Lifestyle Мода Колумнисты Интервью Beauty Ресторация Пространство Съёмки Видео
«ДУМАЛА, НЕ ДОЖИВУ ДО ВЕСНЫ»: интервью с директором Парка Маяковского Екатериной Кейльман
Текст: Вадим Шихов Фото: Архив героя

Практически в каждом городе России есть свой Центральный Парк Культуры и Отдыха – все они создавались еще в советское время и теперь, кажется, застыли и не развиваются. Екатерина рассказала, как можно осовременить парк, не разрушая его прошлого, параллельно обучать команду своей философии, отбивать нападки хейтеров и не сойти с ума.


Сейчас, конечно, гораздо спокойнее, ведь уже не взламывают кабинет

1200х800.jpg

Екатерина Кейльман, директор ЦПКиО им. Маяковского @keylman


Интересно, угадаете ли вы, кто так сказал про Парк Маяковского: «Там наконец-то заканчивается советский ад». Одна подсказка – это ресторатор.

Я думаю, что Кирилл Борисович, это в его стиле (смеется).

Верно! Вы с ним согласны?

Для меня советское наследие связано с красотой, архитектурой – позитивными вещами. У меня нет травмы Советского Союза. И в целом предпочитаю фокусироваться только на хорошем, поэтому я бы так не выразилась. А если говорить о моем отношении к парку, то оно сильно изменилось, когда я стала директором. До того, как заняла эту должность, я считала, что на Парке Маяковского можно ставить крест и в нем вообще не нужно находиться. Но когда вышла на работу, увидела, что у него, например, мощная природная составляющая – это та часть, которая не требует реновации. Затем мы стали убирать все лишнее: сняли баннеры, увезли киоски. И даже такое маленькое изменение, как запрет катания на пони, сразу преобразило пространство. После всего этого внимание переключилось на другие вещи: «О, оказывается тут дерево красивое стоит!».

Вы собирали мнения в самом начале, узнавали, что людей не устраивает больше всего?

Как оказалось, многие начинали злиться, уже заходя в парк, потому что на входной группе было сконцентрировано большое количество партнеров, которые слишком навязчиво и агрессивно зазывали к себе. В один голос нам говорили: «Мы не ходим в Парк Маяковского, потому что с порога приходиться либо тратить деньги, либо отказывать детям во всем».


В парке не очень много сотрудников, которые были бы младше меня. А еще тут никогда не было директора женщины



+1200х800.jpg


Такое ощущение, что в нашей стране парки в какой-то момент просто застыли и перестали развиваться, вы с этим согласны?

Да, конечно. Думаю, что есть еще много парков, где стоят аттракционы ейского завода (ОАО «Аттракцион» - завод по производству аттракционов в городе Ейск, основан в 1959 году, - Ред.). Виной всему система. Парки, как правило, муниципальные учреждения и у них нет возможности заработать столько, сколько требуется для глобальной перезагрузки. Для того, чтобы совершить прорывную революцию, как это было с парками в Москве или общественными пространствами в Казани, нужна и воля, и серьезные бюджетные средства. Еще важен запрос самого города – в Екатеринбурге он появился, и вот промоутер перешел работать в бюджетную организацию, стал директором парка (смеется).

«Хочу в первую очередь сказать огромное спасибо команде парка за то, что готовы меняться» - это ваша цитата из Инстаграма. Скажите, какая у вас философия и что значит меняться по отношению к ней?

В парке не очень много сотрудников, которые были бы младше меня. А еще тут никогда не было директора женщины. Сошлось сразу столько факторов, поэтому некоторым людям сначала не было понятно мое видение и что я за человек. «А зачем снимать баннер с входной группы? Он же красивый и висит тут последние 20 лет» - некоторые так реагировали на мои действия. А я никогда не объясняла, зачем я делаю определенные вещи – просто не было на это времени. Переломным моментом стала «Масленица» - наше первое большое мероприятие, которое было организованно абсолютно иначе. В тот момент и у команды, и у стороннего бизнеса в голове сложился пазл о моей философии. «А, так вы вот к этому стремитесь» - люди стали мне доверять. Я думаю, что и гости увидели Парк Маяковского с новой стороны, на «Масленице» была потрясающая посещаемость – около 100 тысяч человек пришли на наш праздник. Наконец-то все поняли, что я не работаю на одну определенную аудиторию.


Пешеходы говорят, что нужно избавиться от велосипедистов, есть люди, выступающие за запрет выгула собак. Между всем этим невозможно найти компромисс



Все мы помним надпись «свинья Кейльман продала ЦПКиО». В начале вы испытывали колоссальное давление со всех сторон. Сейчас стало полегче?

Тогда с одной стороны были хейтеры, угрозы, прокуратура и суды, а с другой – огромная поддержка и ожидание чуда, которое я боялась не оправдать. Все это, правда, давило на меня. Сейчас, конечно, гораздо спокойнее, ведь уже не взламывают кабинет (смеется).

Еще одна сложность – это угодить всем. Это ведь невозможно? Что вы держите в голове, когда принимаете решение что-то изменить в парке?

Мы создали документ и назвали его «Манифест». Довольно легко потерять почву для принятия решений, когда держишь все в голове. Мы выбрали несколько основных ценностей. Например, Парк Маяковского – это пространство в котором нужно говорить об экологии. И сегодня, даже выбирая материалы для строительства, мы смотрим на этот процесс через призму заботы о природе. Угодить всем, конечно, невозможно. Пешеходы говорят, что нужно избавиться от велосипедистов, есть люди, выступающие за запрет выгула собак, и т.д. Между всем этим невозможно найти компромисс, нужно просто включать разум. Я не вступаю в полемику, потому что считаю, что это бесполезно. Допустим, я выскажу свою точку зрения, сразу появятся те, кто начнет со мной спорить – не очень люблю такое.

Какие изменения в парке стали для вас ключевыми?

Запрет на лошадей и пони (смеется). Я думаю, многие даже не осознают, что их больше нет в парке. Еще музыка – для такого огромного общественного пространства она имеет огромное значение, буквально изменив уровень громкости мы получаем уже другое состояние. Даже не знаю, сколько килограммов баннеров мы выкинули. Плюс отсутствие призовых аттракционов. Вот вы можете себе представить, что на ВДНХ стоит аттракцион «Лопни шарик»? Это невозможно. Поэтому мы приняли решение со всем этим расстаться – это был болезненный процесс, все еще идут судебные процессы.

Вы на должности чуть больше полугода, сколько раз хотели уволиться?

Честно – ни одного. Да, я думала, что не доживу до весны из-за стресса, но ни разу не сожалела о своем решении стать директором. В этой работе сошлась все, что я люблю делать: организация мероприятий, музыка, гастрономия, интерьеры. И такое ощущение, что прошел один день – очень быстро пролетело время. Парк – это очень сложно, и я еще много в чем не разбираюсь, чтобы сказать: «Я классный директор».

 



Поделиться