Lifestyle Мода Колумнисты Интервью Beauty Ресторация Пространство Съёмки Видео
ДРУГАЯ
Текст: Мария Давыдова Фото: Ирина Коротина

Главный редактор «Стольника» Мария Давыдова обсудила с Ксенией Дукалис, как «продаются» люди в интернете, на что не хватает смелости у глянца и зачем подвергать сомнению каждую новость.



1___1_1200x800.jpg


Глянцевым журналам не хватает возможностей и смелости, чтобы уйти от диктатуры рекламодателя

В последнем интервью ты сказала, что у тебя очень много вопросов к современному обществу. Обозначь самые главные.

У меня волнует многое, например, чрезмерное потребление, а также то, как мы проверяем информацию – нами движут импульсы, и когда мы видим страшную новость, пугаемся и начинаем в нее верить, вместо того, чтобы отойти назад и проанализировать источник.

Расскажи о своих внутренних границах существования в сети. Какие у тебя есть правила?

Я никогда не пишу дрянь в сети незнакомому человеку, не захожу специально на аккаунты людей с отличным от моего мнением для того, чтобы что-то им доказать. Всегда стараюсь снизить градус негатива, если он появляется на моей странице, и разобраться в точке зрения оппонента. За исключением радикальных элементов, которые приходят и говорят, что хотят всех убить.


2___3_690x900.jpg

Нами движут импульсы, и когда мы видим страшную новость, пугаемся и начинаем в нее верить


Людям важно «продать» себя в интернете, как бренд, и чем дороже, тем лучше. Как ты считаешь, «продать» возможно любого человека?

«Продажа» людей в интернете осуществляется по той же бренд-религии Кунде («Корпоративная религия» — книга Цеспер Кунде, — Ред.), только перенесенной на человека. Выделяете ключевые элементы, которые вы хотите продать, строите на их основе некий образ. И любой человек, который создает блог, делает так, либо осознанно, либо интуитивно.

Как ты считаешь, осталось ли у глянцевых журналов влияние на аудиторию?

Я думаю, глянец по-прежнему имеет влияние, но оно стало значительно меньшим — это абсолютный факт. Глянцевым журналам не хватает возможностей и смелости, чтобы уйти от диктатуры рекламодателя. В этой сфере еще доминирует скорее конъюнктурность, чем трендсеттерность. Да, позитивные изменения уже происходят, и хочется пожелать журналам удачи.

Так много людей стали транслировать свою позицию «не быть в тренде» в сети, что это уже, похоже, превратилось в тренд. Ты с этим согласна?

В человеке сосуществуют два порыва: быть в стае и выделяться среди всех — доминировать. Плюс поколение в интернете выросло на слоганах «Ты уникален», «Ты не такой, как все» — все это подкармливает нарциссизм в нас. Поэтому, когда ты становишься похож на кого-то, тебя это задевает, ведь значит, что тебя можно сравнить с кем-то еще. И вот ты придумал себе, что больше не такой, как все, но от этого уникальности не приобрел.


4___1_1200x800.jpg

Поколение в интернете выросло на слоганах «Ты уникален», «Ты не такой, как все» — это подкармливает нарциссизм


Как ты выстраиваешь свой образ и стиль? Есть ощущение, что тебя вдохновляют не тренды, а какие-то конкретные личности.

Да, я не особо слежу за трендами. Например, сегодня в моде бижутерия, огромные кольца и цепи, а я это на дух не переношу. Я люблю фактуры и цвет — все мои образы строятся вокруг этих элементов. И это совпадает с теми личностями, стиль которых мне ближе всего: это либо такие дивы, как Катрин Денёв и Шэрон Тейт, либо современные Селин Дион, Рианна, Зендея.

Дай несколько советов читателям, как работать с новой информацией.

Как только вы видите, что вам присылают новость, например, что президент не борется с пожарами или какой-то мужчина гуляет с автоматом по улице, сначала проверьте ее источник. Посмотрите, пишут ли другие сайты об этом, кто об этом сказал первым, можно ли верить этому источнику. Главное, не поддавайтесь эмоциям, потому что, как только мы начинаем пугаться, в разы возрастает тенденция поверить в ложь.

Информация нас находит или мы ее?

Я думаю, что это взаимосвязанные процессы. Во-первых, у нас есть туннельное зрение — мы видим и читаем в интернете только то, что хотим видеть, ведь потоков информации очень много, их нужно как-то фильтровать. Подписываясь на телеграм-канал Mash, вы не будете получать новости из мира космоса, только если спутник Хаббл не взорвется и на Землю не полетят его осколки. Так вы сами выкапываете ров, а вода и дожди его наполняют.

Какие у тебя есть страхи?

Во-первых, у меня трипофобия (страх перед кластерными отверстиями,— Ред.), поэтому я ужасно боюсь лотосов. Другой мой страх: проснуться и понять, что все мои усилия что-то изменить не увенчались успехом. Боюсь, что в течение моей жизни не случится никаких позитивных изменений в мире.


3___3_690x900.jpg

Сегодня принцесса не только сидит в пузыре в декольте и стрингах, ждет, пока ее спасут, но и, как Моана, идет и делает все сама

Современная девушка — какая она?

Современная девушка разная, невозможно создать один собирательный образ. Есть те, кто существует в более консервативной модели, а есть приверженцы левых, сверхновых моделей. Существуют и те, кто посередине. Я лично всегда за здоровый «середнячок», но важно существование и остальных, потому что за счет столкновений разного и происходит развития нас как людей, как цивилизации.

Культура всегда влияла на наше представление об идеальных отношениях. Что формирует его сегодня?

Теперь все через сериалы и фильмы. Литература, конечно, тоже имеет влияние, но уже в меньшей степени. И не стоит забывать, что многое формируется в семье — она тоже продукт культуры. Сегодня мы можем говорить о разнообразии этих представлений: принцесса не только сидит в пузыре в декольте и стрингах, ждет, пока ее спасут, но и, как Моана, идет и делает все сама.

Что помогает тебе разобраться, какие желания твои, а что навязано обществом?

Я просто сажусь и начинаю думать. Первый импульс, конечно, обычно такой — я хочу купить это! Но потом я спрашиваю себя: а почему я хочу это? Потому что эта вещь новая и даст мне статусность? А нужно ли мне это на самом деле? Да нет, я и так себя хорошо чувствую. Нужно просто понять, откуда пришла сама идея.

Что является для тебя настоящим счастьем?

Когда я сижу на берегу моря с книжкой в руке, а рядом близкие мне люди. Когда я не думаю о стрессовых моментах, которые могут настигнуть меня в большом городе.


Поделиться