Lifestyle Мода Колумнисты Интервью Beauty Ресторация Пространство Съёмки Видео
Главный ювелир
Текст: Николай Шабуневич Фото: Инна Порозкова

Александр Чамовских, председатель «Гильдии ювелиров Урала», владелец CHAMOVSKIKH Jewellery House и холдинга JF Carat, рассказал о ювелирном бизнесе, отдыхе и семье.

Если едем на международную выставку, то я успеваю совместить деловые встречи, официальные мероприятия и туристические маршруты. Уже 10 лет не был в отпуске – я его совмещаю с поездками по работе

Исторически так сложилось, что русский человек любит роскошь и драгоценности, некоторую помпезность. Императорский двор, храмы, палаты, придворные наряды: красота как стремление, часть менталитета, что-то, засевшее в подсознании. Русские любят подчеркнуть свой достаток, статус, положение. Дорогие атрибуты позволяют стать частью определенного сообщества. У нас никогда не было европейского аскетизма: даже во времена советского дефицита люди стояли в бесконечных очередях, чтобы приобрести украшения.

Мы создаем не просто ювелирные шедевры с редкими камнями, с добавлением каких-то инновационных элементов, невероятно сложные по исполнению с точки зрения мастерства. Это настоящие фамильные реликвии, за которые не будет стыдно перед следующими поколениями. Мы изготовливаем драгоценности с семейной символикой: инициалы и гербы, можем нанести сверхсовременным лазером фото. Есть коллекция «Ева», внутри украшений которой можно разместить миниатюру семейного древа.

Мамы приходят в наши салоны с дочерьми и просят их помочь с выбором драгоценностей, поясняя: «Потом я передам это по наследству тебе». Сразу возникает мотив семейных ценностей. Представьте, что к вам подходит ваш дед и передает свои медали с просьбой хранить для внуков. Когда вы с этим столкнетесь, то сразу поймете, насколько это важно. Это надо прочувствовать.

Возьмем, к примеру, коллекцию «Петергоф». Люди хотят обладать ею, желают сделать заказ, но мы непреклонны. Существует всего одиннадцать экземпляров, из которых один представлен в Особой кладовой Государственного музея-заповедника «Петергоф», другой – у нас, остальные – в салонах наших партнеров или в частных коллекциях. Коллекция лимитирована, из-за этого ее цена растет. 

Мы не работаем серийно. Не штампуем. Украшения, которые мы создаем, это уникальные изделия, в центре которых природные коллекционные инвестиционные камни, их не отдашь кому попало. Конечно, стоимость от этого будет увеличиваться. Кроме того, в CHAMOVSKIKH работают именитые ювелиры, которые хотят зарабатывать много, это уральская традиция. Мы делаем эксклюзив, чтобы окупить затраты.

Екатеринбург – столица россиийской ювелирной моды. Первый завод был открыт 120 лет назад, и это были «Ювелиры Урала». Знаменитый Фаберже нанимал своих мастеров и камнерезов на Урале, потому что у нас очень сильная ювелирная школа. Остальные копируют нашу моду. Даже гиганты серийного производства вроде Костромы.

Конечно, когда-то был период застоя, отставания российской ювелирки от мировых брендов. Но сегодня разрыва нет. Так, на международной выставке в Лондоне из 200 представленных компаний российских было только восемь, но ювелирные обозреватели написали именно о Сhamovskikh. А недавно «Гильдия ювелиров Урала» была приглашена в ООН, в Нью-Йорк, чтобы показать ювелирное искусство Урала в рамках презентации «ЭКСПО 2025».

Мы работаем по всему миру. Не все получается так гладко, как хочется. Нас там никто не ждет. Там свои правила и конкуренция. Но мы уже открыли салон на Шри-Ланке и хотим выйти на арабский рынок. Пока в России система экспорта не отлажена, я имею в виду свободную торговлю на международных выставках, а не адресное сотрудничество. Однако правительство делает шаги в нашу сторону. Будучи председателем «Гильдии ювелиров Урала», я вижу возможность работы с властью. Она к нам поворачивается лицом и обсуждает с нами ряд законопроектов, которые позволяют вести «белый» ювелирный бизнес. Мы 70% продукции продаем на внутреннем рынке. На Урале порядка 10–15 серьезных ювелирных компаний. Мы не конкурируем друг с другом. Потому что у каждого свое направление, свои камни, свой дизайн и разные ценовые сегменты. 

CHAMOVSKIKH имеет полный производственный цикл. Украшения нашего бренда не повторяются. К тому же мы одна из немногих компаний, которая за два года получила четыре патента на собственные технологические разработки. Мы ежегодно получаем Гран-при на крупнейших международных ювелирных выставках, делая ставку на уникальность. Ювелирное дело – это сочетание многих видов бизнеса: производства, искусства, плюс инвестиционная составляющая. Валюта может девальвироваться, недвижимость – принести убытки. А драгоценности – движимое имущество, изделие может стоить несколько миллионов долларов, его можно свободно перемещать по миру, стоимость драгоценности со временем будет только расти. Ювелирный бизнес неиссякаем с точки зрения потенциала развития.

Покупатель всегда разный. Наш ориентир на молодежь – бренд JF Сarat. Но «усредненного» покупателя нет, ибо в России нет среднего класса. Это самый сложный слой. Такие люди хотят жить, как богатые: «Мерседес», элитный дом и прочие атрибуты. После падения рубля эти люди потеряли доступ к радостям, покупаемым за валюту. Многое они себе позволить уже не могут. И мы сделали ставку на luxury-сегмент. Не секрет: в кризис бедные беднеют, а богатые богатеют. Надо рассчитывать либо на самый бедный слой, либо на самый богатый. Этот бизнес – образ жизни, я превратил его в удовольствие. Например, едем на Шри-Ланку: семья отдыхает, а я занимаюсь бизнесом, контролирую открытие салона. Если едем на международную выставку, то я успеваю совместить деловые встречи, официальные мероприятия и туристические маршруты. Уже 10 лет не был в отпуске – я его  совмещаю с поездками по работе.

Элемент профессиональной деформации – перфекционизм во всем. Всех людей принимаю на работу лично. Через меня прошла не одна тысяча человек, я вижу человека практически насквозь, есть ощущение, что считываю его. Мы, ювелиры, видим все расстояния и даже зазоры в интерьере, без замеров. Так обрастаешь окружением из разных сфер, людьми, которые занимаются своим делом с ювелирной точностью. Ты это ценишь. 

У ювелиров развито чувство вкуса. Это люди со своими заморочками. На выставках их сразу видишь: они могут надеть розовый пиджак в голубую клетку, зеленые ботинки, фиолетовый ремень из крокодила. Люди искусства, они больше экспериментируют, более свободны. 

Время – это невосполнимый ресурс, который хочется потратить с пользой. Для предпринимателей среди тем для обсуждения на первом месте экономика и политика. Мы с этим неразрывно связаны и даже зависим от этого. Пока я завтракаю, смотрю «Россия-24», а по радио слушаю только Business FM. Обычно после завтрака – несколько запланированных встреч, бываю на производстве, несколько раз в неделю смотрю, как работают ювелиры, заезжаю в наши фирменные салоны. Цифровизация все изменила. Раньше, чтобы отправить фото, нужно было идти на почту, для важных писем и документов – факс. А теперь для всего – WhatsApp и Viber, где есть несколько групп-бесед. Это дает оперативность, динамику в решении рабочих вопросов и позволяет всегда оставаться на связи. Оптимизированы и вопросы менеджмента: ежедневно работники пишут отчет о том, что они сделали за день, и я читаю отчеты каждого ключевого сотрудника. Имена я, может быть, и плохо запоминаю, а вот в цифрах точно не ошибусь. Я же – ювелир.

Поделиться