиацию. Но в то время считалось, что единственный путь в небо для женщины — стать стюардессой. А она хотела быть пилотом. И вот, всю жизнь мечтая о небе, она сделала карьеру в IT-сфере, получила степень MBA, родила двух сыновей и, будучи состоявшимся человек, наконец решила: «Ну теперь-то я могу, хотя бы для себя, получить удостоверение пилота». Она пошла учиться. И так круто у нее все стало получаться, что она даже уволилась и ушла с головой в пилотирование. Сегодня работает вторым пилотом airBaltic. И готовится стать капитаном воздушного судна. На такой карьерный взлет мужчинам-то полжизни приходится потратить, а ей это удалось за пять лет. Вот, собственно, вторая моя история – о том, как стереотипы могут сдерживать нас. 

Как выбрать? 

Даже если ты идешь в любительскую авиацию, то должен знать: она крайне требовательна к здоровью. И строгая комиссия не сделает поблажек, независимо от гендера. Чем раньше ты начнешь двигаться по карьерной лестнице, тем больше у тебя шансов оказаться в кресле КВС. Только вот если для мужчины не составит труда посвятить небу «лучшие годы своей жизни» (а это первые 15–20 лет после окончания института), то женщине рано или поздно придется сделать выбор: карьера или ребенок. Природа установила, что детородный период у женщины ограничен, так что вопрос не праздный. За решение стать матерью ей придется расплачиваться как минимум полутора годами, выпавшими из карьеры. В авиации нет возможности работать еще несколько месяцев до декрета — действие твоего пилотского удостоверения приостанавливается сразу, как только ты сообщаешь о беременности. А за эти полтора года коллеги-мужчины успеют догнать и перегнать женщину-пилота, каким бы профи она ни была: без практики навыки теряются. Так появляется и третья история, которая с чисто физиологической точки зрения объясняет, почему небо, по крайней мере, в коммерческой авиации все-таки принадлежит мужчинам.

Мой инструктор говорит, что пилотами могут одинаково не стать и мужчины, и женщины. Только по разным причинам. Первые пытаются завоевать небо с наскоку: теорию я потом выучу, дайте скорее штурвал в руки! Они легко осваивают устройство самолета, но могут провалить занудную навигацию. Женщина же, если ей удастся прорваться через все шаблоны воспитания и гендерные стереотипы, возьмет небо измором. Вызубрит «скучные» учебники, разберется в схемах и планах – и со свойственными ей осторожностью поднимет машину в небо. В сухом остатке: пилот получится и в том, и в другом случае. Но, чтобы попасть в те скромные 5%,  женщинам нужно сначала придумать себе то самое «предназначение», а потом еще и доказать: имею на него право! 

Поделиться