Lifestyle Мода Колумнисты Интервью Beauty Ресторация Пространство Съёмки Видео
О чем говорит бизнес. Максим Луговцов
Текст: Вадим Шихов Фото: Дарья Соснина

С чего начинался их путь к успеху, что происходит у них сейчас и в чём их преимущества - Максим Луговцов о "Лесных традициях"

Максим Луговцов, генеральный директор "Лесных традиций"

Вы с детства мечтали строить дома?
Вообще, по образованию я инженер-физик. Но заканчивал учебу в 91-ом, когда государственная система рухнула, и трудовые распределения закончились. Нам просто сказали: «Ребята, дальше сами». Тогда мне с моими партнерами пришлось заняться бизнесом по типу «купи-продай». 

Как вы пришли к строительному бизнесу? 
В двухтысячном году поступило предложение заняться лесопереработкой на базовом уровне – привезли, распилили, продали. Но уже спустя год стало ясно, что необходима более глубокая переработка, иначе о прибыли можно было просто забыть. Так совпало, что у одного обанкротившегося оборонного предприятия нам удалось выкупить оборудование для производства клееного бруса. Тогда информация об этой технологии была на нуле, поэтому обучение проходило методом проб и ошибок, не было даже программ, на которых сейчас работают конструкторы. И все деньги, которые мы зарабатывали, вкладывали сразу в производство: поэтому постепенно стали возникать заводы с разными технологиями, но все вокруг деревянного домостроения. Сегодня мы говорим, что строим из того, что производим сами, – и это чистая правда!

Но прошло 18 лет, и за плечами вашей компании более тысячи построенных домов. Что можете сказать об этой технологии сейчас?
Что по сей день клееный брус остается лучшим материалом для деревянного домостроения. Сочетая в себе качество, долговечность, красоту и минимальную усадку, он позволяет выполнить практически любую архитектурную задачу. Заказчик получает быстровозводимый дом со всеми достоинствами древесины: сохранение тепла, прочность, эстетичность и экологичность.

Кстати, об экологичности. Как это сочетается с вырубкой леса? 
Во-первых, любой лес нужно рубить. Если этого не делать, то он загниет и превратится в бурелом. Важно, чтобы процесс вырубки был упорядоченным: лесничество устанавливает кварталы, где рубка необходима (с учетом того, чтобы семенные деревья оставались), а где можно рубить, например, только через 10 лет. Сегодня в этой сфере очень жесткий контроль, и попробуй срубить хотя бы одно дерево без разрешения – получишь такой штраф, что будешь до конца жизни платить. Во-вторых, когда строится, например, каменный дом, то на десять метров в каждую сторону всё вырубается подчистую, чтобы грузоподъемная техника могла подъехать. А по нашей технологии мы не раз строили прямо в лесу и сохраняли деревья вокруг дома. 

Интересно, как сегодня выстраивается работа с заказчиками. Бывает так, что люди приходят только с фотографией, взятой из Инстаграма?
Такое часто бывает, и в лучшем случае – с несколькими фотографиями. У нас ведь нет типовых проектов: каждый построенный нами дом уникален, иногда он выстраивается вокруг совершенно удивительных предметов. Например, однажды жена нашего заказчика захотела, чтобы гостиная будущего дома обязательно по стилистике сочеталась с ее старинным итальянским комодом ручной работы. Это, конечно, нечастый случай, но он показывает, какой глубины может достигать индивидуальный подход, сторонниками которого мы являемся. Я всегда говорю: «Мы можем построить все, кроме круглых стен».

То есть, вы сочетаете индивидуальный подход и качество продукта. А что с ценами?
Мы не стремимся предлагать низкие цены, это, в первую очередь, удешевление комплектации дома в ущерб качеству и долговечности. Да, бывает такое, что люди сравнивают наше предложение с другими компаниями и выбирают их. Но проходит несколько лет, обнаруживаются дефекты, а от горе-строителей и след простыл. Мы же с 2001 года строим деревянные дома так, как надо это делать.

Поделиться