Lifestyle Мода Колумнисты Интервью Beauty Ресторация Пространство Съёмки Видео
Русские женщины мощнее
Текст: Вадим Шихов Фото: Дарья Аникина

Алена Долецкая рассказала «Стольнику» о своем отношении к нынешней политике в России, Харви Вайнштейну и планах на работу в Третьяковской галерее.

Алена, вы не в первый раз в Екатеринбурге, что-то успели посмотреть, кроме Ельцин Центра?

В Екатеринбург я возвращаюсь с удовольствием и каждый раз привожу домой новые впечатления. В этот приезд я успела встретиться с ювелиром Наташей Брянцевой, с которой к моменту публикации этого интервью у нас уже выйдет совместная ювелирная коллекция Alma. Мы побывали в удивительном ресторане, где съели огромное количество божественного салата из белых уральских груздей, запивая все это «эликсиром», название которого давно пытаемся вспомнить, но не можем. А еще я видела буквально осколочки 4-й Уральской индустриальной биеннале.

И как вам?

Просто замечательно. В Екатеринбурге современное искусство подают легко и уверенно и с полным отсутствием московского снобизма. С искренним и теплым пониманием того, что должно происходить именно на выставках Урала. Люблю смотреть на начало крупных проектов, и тут я увидела хороший старт длинной жизни. Кстати, сегодня утром из окна наблюдала, как люди переходят замерзшую реку Исеть, и подумала, что было бы круто организовать биеннале зимой именно на ней.

Мария Федорова – новый главный редактор Vogue Россия. Если бы на это место снова позвали вас, согласились бы?

Я даже не думала об этом. Мой уход был организован так, что были обрезаны все пути. Думаю, что все-таки не согласилась бы, и дело даже не столько в осадке, хоть он и есть, сколько в том, что это был бы шаг назад.

Ваш отец был лучшим хирургом СССР, мать – княгиня, не давило ли на вас в детстве, что обязательно нужно будет добиться высочайших результатов, чтобы быть наравне?

Гораздо важнее то, что мама тоже была хирургом, а не женщиной с интересной родословной. И с папой они были, на мой взгляд, равнозначны. Давления я не испытывала, немного иначе. Я часто получала ужасные оценки за поведение, и для моей семьи это было проблемой. Отец трепетно относился к тому, что ты не просто какая-то охламонка из 22-й спецшколы, а вообще-то носишь небезызвестную фамилию. Он всегда просил носить ее с достоинством. Семейный припев «ты позоришь мое имя» – имелся. А вот давления с точки зрения того, чтобы обязательно достичь высоких результатов, быть обязательно, как кто-то, – никогда. Само словосочетание «быть как» меня удивляет, даже когда другие люди его употребляют. Мне это непонятно. Ведь когда тебе что-то нравится, то тебе должно хотеться сделать это еще лучше, а не быть как.

Вы как-то сказали, что сегодня не обязательно носить дорогие бренды, можно найти свой стиль и одеваясь в масс-маркете. Разве определенный стиль не навязывается самим масс-маркетом?

Послушайте, когда женщина надевает Chanel, то она точно так же не самовыражается. Просто это будет выглядеть дороже и с сообщением – посмотрите, на мне 25 000$. Самовыражение и стиль в одежде не непременно связаны с ценником и вообще не связаны с брендом. Я это имела в виду.

В выпуске Прожекторперисхилтон 2011 года с вашим участием Сергей Светлаков пошутил на тему предстоящих выборов 2012 года: интриги нет, все ясно. Сейчас это уже кажется не шуткой, а грустной историей…

Я думаю, что величие русского народа, я имею в виду постсоветского, в том, что юмор не утихает и по сей день.

И тут как-то сразу вспоминается история с фильмом «Смерть Сталина», где мы не смогли посмеяться. Ощущение, что боимся это сделать.

Страх – неконструктивное чувство. Я не скрою, что меня огорчает сегодняшняя политика, руководство, то, как ведутся многие судебные процессы. Меня волнует дело Кирилла Серебренникова. Мы имеем вроде бы точные юридические документы, но, по сути, никто ничего не знает. Просто какие-то тайны «мадридского двора». Это все очень позорно и грустно.

Как вы относитесь к нашумевшему скандалу с Харви Вайнштейном?

То, что Харви вел себя вызывающе, – это очевидно. И он действительно малоприятный и очень дурно воспитанный человек, поверьте мне. Но сейчас это все выливается в охоту на ведьм, и, с моей точки зрения, это огорчительно. Перекос в этой истории будет серьезный, потому что люди ведомы при такого рода скандалах. Почему в России это не произвело такого фурора? Потому что Россия – это Россия. Именно поэтому у нас с такой тяжестью прививается феминизм, у нас по-прежнему попытки крайнего перепозиционирования женщины ничем хорошим не заканчиваются. Знаете, а ведь русские женщины во многом мощнее, чем те же француженки, итальянки, например. Если говорить о силе, целеустремленности, способности к выживанию. Сломить их психологически гораздо сложнее.

Алена Долецкая теперь креативный консультант Третьяковской галереи. Вы утверждали в одном интервью, что ваша цель – сделать из этого музея модное место.

Это неудачное словосочетание, использованное в Lenta.ru. Само слово «модное» является не совсем правильным по отношению ко всякой крупной государственной институции. Третьяковка – это классический институт, консервативное место, и сегодня ей нужно прибавить в современности, что уже делает и директор, и ее команда. Я думаю, что предложение Зельфиры Трегуловой (генеральный директор Государственной Третьяковской галереи. – прим. ред.), адресованное мне, ровно с этим и было связано.

В Екатеринбург я возвращаюсь с удовольствием

111

Поделиться