Lifestyle Мода Колумнисты Интервью Beauty Ресторация Пространство Съёмки Видео
Безыскусное
Текст: Ольга Дубровина Фото: Фотобанк

Об уместности шедевров мировой живописи, воспроизведенных на толстовках в виде принта, а также о подлинном искусстве, которое тесно связано с модой уже много лет, – в материале-размышлении «Стольника».



1___1_1200x800.jpg

Коллаборации с современными художниками - самый оптимальный способ взаимодействия моды и искусства

2___3_690x900.jpg

Портрет госпожи Лизы Дель Джокондо, Леонардо да Винчи, 1503-1519


Использование картин и предметов искусства в моде явление совершенно не новое. Стоит вспомнить хотя бы Robe Mondrian, самое знаменитое платье Ива Сен-Лорана, которое, к слову, до сих пор не теряет своего первенства по количеству изготовленных копий. Это простое короткое платье без воротничка и рукавов завоевало сердца миллионов модниц благодаря яркому принту, как бы мы сейчас сказали, в стиле колор-блок, позаимствованному модельером у Пита Мондриана, художника-неопластициста.

Простота форм и строгость линий Мондриана – то, что Ив Сен-Лоран мастерски перенес на полотно нашей жизни в виде платьев, ставших некой иконой шестидесятых. Но, к сожалению, современная репрезентация искусства в моде далека от такого высокого эталона. Условно ее можно разделить на мерч и модели, вдохновленные тем или иным течением в искусстве.

Наверное, все мы помним какую-то безумную, дикую моду на «цитирование» полотен Ван Гога в одежде и сумках. Это явление было популярно не далее как четыре года назад. В преданной любви к Ван Гогу был замечен даже всем известный Louis Vuitton. По правде говоря, именно в 2017 году художник Джефф Кунс создал коллекцию для бренда с изображением известных картин Рубенса, да Винчи, Тициана, Фрагонара и, конечно, Ван Гога. У последнего художник позаимствовал картину «Пшеничное поле с кипарисами», которую разместил на всех известных моделях сумок и на платках модного дома. Качество у печати картин такое, что видны даже малейшие трещинки, образовавшиеся на полотнах в течение времени.


3___3_690x900.jpg


Тем не менее, любой человек, который знает историю жизни и смерти Ван Гога, счел бы такое размещение слегка кощунственным. Умерший в безвестности художник вряд ли оценил бы, что репликами его картин, сейчас, так на руку брендам, являющиеся мировым культурным достоянием, украшают сумки, которые продают за 4000$. С одной стороны – вот оно, признание. С другой – полное обесценивание смысла жизни и работы художника.

Паола Волкова, известный искусствовед и автор телепрограммы «Мост над бездной», в одной из серий этого замечательного цикла высказала мысль, что сейчас отдельные картины отдельных знаменитых художников становятся брендами музеев. Так, например, известная «Джоконда» Леонардо да Винчи, является безусловным символом Лувра. На стене рядом с ней нет других картин. Полотно хранится под бронированным стеклом, и каждый день мимо него проходят тысячи людей, которые не столько наслаждаются произведением, сколько фотографируют его. Конечно же, «Джоконду» печатают на холщовых сумках, футболках, носках, значках, и туристы покупают это, чтобы показать свою осведомленность в вопросах искусства. Тем временем, мало кто обращает внимание на висящую в том же Лувре «Мадонну в гроте» или на «Святую Анну с Младенцем Христом». Хотя, эти произведения не менее значимы в творчестве Леонардо.


4___1_1200x800.jpg


Так наше собственное невежество и, с позволения сказать, стадное чувство, порождают моду на мерч, служащий индикатором массовой культуры. С его помощью мы стремимся показать свой интеллектуальный уровень, при этом низводя его до самых низких ступеней, которые только можно себе вообразить. И, естественно, крупные бренды чувствуют спрос и желание «быть причастными» к мировому искусству. Вот и получается, что мы одновременно не проявляем должного уважения к мастерам живописи прошлого – в конце концов, они бы сами вряд ли хотели оказаться в одном ряду с какой-нибудь попсовой музыкальной группой, а мерч дает именно такое уравнивание, – и сами же становимся адептами массовой моды, а не элитарной. Согласитесь, это не то, к чему стремится человек, когда покупает сумку за полмиллиона рублей?

Конечно, ничего плохого в массовой культуре нет. Утверждать обратное может только абсолютно безграмотный человек, который ничего не понимает в искусстве. Современная мода сама по себе является массовой, несмотря на высокие ценники и позиционирование. Если бы это было не так, наверное, бренды бы изо всех сил шифровались, не вели страницы в Instagram и даже не проводили бы показы новых коллекций. Мы вообще живем в такое время, когда все становится доступным и интегрируется в профанскую жизнь. Однако до сих пор есть категории, которые люди культурные и интеллигентные считают неприкосновенными. И классическое искусство – одна из таких вещей. Его парадигма имеет к современному миру прямое отношение, поскольку полностью отражает его, но при этом великие произведения создавались в совершенно других реалиях, которые для многих людей являются непонятными. Именно поэтому прежде, чем покупать такой вот мерч, стоит задуматься, насколько это адекватно: носить на своей толстовке «Христа на кресте» Эль Греко или «Сотворение Адама» Микеланджело.


5___3_690x900.jpg


Однако есть в моде и другое «направление» – вдохновение искусством прошлого. И вот здесь мы уже можем говорить о том, как модельер, сам являющийся художником, интегрирует свои познания в области искусства в коллекции. Он берет не принт, а концепцию произведения искусства, которая позволяет расширить смысловую нагрузку каждой вещи до космического масштаба. Так, например, Гальяно вдохновлялся картинами Врубеля, а в наши дни Алессандро Микеле воплощает в коллекциях идеи восточного искусства, живописи эпохи французского Старого порядка, американского искусства 19-го века. Наверное, во многом благодаря нарочитой винтажности и вдохновленности «высоким», Микеле и вывел Gucci на такой высокий уровень узнаваемости. И, конечно, сейчас Gucci служит неким эталоном эстетики для интеллектуалов: они принимают современные правила игры, но при этом свято чтут мировую художественную культуру, которая, можно сказать, их взрастила.

Есть и другой путь взаимодействия с изобразительным искусством, который является более популярным, но не менее выигрышным. Конечно же, это работа с современными художниками. Сейчас нередко встретишь коллекции, к созданию которых привлекались известные деятели искусства XXI века. И российские художники также принимают участие в подобных коллаборациях. Например, виртуальные художники Андрей Блохин и Георгий Кузнецов в прошлом году создали необычные «расплывчатые» сумки для бренда Dior, вложив в них символику цифровой реальности, которая постепенно захватывает и даже дестабилизирует наш мир. Сумки выглядят настолько эффектно, что встретить фотографии с ними в социальных сетях – проще простого.

И, наверное, коллаборации с современными художниками – это самый оптимальный вариант использования искусства, который не является эксплуатацией изображений. Для многих художников такие кампании – способ заработать и прославиться, внести свой вклад в мировую культуру. А для ценителей – отличная возможность пополнить свою коллекцию уникальных вещей, которые, помимо прочего, будут свидетельствовать о действительной осведомленности в сфере искусства.

Поделиться