Lifestyle Мода Колумнисты Интервью Beauty Ресторация Пространство Съёмки Видео

Аура красоты 27.03.2020 Аура красоты

Тип шаблона:  1
Автор текста:  Марина Скубакова
Автор фото:  Евгения Щукарева
Текст 1:  Сделать женщину счастливой —основная задача нового бренда одежды MarinaSkubakova. О первой коллекции и планах на будущее основательница марки рассказала лично.

Текст 2:  Марина, открытие бренда — серьезный шаг. Что вас вдохновило на его создание?
Быть счастливой – естественное предназначение каждой женщины, сделать женщину счастливой – основная миссия нашего бренда. Мы с командой знаем, что каждая достойна и способна быть красивой, уверенной в себе, наполненной энергией и гармоничной внутри. Мы лишь открываем это предназначение. Судьба наша непредсказуема, переменчива и нередко сложна. Я знаю это, наверное, как никто другой. Сейчас я ценю и бесконечно люблю каждый момент жизни, и стремлюсь передать это знание своим клиенткам. Быть любимой, здоровой и бесконечно прекрасной – это естественно!

Наверное, желание производить свою одежду идет откуда-то из вашей глубины, вашей любви к стилю?
Я всегда любила выделяться, быть уникальной, эффектной. Как-то раз, во Флоренции, ко мне подошла дама и спросила, где я взяла такое необычное платье: ее муж этим заинтересовался. Оно было с орнаментом под гжель, с жемчугом, очень эффектное. Подобный случай произошел в Вероне, где многие женщины интересовались, что на мне за одежда и в каком бренде ее можно приобрести. Это были платья, созданные мной. Дар дизайнера развился во мне естественным образом, то, что я делала для себя, всегда нравилось другим.

А чем будете удивлять клиенток? Что необычного представите в коллекции?
Россия всегда славилась роскошью, а наши женщины — красотой и женственностью. Мне бы хотелось к этому прикоснуться. Наша коллекция выйдет перед 8 Марта, поэтому мы создали праздничную одежду – использовали пайетки, кружево, экокожу, бархат и шелк. Вместе изысканные и необычные ткани создают неповторимую картину и ощущение праздника. Красота кроется в деталях. Совместно с брендом NatashaLibelle мы разработали свою лимитированную коллекцию украшений под каждый образ, а для будущих постоянных клиентов придумали особую фишку: будем вышивать наш логотип настоящими рубинами. 

Вы планируете открытие своего модного пространства. Чем оно будет наполнено?
Пространство пока находится на этапе планирования. Мы арендовали здание 1830 года, и там пока много работы -  тщательно продумываем каждую мелочь. Модный дом занимает 2 этажа. На первом будет находиться мое ателье, а на втором расположится бьюти-зона: визажисты, косметологи, стилисты. У нас запланирована комната для проведения обучающих программ, тренингов, для уютных женских встреч. Наше «королевство красоты» мы планируем открыть к лету. Ждем прекрасных королев в гости!

Проект обещает быть грандиозным, волнуетесь перед запуском?
Волнение и ответственность зашкаливают. Ведь цель высока – дарить красоту и гармонию. Но уверенность в успехе есть – наша команда объединяет таких прекрасных профессионалов, талантливых и творческих людей, и мы искренне вкладываем в этот проект душу.

Продюсер: Екатерина Шевцова
Фото: Евгения Щукарева
Стиль: Марина Скубакова
Ассистент: Ольга Лихачева
MUAH: Виктория Нагибина byQucky
локация: VIP терминал аэропорта Кольцово

На Марине платья Marina Skubakova, украшения Natasha Libelle

Текст поверх фото:  Наше «королевство красоты» мы планируем открыть к лету

Счастье самовыражения 26.03.2020 Счастье самовыражения

Тип шаблона:  1
Автор текста:  Руслана Каменская
Автор фото:  Архив героя
Текст 1:  Владелица сети бутиков En Vogue Руслана Каменская – о моде на минимализм и правильных инвестициях в гардероб. 

Текст 2:  Есть такая всем известная фраза барона Ротшильда: «Мы не настолько богаты, чтобы покупать дешевые вещи». С одной стороны, она отражает европейский снобизм, но с другой – абсолютно верный подход к покупкам. Чем больше вы покупаете недорогих вещей, тем больше тратите ресурсов, не получая при этом особого удовольствия.

Во времена глубоких кризисов в массовую моду входят минимализм и самоограничение: так было в сороковые, когда бушевала Вторая мировая война, так было в нулевые, когда мир отходил от кризиса прошлого десятилетия, так происходит и сейчас, когда человечество переживает новые финансовые потрясения. 

Безусловно, тренд на минимализм присутствует и в высокой моде, и пришел он, конечно, тоже из нее. Такие бренды, как, например, LoroPiana, на протяжении многих лет формировали эстетику сдержанности, простой стиль элиты – понятный и элегантный. Сегодня многие дизайнеры успешно подхватили эту идею и пропагандируют ее, особенно, когда крой достаточно простой и затраты минимальны. Вот только, чаще всего, есть огромная разница в качестве: вещь люксового бренда прослужит гораздо дольше, поскольку сделана из высококачественного материала и сшита на совесть. Это подтверждают клиенты, которые одеваются в наших магазинах уже почти 20 лет!

Но, в то же время, давайте обратим внимание на такие бренды, как Iceberg, Moschino,Versace: они создают одежду в сумасшедшем стиле восьмидесятых и девяностых. Буйство красок, необычные фасоны, тренд на логоманию, – все это позволяет человеку, особенно в кризисные времена, громко заявить о себе, показать свое финансовое положение и статус. Поэтому неудивительно, что именно яркие, нестандартные вещи, а не минималистичные, в первую очередь копируются самыми известными масс-маркет брендами с более демократичными ценами и уже с другим качеством.

В последнее время нам говорят, что мы должны концентрировать больше внимания на внутреннее, а не на внешнее. Безусловно, это так, но при этом желание хорошо выглядеть не пропадает и практически каждый хочет носить дорогую брендовую одежду. Примером  этому служит многомиллиардный рынок подделок: обратите внимание на количество фейковых сумок LouisVuitton на улицах нашего города! Что уж говорить о молодых людях, которые покупают подделки, чтобы выделиться среди сверстников. Да, любой человек хочет подчеркнуть свою индивидуальность, и одежда - один из самых первых способов это сделать. Однако статус предполагает определенные вложения и не терпит подделок.

Среди несомненных преимуществ покупки одежды люксового сегмента – не только качество материалов и отработанный десятилетиями великими мастерами крой: когда вы надеваете люксовую или премиальную вещь, вы чувствуете себя особенно. Разницу можно ощутить лишь тогда, когда наденешь вещь, на словах этого не объяснить. 

Когда вы покупаете премиальную одежду, вы получаете комфорт и уверенность в себе, а значит, больше возможностей. И, что немаловажно и как ни удивительно, реальную перспективу экономить ресурсы. Сейчас об осознанном потреблении говорят повсеместно, и да, покупка качественных изделий - это как раз и есть осознанное потребление. Идеально сидящие джинсы, дорогое пальто из высококачественной шерсти или хорошую сумку вы точно не выкинете через месяц, они будут долго радовать вас своим присутствием в гардеробе, в отличие от горы той одежды, которая быстро превратится в мусор. 

Покупка одежды должна приносить радость, а быть счастливым человеком, безусловно, - главный тренд нашего времени. Правильные инвестиции в гардероб - это инвестиции прежде всего в себя, а значит, ключ к успеху и гармонии. 

Текст поверх фото:  Многомиллиардный рынок подделок доказывает, что практически каждый хочет носить дорогую брендовую одежду

Им двадцать! 24.03.2020 Им двадцать!

Тип шаблона:  1
Автор текста:  Анастасия Худякова-Грушецкая
Автор фото:  Архив героя
Текст 1:  Психолог Михаил Лабковский рассказал, что он думает
о поколении сегодняшних двадцатилетних.

Текст 2:  Да, конечно, двадцатилетние другие совсем. Да, они родились, когда уже сменилась советская власть, да, они непохожи на тех, кому 30 и тем более 40. Но главное их отличие все же в том, что просто есть эта разница — в возрасте, в опыте и в восприятии. Вспомните себя! 20 лет — это же  всегда хорошо! Потому что это же юность: 20-летние полны сил, надежд и энергии, у них столько перспектив впереди, и столько же безрассудства и неопытности.  

Так что и их сила, и их слабость обусловлены исключительно возрастом. Они сильны, потому что молоды, и они слабы, потому что незрелы. Они многого еще не знают и не понимают, потому что не пережили и не испытали. Их слабость в том, что, когда они сталкиваются с несправедливыми моментами — обманом, предательством, крахом устремлений, — они сильно беспокоятся об этом. Им 20, у них просто нет еще опыта. Более зрелым в этом плане проще – у нас за плечами уже, как правило, несколько подобных историй, так что ничего: отряхнулись и пошли дальше. А они переживают… 

Какого-то трансформированного, обостренного конфликта отцов и детей я сегодня тоже не замечаю. И я сейчас не говорю, что его нет – он есть, но он такой же, как и раньше. Я с возрастом, кстати, понял, в чем его главная суть: проблема эта упирается в деньги. Как часто говорят родители подростков в каких-нибудь американских фильмах: пока ты живешь в моем доме, ты будешь следовать законам, которые я устанавливаю. Хочешь жить спокойно — живи самостоятельно. Не в том смысле, что кто-то кого-то не понимает, а в том смысле, что 20-летний человек очень быстро хочет стать взрослым, но деньги берет при этом у родителей и живет с ними. Собственно говоря, ничего нового тут нет. Хочешь быть крутым и независимым? Зарабатывай сам. Снимай квартиру, сам забивай себе холодильник и девчонок в кино води на свои деньги. Вот тогда и не будет никакого конфликта. 

И они работают. В их подходе к работе тоже существуют особенности: они постоянно на что-то отвлекаются. У них жизнь бьет ключом, и они мне в работе напоминают многодетную мать: им тоже часто не до работы. В отличие от зрелых людей, у двадцатилетних что-то постороннее происходит постоянно. А в остальном они хороши в работе: молоды, энергичны, деятельны, креативны… 

Интернет-исследователи выяснили, что моя целевая аудитория — это в основном женщины 24-35 лет. Именно с ними я работаю. Но мою аудиторию сложно назвать репрезентативной. Просто так вышло, что моя работа подходит в основном им. Знаете, есть такой певец Хулио Иглесиас? Вот он когда начинал петь, разве мог знать, что станет женским певцом? И у меня так же. 

Так что ко мне на прием редко приходят двадцатилетние. Но я не стал бы в них ничего менять. Зачем?  


Текст поверх фото:  20-летние в работе напоминают мне многодетную мать: они все время на что-то отвлекаются

Нежный возраст 23.03.2020 Нежный возраст

Тип шаблона:  3
Автор текста:  Анастасия Худякова-Грушецкая, Ольга Дубровина
Автор фото:  Александр Янътюшев
Текст 1:  _
Текст 2:  Психология и бьюти-индустрия, косметология и пластическая хирургия, образовательные программы и возможность путешествовать по всему миру – вот неполный список отраслей, способных избавить от недостатков и комплексов заодно. И что самое главное, делать это можно сразу, едва достигнув совершеннолетия. «Стольник» нашел очень разных героинь, чтобы разобраться, чем живут сегодняшние 20-летние. Но сначала – слово специалистам.    

Жанна Водолажская, 
психолог, ведущая авторского курса «Навигатор в счастливую жизнь» 
Если ты окружен навязчивой трансляцией определенного типа красоты, то просто не можешь не сравнивать себя с этими картинками. Сравнение не всегда в твою пользу: трудно конкурировать с результатом действия современных технологий. И когда видишь, что у тебя «не так», то невольно возникает мысль это подправить. Кажется, стоит только увеличить грудь или губы, и ты будешь более востребованной у противоположного пола. Конечно, иногда это повышает статус, появляются новые возможности. Но по большому счету любят нас не за губы и грудь, а за энергетику, за внутреннее состояние. В этом вопросе важную роль играет самооценка. И, увы, у большинства людей, особенно в молодом возрасте, она ниже среднего. Не научились пока в нашей стране родители создавать хорошую самооценку у ребенка. Менталитет у нас такой. К сожалению, если самооценка низкая, сколько бы ты себя ни переделывал внешне, в голове редко что меняется. И тому, кто встает на путь совершенствования, не разобравшись с психологическими причинами проблем, трудно остановиться — хочется подправить что-то еще, и еще, а потом еще. Я не отрицаю ни пластическую хирургию, ни косметологию, и считаю, что возможности — это всегда благо. Поэтому рекомендую совмещать улучшения — и внутренние, и внешние. В своих консультациях и на авторском курсе я всегда начинаю с техник, которые помогают принимать и любить себя, чувствовать себя. И чем в более раннем возрасте начать это делать, тем лучше. А потом, проработав эти моменты, уже можно смотреть, где бы что подкорректировать. 

Татьяна Николаевна Жолудь, 
врач-косметолог «Екатеринбургского медицинского центра» (ЕМЦ)
Конечно, пациенты 18-20 лет чаще всего приходят с какими-то показаниями к выполнению косметологических процедур, например, им нужно убрать рубцы постакне. Но и процент тех, кто приходит с исключительно эстетическими запросами, достаточно высок, чаще всего это девушки. В этом возрасте они, в первую очередь, просто хотят быть привлекательными — для себя и противоположного пола. И в первую очередь они обращаются к косметологам. Очень важно не «отмахнуться» от них, а услышать их запросы и научить правильно ухаживать за собой. Девушка или молодой человек чувствуют несоответствие своих внешних данных неким обработанным в фотошопе образам из инстаграм, и я таких делю на две категории. Первые — те, у кого недовольство собой носит психологический характер. Это называется «дисморфофобией», или проблемой неприятия себя, когда при любых исходных данных, иногда даже при модельной внешности, человек недоволен собой. В этом случае я стараюсь направить его к психологу. И существует группа пациентов, у которых действительно вроде бы на первый взгляд все неплохо, но при определенных условиях можно улучшить их внешний вид, а значит, самооценку и, как следствие, качество жизни. С ними я работаю. Бывают ситуации, когда эстетические запросы имеют более глубокие причины, и их мы прорабатываем вместе со смежными специалистами. Например, девушка жалуется на тяжелую нижнюю треть лица. Причиной могут быть проблемы с прикусом или гипертонусом жевательных мышц — в этом случае я привлекаю стоматолога или невролога. Даже такая незначительная жалоба, как локальное отложение жира в области подбородка, может быть следствием избыточного веса или неправильной осанки, и тогда нужна дополнительная помощь эндокринолога или вертебролога. А вообще — что значит в 20 лет «улучшить внешность»? Это значит — сделать лицо более гармоничным на данный момент времени. Это значит, основываясь на исходных данных и наследственной предрасположенности, заниматься профилактикой тех изменений, которые могут появиться через 10 лет — при прогнозируемом типе старения. Излюбленная тема — контурная пластика губ. Казалось бы, все губы хороши. Но, к сожалению, и здесь есть свои ориентиры. Это может быть и невыраженный контур, и отсутствие арки купидона, и нарушение соотношения объемов верхней и нижней губы, и просто асимметрия. В любом случае для косметолога имеет значение не только желание пациента, но и объективные показания для работы с ним. Наша цель не «перекраивание» его лица, а гармонизация того, что есть.   

Алексей Валентинович Клепиков,
врач, пластический хирург высшей квалификационной категории, клиника «УГМК-Здоровье»
Действительно, в моей практике немало пациентов 18-20-летнего возраста, и самые частые их запросы — это исправление формы носа, ушей и век. Обычно молодые люди и девушки приходят с уже почти сформированным решением о том, что именно они хотят исправить и как. Они тверды в своих намерениях и прекрасно оценивают все риски. Часто, кстати, мои пациенты берут с собой на консультации родителей, которые с готовностью их поддерживают. 
Правда, есть и те, чьи проблемы — исключительно надуманные. Такие люди в своем решении отдают дань моде, картинкам в соцсетях и медиа. У них нет объективных причин что-то менять в своей внешности. В этом случае я, конечно, не рекомендую им проводить операцию. Тренды уходят, им на смену появляются другие, и что — потом переделывать? Невыгодно следовать моде ценой собственного здоровья. Но, к счастью, в плане пластической хирургии и косметологии у нас довольно консервативный город, и процент таких пациентов невысок. Чаще ко мне обращаются с объективными показаниями и ясным представлением о результате. Так что по итогу большинства консультаций мы принимаем положительное решение и проводим операцию. 

Текст поверх фото:  В попытках самоутверждения и самовыражения у сегодняшних двадцатилетних, кажется, нет никаких преград.

LONDON FASHION WEEK 20.03.2020 LONDON FASHION WEEK

Тип шаблона:  1
Автор текста:  Екатерина Погодаева
Автор фото:  Архив героя
Текст 1:  Сводки с полей недавно отгремевшей лондонской
недели моды от Максима Дождикова.

Текст 2:  Я начал работать парикмахером 11 лет назад. Но я никогда не мог представить, что когда-то смогу стать частью такого масштабного и известного мероприятия в мире моды – LONDON FASHION WEEK. Поскольку компания, в которой я работаю более 10 лет, является официальным партнером и спонсором LFW, ее сотрудник из любой точки земного шара может получить право поработать на нем. Необходимо просто сдать экзамены на профессиональную квалификацию, быть готовым трудиться с раннего утра и до позднего вечера и знать английский язык. Как только заходишь на площадку и вкушаешь эту атмосферу, начинаешь задавать себе один и тот же вопрос: «Какого черта ты не поехал сюда 10 лет назад?». Это восторг, который пробирает тебя до мурашек! 

Первый день – неофициальное открытие LFW, назовем это так. Вечером 13-го февраля мы поехали на площадку, где проходило шоу Лондонского Колледжа Моды. На нем ученики Колледжа представляли свои коллекции. Каких только образов там не было, каждый прекрасно показывает свой стиль, свое настроение, и ты пропитываешься энергетикой от всех этих Будущих Дизайнеров! Честно могу сказать, шоу – словно глоток свежайшего воздуха. А впереди ожидало самое интересное – Сама Неделя моды. Первый день работал на показах MALAN BRETON, JENN LEE. С одним из дизайнеров я познакомился еще в Академии, когда проходили Hair Test. Кстати, это событие называется активный мозговой штурм – дизайнер делится с парикмахером, визажистом, художником-постановщиком своими мыслями и в процессе разговора рождаются невероятные идеи. Сначала они опробываются на манекен-голове, потом на нескольких моделях и только затем рождается STEP by STEP, собственно то, что и показывает куратор группы на самой подготовке к показу. А она очень детальная: каждый знает за что он отвечает. Думаю, что этим опытом нужно делиться, так как хорошая организация – залог успеха. Вернемся к показам. Это были мои первые шоу, я был очень счастлив: испытывал такие эмоции, которые не испытывал никогда. Мы привыкли к тому, что Лондон для нас место ежегодного пребывания на Международной выставке, обучении и т.д., но тут совсем другое, ты не находишься в позиции ученика, слушателя, зрителя, а выступаешь в роли человека, участвующего в самом процессе. Это не передаваемые эмоции. Команда трудится для того, чтобы получить результат – нет тех кто хочет сделать все сам, нет звезд, есть просто команда и каждый помогает друг другу. Но что-то опять я ушел от темы. 

В первый день мы делали не сложные образы, при этом очень красиво сочетающиеся со всей концепцией. С JENN LEE создавали одну из самых актуальных на данный момент тенденций WET LOOK. Результат, на самом деле, смотрится очень просто, но сделать так, чтобы такой образ держался очень долго и выглядел всегда, так сказать, мокрым - задача не из легких. Показ MALAN BRETON проходил в Католическом Соборе Святого Георгия. Очень необычно видеть модное шоу в таком месте. Атмосфера мне напомнила мои впечатления от первого просмотра мюзикла Notre Dame de Paris. Кажется, что вот-вот что-то произойдет! Ароматы ладана, тусклый свет, вечерние наряды – все погружает тебя в очень таинственную атмосферу. Хочу сказать, наша компания выбирает в работу дизайнеров, готовых вместе идти на эксперимент: крайне важно получить в процессе колобарации максимально интересный результат. После первого дня я даже не мог уснуть – так был переполнен эмоциями. Единственное, чего хотел, еще больше работы на разных шоу. Это были очень крутые шоу! Особенно впечатлил IA LONDON своим нестандартным показом. На нем модели ходили не по подиуму, кстати, сейчас это далеко не частое явление, это было театрализованное шоу. В основу его идеи легла концепция того, что многие люди имеют очень глубокие душевные травмы, из чего вытекает много проблем, к примеру, самоубийство. Она показывала, как наше общество пытается скрыть свои проблемы поверхностным лечением или просто-напросто отвернуться от неудобных людей. Эта тема очень задела дизайнера, и она транслировала это через видеоролики. Кстати, одним из видео было интервью с Alexander Mcqueen, в котором он рассказывал о его детстве и тех проблемах, с какими он столкнулся. Те, кто читали его книгу «Кровь под Кожей», знают эту историю. Прически тоже были очень странными. Сочетание классического элемента 20-х Finger Waves (холодные волны – один из самых сложных элементов в прическе) и огромного начеса, из которого мы делали очень странные формы. В общей концепции смотрелось очень круто! 

Следующее шоу DB BERDAN - креативного и многими любимого локального бренда в Лондоне. Для него воссоздавались футуристичные образы. Сочетание текстуры, геля, элементов плетения. Последние 2 показа, про которые я хочу рассказать, тронули до глубины души. PAM HOGG – эпатажная и креативная дама, очень похожая внешне на Vivienne Westwood. Это было шоу без границ: интерпретация стиля Марии Антуанетты, вдохновение работами Alexander Mcqueen с его последнего шоу Platos Atlantis, легендарного Элвиса Пресли и многим другим. Море адреналина, красивейшие образы! 

И наконец, Paul Costelloe. Шоу состоялось в прекрасном отеле, практически на берегу Темзы. Вокруг царила атмосфера богатства и роскоши. Здесь мы воплощали один из трендов этого сезона – хвосты. Это были усложненные, с элементами, к которым мы не привыкли, формы. Вот, кажется, что хвостов не один, а три, а тут вообще создается какая-то оптическая иллюзия. В общем, сплошной сюрреализм. 

Итак, если подводить итоги, на неделе моды у нас образовалось три тренда – WEET LOOK, CURLS, PONYTAILS. Все они перекликаются и сочетаются друг с другом! И еще раз хочу сказать всем – наша жизнь дает нам шанс, и мы обязаны его использовать, не бояться и двигаться вперед. 


Текст поверх фото:  я никогда не мог представить, что когда-то стану частью LONDON FASHION WEEK

Код  безопасности 19.03.2020 Код безопасности

Тип шаблона:  1
Автор текста:  Ольга Дубровина
Автор фото:  фотобанк
Текст 1:  Рынок, где не будет нелегальной продукции, — мечта государства и бизнеса. Маркировка товаров легкой промышленности станет большим шагом к честной торговле, но и у положительных изменений есть обратная сторона.
Текст 2:  Представьте, что вы покупаете в бутике одежду премиального или люксового качества, но вместо бренда получаете подделку. Неприятно, согласитесь? Ни для кого не секрет: отличить фейк от оригинала иногда почти невозможно. Маркировка товаров выручит множество российских любителей моды, поскольку позволит исключить проникновение подделок в универмаги и бутики. 

Борьба с незаконным ввозом, производством и оборотом товаров на территории России — глобальная задача маркировки. Минпромторг, Росстат и Федеральная таможенная служба еще в 2015 году разработали систему расчетов, позволяющую выявить процент «серой» и «черной» продукции. Из года в год статистика показывает, что в стране каждый третий товар — контрафактный. Особенно много подделок было на меховом рынке, поэтому тестирование маркировки начали именно с него. До 2016 года доля контрафактных шуб, которые огромными партиями привозили из Китая, составляла 70% от всего рынка. После введения маркировки, по данным Росстата, эта цифра снизилась до 15%, и сейчас вероятность покупки нелегальной шубы в магазине стремится к нулю. 

В позапрошлом году государство взялось за чипирование обуви. Год назад в список товаров, для которых нужна обязательная маркировка, добавили изделия из кожи, трикотажные блузки, пальто и полупальто, плащи и куртки, ветровки и штормовки, постельное, столовое, туалетное и кухонное белье. С февраля 2021 года оборот непромаркированных товаров легпрома будет запрещен. Это коснется всех сегментов рынка одежды и текстиля.

У новой системы есть плюсы, в первую очередь для потребителей. При помощи смартфона с установленным приложением «Честный знак» любой покупатель сможет сканировать код Data Matrix и отслеживать, есть ли товар в базах данных. Узнать через систему можно все: где был произведен товар, как транспортировался, где был продан, каков уровень его качества. Если потребитель внезапно обнаружит подделку, то сразу сможет сообщить, в какой точке она продается.

Тотальное отслеживание чрезвычайно выгодно и государству. Производители и продавцы окажутся в условиях честной конкуренции и смогут проводить более точную бизнес-аналитику, поскольку данных для нее станет больше. У предпринимателей же не останется способов уйти от уплаты налогов и пошлин — рынок удастся взять под контроль. На первый взгляд, идеальная картина, но не тут-то было. Маркировка нанесет сильный удар по малому бизнесу — многим компаниям придется уйти с рынка. Причина проста: для чипирования нужно дорогое оборудование. Только крупные производители и ритейлеры смогут быстро установить считыватели. Микробрендам одежды, которые работают для нескольких постоянных покупателей, очень сложно исполнить закон. Кроме того, в небольших фирмах не всегда найдутся квалифицированные сотрудники, готовые заняться маркировкой. Есть у этого явления и положительная сторона: мы наконец-то попрощаемся с шоу-румами, которые перешли в офлайн из Instagram. Известно, что эти предприниматели часто делают оптовые закупки через китайские сайты. Для них будет два варианта: полностью вернуться в соцсеть, работу которой законодательство пока никак не контролирует, или установить прямые контакты с китайскими производителями. В связи с недавними событиями китайских товаров, ввозимых в Россию, стало меньше. Но сайты, через которые зарубежные производители продают свои товары в розницу, все равно составляют конкуренцию продавцам и производителям, существующим в реальности. В начале 2020 года власти снизили беспошлинный порог ввоза зарубежных товаров: если раньше он составлял €500, то теперь — €200. Тем не менее доля дорогих посылок из Китая и других стран крайне мала. К 2024 году беспошлинный порог снизят до €20, при этом налог составляет всего 15% от стоимости товара. Для посылки стоимостью, например, 3000 рублей доплата в размере 450 рублей вряд ли будет критичной. В то же время прогнозировать изменение цен, связанное с введением маркировки, пока сложно: сам чип обходится производителям и продавцам примерно в 20 рублей, но в стоимость также будут включены издержки, связанные с закупкой оборудования. Есть большая вероятность, что потребители, увидев, насколько подорожала продукция из-за маркировки, начнут заказывать еще больше дешевых товаров.

Кроме того, маркировка может стать почвой для проявления давно забытых мошеннических схем. Например, для того, чтобы платить меньше налогов, предприятия будут оформлять дорогостоящую продукцию как товары с меньшей стоимостью, а после продавать их по реальным рыночным ценам. По мнению специалистов, факт предоставления неверной информации можно отследить. Но если фальсификацию данных не смогут подтвердить в установленный срок, то разницу в средствах спишут на недостачу, и виновник не ответит за нарушение закона. Вряд ли это единственная схема, по которой в нашей стране можно уклониться от уплаты налогов, при этом получив не наказание, а прибыль. Эффективность новой системы остается под сомнением, но изменения неизбежны. Покупатели и предприниматели должны быть готовы к ним. Если внедрение маркировки пройдет успешно, российская экономика заметно укрепится. 

Текст поверх фото:  После введения обязательной маркировки покупатель сможет узнать любую информацию о товаре online

О пиджаках и людях 18.03.2020 О пиджаках и людях

Тип шаблона:  1
Автор текста:  Ольга Дубровина
Автор фото:  фотобанк
Текст 1:  Одинаковые коллекции стали мейнстримом российской моды. Дизайнеры пытаются завоевать аудиторию, предпочитая простоту приспособленчества 
и забывая, что успех любого модного дома - в его неповторимости.

Текст 2:  Просматривая коллекции российских дизайнеров, постоянно думаю: «Господи, да за что же нам всем такое наказание?!» Стройные ряды одинаковых оверсайз-пиджаков, платьев-комбинаций, спортивных костюмов, огромных кроссовок и тренчей повергнут в панику любого, кто пытается хоть как-то выделиться при помощи одежды. Создается стойкое ощущение, что у всех этих брендов, старательно претендующих на причастность к моде, один и тот же дизайнер. И он пребывает в глубоком творческом кризисе.

Возможно, я утрирую, но факт остается фактом — российский модный рынок находится в плачевном состоянии. Кто, в их представлении, покупает эти вещи? Наши бренды запрашивают у покупателей космические суммы за одинаковые силуэты и некачественные ткани. Это какое-то биполярное расстройство, выраженное в позиционировании. Почему вы равняетесь на масс-маркет, где процветает надоевший всем минимализм, если хотите быть «в топе»? На лондонской и миланской неделе моды нам показывают гиперболизированные формы, огромные рукава, романтичные платья. А на рейлах наших брендов висят милитари и спорт, не особо актуальные уже несколько сезонов, и базовая одежда, которую все закупили на десять лет вперед. И поскольку здоровому больного не понять, адекватный любитель моды пойдет и купит итальянский или французский бренд, совершенно не задумываясь о каком-то там патриотизме. 

Кстати, у западных брендов есть еще одно преимущество. Надев эти вещи, чувствуешь себя по-человечески. В одежде российских брендов некомфортно, потому что дизайнерам, по всей видимости, не хватает знаний в области построения правильных лекал, конструкции изделий и свойств ткани. Разработкой лекал, конечно же, занимается модельер-конструктор, но хороший дизайнер должен хотя бы иметь представление о технологических процессах. Если вы умеете только красиво рисовать, но совершенно не можете конструировать и шить, то и одежда, которую вы выпускаете, получится как будто бы недоделанной. Заметьте, все великие зарубежные деятели моды, вроде Сен-Лорана, Лагерфельда, Шанель, были именно модельерами. Мы не говорим по отношению к ним «величайший дизайнер». Конечно, времена изменились, сейчас нужно использовать иной подход в разработке и продаже одежды, но брать пример с великих — явно не зазорно. Если нет возможности научиться конструировать и шить, подберите нормальных специалистов, которые вам помогут. Это стоит затраченных средств. 

Глобальная проблема российской моды — излишняя ориентированность на потребителя, как бы странно это ни звучало. Дизайнеры не дают себе право быть дизайнерами — людьми, формирующими моду, создающими пласт культуры, в которой мы живем. Понятное дело, пиджаки и «треники» с лампасами хорошо продаются: покупателям вбили в голову, что это круто. Но все это, как уже было сказано выше, можно купить в более доступном сегменте или же, если человек хочет долго носить одежду, наоборот, в более дорогом. Дизайнерская одежда — это, в первую очередь, искусство, и человек, который хочет назвать себя дизайнером, должен понимать, что он занимается разработкой произведения искусства, имеющего при этом функционал. Дизайнер — это художник, хоть и коммерческий. Не нужно упрощать свою жизнь, выпуская коллекции, ориентированные только на продажи: наверное, каждый уважающий себя художник заботится об эстетической составляющей произведения. У наших молодых дизайнеров собственной эстетики нет. Почему грузинские дизайнеры покорили мир моды? Да потому, что они все разные! Такое простое объяснение, не правда ли? И при этом каждый из дизайнеров гармонично вписывается в общую модную картину: ориентируется на стритстайл, вдохновляется разнообразием мира, для него человек не только покупатель, но личность, которой нужно помочь раскрыться. Они вступают в диалог со своей аудиторией, в их коллекциях мы видим ответы на какие-то фундаментальные вопросы. Аналогично и с известнейшим Алессандро Микеле, который часто говорит, что его коллекции — творческий взрыв. Именно он, кстати, наравне с еще несколькими модельерами, формирует современную моду. Его продукцию покупают, потому что она отличается от всего остального на рынке. 

Поверьте, такой подход выгоднее повального увлечения пиджаками. Любой человек, вне зависимости от того, чем он занимается, тяготеет к какой-то определенной эстетике. Представьте, есть абстрактная девушка, далекая от мира моды. Вы видите ее в магазине, и она покупает ярко-розовые сапоги. Не черные, не зеленые, а именно ярко-розовые. Она хочет выделиться среди своих коллег или подруг, запомниться чем-то, и яркая вещь не как у всех — это ее видение оригинальности. Что и говорить о людях, которые разбираются в моде и могут покупать вещи российских дизайнеров? Творец, создающий нечто необычное, формирующий особый стиль, обязательно найдет свою аудиторию. 

Так стоит ли продолжать штамповать одинаковые коллекции, которые уже никому не нужны? В наше время каждый хочет быть уникальным, и мир моды должен жить будущим, служить проводником в новую реальность. Я сомневаюсь, что дизайнеры, творческие люди по определению, не в силах сдвинуться с мертвой точки и начать показывать миру свои умения.

Текст поверх фото:  Дизайнеры не дают себе право быть дизайнерами, то есть теми людьми, которые формируют моду и создают пласт культуры, в которой мы живем

horses. emotions. love 17.03.2020 horses. emotions. love

Тип шаблона:  3
Автор текста:  Екатерина Погодаева, Анастасия Худякова-Грушецкая
Автор фото:  Александр Янътюшев, Антон Семечкин
Текст 1:  _
Текст 2:  _
Текст поверх фото:  Искренне о чувствах, которые захватывают и еще долго не отпускают, в новом проекте «Стольника».

Первая победа 17.03.2020 Первая победа

Тип шаблона:  1
Автор текста:  Анастасия Худякова-Грушецкая
Автор фото:  Кирилл Филинков
Текст 1:  В кск «Дубрава» прошел полуфинал четвертого сезона проекта «Звездный конкур», организованного «Стольником». Расскажем, как это было, и конечно, обнародуем список финалистов.
Текст 2:  Волнение, азарт, трепет в ожидании первого серьезного состязания: участники проекта «Звездный конкур 4.0» – непрофессиональные всадники, которые только чуть больше месяца назад начали заниматься конным спортом, – собрались в «Дубраве». Каждый участник полуфинала – лидер в своей отрасли, каждый привык добиваться успеха. И сегодня им нужно будет показать, на что они способны в деле, о котором еще недавно не знали практически ничего. 

Здесь все сойдется в одной точке. И настойчивость начинающих всадников, их прилежность в обучении, их способность побороть страх. И работа профессиональных тренеров – сотрудников конноспортивного комплекса, перед которыми тоже стоит непростая, но интересная задача. И характер главных героев – лошадей, которые тоже могут его, характер, продемонстрировать. Кстати, на период всего тренировочного процесса и финальных состязаний все участники застрахованы в Екатеринбургском филиале «РЕСО-Гарантия, СПАО». Решение, кто попадет в финал, принимали профессиональные судьи – они оценили навыки верховой езды и выбрали лидеров, которые продолжат борьбу за звание победителя. Десять человек вышли в финал по количеству набранных баллов, а еще три счастливчика оказались там по решению судейской коллегии. 

Главное соревнование – финал проекта – пройдет совсем скоро, 11 апреля. Как всегда, это будет большой праздник с показательными заездами, активностями и, конечно, выступлениями финалистов проекта. В этом году, кстати, нас ждет нововведение: жюри будет оценивать не только то, чему обучился участник, но и активность его группы поддержки! Так что в наших с вами силах помочь любимчику. Для события мы выберем определенную тематику, от которой будет зависеть дресс-код, также пройдет fashion-конкурс, в нем победит обладательница лучшей шляпки! Готовьтесь заранее. 

Ну а пока следить за ходом тренировок, а также узнавать об эмоциях и переживаниях всадников вы сможете на страницах журнала «Стольник», на портале Momenty.org, на телеканале «АТН» и, конечно, в соцсетях — в аккаунтах нашего журнала и по хэштегу #звездныйконкур4. 

Итак, встречайте наших финалистов!
1. Дмитрий Бузов 
2. Алена Пьецух 
3. Александр Оглоблин 
4. Сергей Казанцев 
5. Иван Зубарев 
6. Константин Колчанов 
7. Олег Кабиров 
8. Алёна Зоркова 
9. Вероника Никулина 
10. Татьяна Вишнякова 

Дополнительно в финал вошли: ⠀
Кирилл Никитин
Ксения Дегтярева
Кирилл Безгодов


Текст поверх фото:  встречайте наших финалистов!

Говорит повар 16.03.2020 Говорит повар

Тип шаблона:  1
Автор текста:  Екатерина Погодаева
Автор фото:  Дарья Постольник, Эдуард Жуков, Антон Сметанин
Текст 1:  Шеф-повар нового итальянского ресторана Gavi Михаил Нестеров — о качестве продуктов российского производства, цикличности моды на кухню той или иной страны и изменении гастрономического рынка за последние 10 лет.
Текст 2:  Михаил, как бы вы описали современный гастрономический рынок Екатеринбурга? Какие плюсы и минусы вы в нем видите?
На мой взгляд, сегодня гастрономический рынок города разделился на два больших лагеря. Первый – это современные бистро с демократичным чеком и простой едой, куда приходят, чтобы быстро перекусить и встретиться с друзьями, провести время шумной компанией. Во втором – классические рестораны, где можно спокойно отдохнуть, устроить деловую встречу или собраться по особому поводу. В них подают более сложные и интересные в исполнении блюда, предлагают дорогие вина и высокий сервис. И в этом разделении я вижу только плюсы. Для людей из разных поколений, с разным образом жизни и достатком в этом случае всегда найдутся места, где они будут чувствовать себя комфортно. При этом одни и те же гости в зависимости от настроения могут пойти в недорогой гастробар или в ресторан, похожий на Gavi.  

Отрасль, в которой вы работаете, постоянно пополняется новичками. Но некоторые заведения не выдерживают конкуренции и закрываются вскоре после открытия. В чем причина? Каким должен быть ресторан, чтобы гости полюбили его надолго?
Если честно, мне сложно ответить на этот вопрос. Наверное, его стоит задавать тем, кто попал в подобную ситуацию. Сегодня я работаю в компании, где никогда не было неуспешных проектов. Факторов, влияющих на успех заведения, обычно очень много: правильно выбранное место, продуманная концепция, современный интересный интерьер, постоянное качество блюд и обслуживания, сильная команда во главе с профессиональным талантливым шефом, которые живут одним делом. Если есть все и сразу, то ресторан точно полюбится гостям и надолго останется сильным конкурентом. 

Сейчас есть тенденция объединять в заведении разные виды кухни для расширения аудитории. Хорошо это или плохо?
Это вновь ведет нас к разговору о том, что для разной аудитории есть свои заведения. Подобный формат, где можно найти все и сразу, вполне комфортно чувствует себя на рынке, и я не вижу в этом ничего плохого. Возможно, со временем таких мест будет еще больше: благосостояние населения оставляет желать лучшего и многие делают выбор в пользу недорогих блюд, которые, как правило, предлагают заведения такого формата. 

О каких проблемах российского рынка говорят рестораторы? Как вообще, на ваш взгляд, рынок поменялся за последние 10 лет?
Уже 25 лет я повар. Главное, что я отметил за это время, — мода на определенную кухню циклична. Когда работал еще в «Малахите», наблюдал бум итальянской кухни, который пришел на смену увлечению восточной и азиатской кухней и популярности мясных ресторанов, заведений со смешанной концепцией. Это повторялось неоднократно, и теперь у нас вновь расцвет итальянских ресторанов в городе и стране в целом. Что касается проблем, то и они всегда примерно одни и те же: где найти хорошие продукты, талантливых поваров, проблема низкого уровня заработка и многое другое.

Что служит для вас источником вдохновения? Кого из мировых звездных шеф-поваров вы выделяете? Возможно, они вдохновляют вас или стали примером для подражания.
Главный источник вдохновения для меня — сама жизнь. Люблю свою работу и все, что с ней связано, на кухне ресторана чувствую себя как дома. Я пришел в профессию случайно, но впоследствии так увлекся, что теперь с трудом могу представить, что стал бы заниматься чем-то другим. По духу мне близок Гордон Рамзи. Его харизма, характер, энергия и то, с какой страстью и любовью он относится к работе, — отличный пример для подражания.  

Если речь зашла о Гордоне Рамзи... Как вы относитесь к популярным кулинарным шоу? Нужны ли они как инструмент поиска новых талантов или это исключительно шоу-бизнес?
Сомневаюсь, что подобные шоу — кладезь талантов. Я видел множество кулинарных конкурсов. Как правило, талантливые и интересные шефы уже где-то работают. Им не нужно приходить на такие мероприятия в поисках себя. Шоу — это просто шоу. Открыть свой ресторан, полностью посвятить себя делу и вдохновить команду — совсем иное.

Расскажите о концепции Gavi. Каким вы представляли своего гостя на этапе зарождения идеи?
Gavi — это элегантный ресторан в центре города, посвященный кулинарным традициям Северной Италии. Отличительные черты кухни этого региона: паста с большим количеством соуса, пицца на тонком тесте с разнообразными начинками, много рыбных и мясных горячих блюд, интересные вина. Мы ориентировались на гостей с хорошим вкусом, которые много путешествуют, интересуются гастрономией, любят пробовать все новое, но при этом отдают предпочтение понятным, проверенным и правильно приготовленным блюдам из хороших продуктов.

Почему вы остановили выбор именно на итальянской кухне?
Как я уже говорил, итальянская кухня снова на взлете, и она близка русскому человеку. Если говорить упрощенно, то равиоли — те же пельмени. Тесто, мясо, овощи, зелень, масло – все ингредиенты нам хорошо знакомы. В кулинарной традиции Италии и России много созвучных техник приготовления и близкие вкусовые ощущения от итогового продукта. Впрочем, у современной итальянской кухни, в Gavi и не только, есть свои особенности. Например, гастрономическое влияние других стран на классические рецепты. За счет этого происходит смешение стилей и появляются необычные ингредиенты. Так, одно из самых популярных блюд нашего ресторана – тальятелле с морепродуктами и с соусом из лемонграсса, характерное для Азии.  

Как вы решаете проблему доставки запрещенных продуктов в условиях санкций? Возможно ли заменить их на российские без ущерба для вкуса и качества?
Большинство продуктов уже производят в России, и у них отличное качество. Главное – потратить время и найти все лучшее. 

Текст поверх фото:  сегодня гастрономический рынок города разделился на два больших лагеря. первый - это бистро, второй - классические рестораны

А ЗЕМЛЯ-ТО ПЛОСКАЯ! 13.03.2020 А ЗЕМЛЯ-ТО ПЛОСКАЯ!

Тип шаблона:  1
Автор текста:  Вадим Шихов
Автор фото:  Архив героя
Текст 1:  Алексей Венедиктов — о поколении, которое научилось летать, но потеряло из-за ненадобности важный орган: что же с ними теперь будет?
Текст 2:  История такая, какая есть. Просто каждый смотрит на одно и то же событие, даже в рамках города, совершенно по-разному, не говоря уже о целом государстве. История в этом смысле многовалентна, многообразна и многопрофильна — объективных недостатков у нее нет. Возьмем Германию. Молодое поколение не принимало никакого участия в том, что происходило во времена фашизма, и невиновно. Но при этом среди молодежи есть те, кто несет груз моральной ответственности, а есть их же сверстники, у которых нет этого чувства. Представители одного общества на события общей истории, где все, казалось бы, однозначно, смотрят по-разному. Универсальная история есть, а универсального к ней отношения нет. 

Цифровая эпоха сильно изменила это отношение. Раньше споры на тему «Кто основал российское государство» вели только представители образованного класса. В XVIII веке большинству населения империи этот спор был совершенно «по барабану»: не только крестьянам, но и дворянству. А благодаря цифровой эпохе, когда человек получает доступ ко всему одним нажатием кнопки, исторические споры перешли в разряд собственной идентификации — а я кто? а я наследник чего? Каждый, у кого есть доступ к интернет-медиа, теперь может иметь собственную мифологию и построить себя как ее наследника. И таких пользователей миллионы, они необразованны, поэтому каждый найденный факт как открытие Божье, которое можно получить быстро и легко. Почему же они необразованны, несмотря на доступ к большому объему информации? Потому что образование — это нечто фундаментальное и системное. Новому поколению, чтобы познать науку, не нужна никакая система: по одному запросу «выходит» публицист и за три минуты каждому все объясняет. 

Теперь мы имеем дело с новым человечеством, которое раньше ходило по земле, а теперь поднялось в воздух, и главным органом стали не легкие, а крылья. При этом другие органы начинают отмирать из-за ненадобности. «Черт подери, так Земля, оказывается, плоская!» — восклицают они, потому что в интернете есть масса трудов, вполне логично доказывающих этот бред. Теперь люди выбирают не то, что научно и доказательно, а то, во что хочется поверить. Теорий уже не две, а 772, и они продолжат умножаться. Размылось само понятие эксперта — кто он, если экспертами стали все? 

Это довольно большая угроза. Человек собирает информацию для того, чтобы принять решение. Информация о погоде — что надеть? Информация о политике — за кого голосовать? Информация о культуре — пойти на спектакль или нет? Сегодня же мы имеем дело с дезинформацией, поэтому решения людей становятся все более ошибочными. Начинает превалировать стиль, который мы выбираем себе по духу: нам ведь приятно считать, что Киевская Русь была самым могучим государством, ровно так же, как и в учебниках Нигерии пишут, что их империя была самой сильной. Нужно признать, это просто случившийся факт, а не проделки некоего злыдня из Кремля или Белого дома. Нет, такие тенденции существуют по всему миру, независимо от наших желаний, — это развитие крыльев и отмирание легких. 

Мозг человека пять тысяч лет искал информацию для того, чтобы выжить. Сегодня он вынужден перестраиваться. Найти информацию уже не составляет труда, зато появилась новая задача — грамотно ее отобрать. Вот чему прямо сейчас учится новое поколение, самостоятельно, на своих же ошибках. Пока оно наивно — его представители идут на яркий цвет и сладкий запах. Но сломав себе ноги на этом пути, они обязательно научатся необходимому для выживания. 

Хорошо, что цифровая эпоха уравняла всех и заставила перестраиваться. Да, время побежало быстрее, но и поколения помчались за ним. Столетний старец покупает билеты в интернете, так же, как и пятнадцатилетний пацан. Нет никаких ограничений, не нужны теперь никакие специальные доступы! «А давайте поговорим о черепахах?» — могу сказать я любому человеку. «Давайте» — ответит мне каждый. Мы зайдем в интернет, напишем «черепаха» в поисковике, и у всех будут одинаковые источники и информация об этих животных. Можно хоть конференцию провести. 

Возраст больше не играет роли, наши гаджеты превратились в великого уравнителя. Каждый может вступить в спор с президентом США, ответив ему: «Эй, козел! Ты не прав!». И он иногда реагирует на такое. Человек теперь имеет доступ к великим людям даже не через одно рукопожатие, а напрямую в социальных сетях. Девочка из города Чайковского, которой всего 16 лет, не поверила, когда ей написали представители мирового VOGUE с просьбой продать ее рисунок для обложки журнала. Но больше никто не удивится, потому что после подобных событий сознание переворачивается. Теперь еще больше людей думают: «Так мы все равны, получается?» Да! Больше не нужно мечтать действуйте, и вас найдут — они уже ходят и ищут в инстаграме и других источниках. Но держите в голове вопрос не поиска, а отбора — это становится главенствующим. «Относись ко всему скептически» — наш главный лозунг. Теперь первое, что вы должны научиться говорить: «Не может быть!». 


Текст поверх фото:  Главный редактор радиостанции «Эхо Москвы», издатель журнала «Дилетант»

Не случайно 12.03.2020 Не случайно

Тип шаблона:  1
Автор текста:  Анастасия Худякова-Грушецкая
Автор фото:  Мария Михеева
Текст 1:  Основатель и дизайнер ювелирного бренда Jewlia Юля Ременник уверена: украшения – это не только эстетика, но и философия.  
Текст 2:  Мечтам положено сбываться: и захватывающая история Юли Ременник – яркое тому подтверждение. С раннего детства тяготея к прикладному творчеству, она, тем не менее, ничем таким всерьез не увлекалась, из кружков – только хореография. Все на свои места расставил второй декрет: играя с маленькой Алисой, Юля окончательно осознала – делать что-то своими руками, даже если это рисование, склеивание бумажных поделок или лепка из пластилина, это точно ее. А когда путь выбран правильно, все складывается удачно: «Как будто магическая воронка завертелась», – делится впечатлениями Юля. «Как-то я вспомнила свою давнюю приятельницу, – рассказывает героиня, – она как раз ювелир по образованию, занималась украшениями, правда, на тот момент она жила в Сочи. Телефон ее всплыл тоже случайно. Вот скажи мне сейчас: найди Аню – я ее не найду». Но на тот момент пазл сошелся. И это было не последнее удивительное совпадение. Юля позвонила приятельнице и спросила, где можно получить профессию, та посоветовала обратиться в Уральский государственный архитектурно-художественный университет, где есть курс ювелирного дизайна. На дворе была вторая половина сентября, учебный год уже должен был начаться, но на удачу в университет Юля все же позвонила: оказалось, что группа стартует через неделю и в ней осталось одно место. «Так я снова стала студенткой. Там все очень академично: спецрисунок, ювелирный дизайн, история искусства, настоящая мастерская, я училась у настоящих ювелиров - словом, постигала ремесло, как оно есть. Мне очень нравилось! Это был своего рода челлендж, в учебу надо было погружаться – занятия проходили два раза в неделю, плюс были дополнительные посещения мастерской, домашние задания, дипломный проект – большая теоретическая часть, рисунки на планшетах и изделие в металле». В то время Юля поняла, насколько увлекает ее это творчество. После защиты диплома первые украшения она делала, как это часто бывает, для друзей и знакомых, эскизы рисовались в карандаше, а большинство процессов она воплощала сама, своими руками. Конечно, поначалу были и ошибки, и упущения – без этого бесценный опыт не наработать. Сейчас же украшения изготавливаются на профессиональном производстве: «Те, первые украшения, которые я изготавливала сама, хоть и делались каждое под руководством мастера, все же были далеки от идеала – это были, скорее, крафтовые изделия, а я все-таки против доморощенности именно в этом деле, и хочу, чтобы украшения моего бренда были на 100% идеальными. Но работа руками мне все-таки дала огромный пласт знаний, необходимых для разработки идей».

Первая коллекция «Соты» была создана на основе дипломного проекта Юли Ременник. Пришлось, конечно, внести ряд изменений, но идея пришла именно оттуда. В то же время пришло понимание: это будут не просто красивые изделия, это будет философия. Началось с нейминга. Бренд героиня назвала Jewlia. «В название заложено три «слоя» – это Julia, мое имя, это jewelry – «украшения», то, чем сейчас наполнена моя жизнь и в чем проявляется моя профессиональная самоидентификация, и третий, я бы назвала его базовым, слой – это jew – «еврей», основа основ: я горжусь своей национальностью».

Как и название бренда – с философским подтекстом, так и каждая его коллекция несет в себе глубокий смысл. Первые «Соты» - теплые по цветовой гамме, выполненные с использованием лимонного золота, камни в украшениях – перламутр, халцедон, аметист, канареечные бриллианты – чистые и насыщенные. Все это будто переносит нас в солнечный яркий Израиль. «Шестиугольная форма соты – это иносказательное воплощение звезды Давида, но очень аккуратное, не «в лоб». То есть, если ты не хочешь в ней видеть эту символику, то для тебя это – просто сота. И потом, мои украшения – про символизм в целом: одна девушка, например, увидела в них отсылку к трудолюбию, потому что им отличаются пчелы».

«Кубики» стали аллюзией на тему «Стены Плача», основной святыни иудаизма: единства народа, который, несмотря на все мучения, страдания и лишения, сквозь века воссоединился и создал свое государство. Плотность соприкосновения кирпичиков повторяется в форме украшений коллекции, в выложенных в ряд камнях… «В этом смысл, но если же говорить про внешнее, про эстетику, лично мне очень нравится идея того, как цвет эмали дублирует цвет камней, и создается визуальный синергетический эффект. То есть, помимо истории, это еще и очень эффектное ювелирное украшение, которое логично вписывается в образы современной женщины».  

Новая коллекция из серебра – «Ленты» – родилась из религиозного атрибута тфилина, в нем есть в том числе и ленты, которые наматываются на руку, - их форма вдохновила героиню на создание коллекции. Идея получила развитие: и в «Лентах» Юля рассказала, в том числе, и про свою жизнь, в которой ничто не предвещало ювелирного увлечения, показала этот жизненный путь, который может поворачивать куда угодно. В целом же ленты – это манифест свободы, и даже в лукбуке коллекции идея съемки с черными флагами построена именно на этом: женщине сегодня доступно все, независимо от ее профессиональных навыков, национальности, возраста или внешних данных.

Украшения Jewlia сегодня – это нишевая история. «Я не планирую выходить «на поток», украшения создаются для того, чтобы подчеркивать индивидуальность, именно поэтому я выпускаю их небольшими тиражами».  


Текст поверх фото:  Достичь идеала получилось: украшения настолько полюбились покупателям, что сегодня продаются в московских ЦУМе и универмаге «Цветной»

ВОКРУГ НАС 11.03.2020 ВОКРУГ НАС

Тип шаблона:  1
Автор текста:  Вадим Шихов
Автор фото:  архив героя
Текст 1:  «Стольник» выяснил у эксперта по ландшафтному дизайну, почему в городе так много грязи, что не так с нашими парками.
Текст 2:  Грязь в Екатеринбурге, несомненно, больной вопрос для всех. Откуда она вообще берется?
Из-за непродуманного, не всегда добросовестно выполненного благоустройства в городе (недостаточное внимание к уровням почвы, относительно, например, тротуаров, проезжей части), дорожное покрытие ненадлежащего качества, отсутствующая местами либо неработающая ливневая канализация. Когда идут осадки, вся вода должна стекать по выпуклому дорожному покрытию в желоба и далее в ливневую канализацию. Подобная система работает во всем мире. Я всегда говорю, что как мы не можем сегодня представить многоквартирный дом без канализации и водопровода, так и любая территория, будь то частный участок или же городской не может существовать в XXI веке, без дренажа, разумного водоотведения и системы полива.

Еще одна тема, которую все чаще обсуждают горожане, – парки. Все ли хорошо с ними в Екатеринбурге?
Такое ощущение, что они не совсем для людей. Сегодня во всех торговых центрах есть даже пеленальные комнаты, зоны, где можно покормить ребенка. Но ведь парк тоже общественное место. Почему нет – элементарно – туалетов? Для человека с ограниченными возможностями или для мамы с коляской посещения наших парков превращаются в настоящее испытание. Одна моя знакомая буквально со слезами на глазах жаловалась, что ей приходится гулять с коляской для двойняшек по пыльным улицам, вдоль проезжей части, потому что она не может проехать в близлежащий парк из-за бетонных блоков, которые поставили, чтобы преградить путь машинам.

Почему же так происходит? Из-за недостаточного финансирования? 
Не только. Большинство городских парков закладывалось во времена, когда комфорт не имел такого значения, как сейчас, нужно было решать другие задачи, зачастую отсутствовали технологии и материалы. И сегодня люди по инерции не привыкли думать о том, как сделать парк подходящим для комфортного отдыха. Если же говорить о способах решения проблемы, то можно подключать коммерческую составляющую, а также перед проектированием, строительством или реконструкцией собирать коллегии, в которые будут входить не только люди из правительства, но и эксперты в различных областях и, главное, обычные граждане, представляющие разные социальные группы. 


Текст поверх фото:  Юлия Мищихина, кандидат био-логических наук, владелица бюро ландшафтного дизайна «Флора»

Главный ювелир 06.03.2020 Главный ювелир

Тип шаблона:  1
Автор текста:  Николай Шабуневич
Автор фото:  Инна Порозкова
Текст 1:  Александр Чамовских, председатель «Гильдии ювелиров Урала», владелец CHAMOVSKIKH Jewellery House и холдинга JF Carat, рассказал о ювелирном бизнесе, отдыхе и семье.

Текст 2:  Исторически так сложилось, что русский человек любит роскошь и драгоценности, некоторую помпезность. Императорский двор, храмы, палаты, придворные наряды: красота как стремление, часть менталитета, что-то, засевшее в подсознании. Русские любят подчеркнуть свой достаток, статус, положение. Дорогие атрибуты позволяют стать частью определенного сообщества. У нас никогда не было европейского аскетизма: даже во времена советского дефицита люди стояли в бесконечных очередях, чтобы приобрести украшения.

Мы создаем не просто ювелирные шедевры с редкими камнями, с добавлением каких-то инновационных элементов, невероятно сложные по исполнению с точки зрения мастерства. Это настоящие фамильные реликвии, за которые не будет стыдно перед следующими поколениями. Мы изготовливаем драгоценности с семейной символикой: инициалы и гербы, можем нанести сверхсовременным лазером фото. Есть коллекция «Ева», внутри украшений которой можно разместить миниатюру семейного древа.

Мамы приходят в наши салоны с дочерьми и просят их помочь с выбором драгоценностей, поясняя: «Потом я передам это по наследству тебе». Сразу возникает мотив семейных ценностей. Представьте, что к вам подходит ваш дед и передает свои медали с просьбой хранить для внуков. Когда вы с этим столкнетесь, то сразу поймете, насколько это важно. Это надо прочувствовать.

Возьмем, к примеру, коллекцию «Петергоф». Люди хотят обладать ею, желают сделать заказ, но мы непреклонны. Существует всего одиннадцать экземпляров, из которых один представлен в Особой кладовой Государственного музея-заповедника «Петергоф», другой – у нас, остальные – в салонах наших партнеров или в частных коллекциях. Коллекция лимитирована, из-за этого ее цена растет. 

Мы не работаем серийно. Не штампуем. Украшения, которые мы создаем, это уникальные изделия, в центре которых природные коллекционные инвестиционные камни, их не отдашь кому попало. Конечно, стоимость от этого будет увеличиваться. Кроме того, в CHAMOVSKIKH работают именитые ювелиры, которые хотят зарабатывать много, это уральская традиция. Мы делаем эксклюзив, чтобы окупить затраты.

Екатеринбург – столица россиийской ювелирной моды. Первый завод был открыт 120 лет назад, и это были «Ювелиры Урала». Знаменитый Фаберже нанимал своих мастеров и камнерезов на Урале, потому что у нас очень сильная ювелирная школа. Остальные копируют нашу моду. Даже гиганты серийного производства вроде Костромы.

Конечно, когда-то был период застоя, отставания российской ювелирки от мировых брендов. Но сегодня разрыва нет. Так, на международной выставке в Лондоне из 200 представленных компаний российских было только восемь, но ювелирные обозреватели написали именно о Сhamovskikh. А недавно «Гильдия ювелиров Урала» была приглашена в ООН, в Нью-Йорк, чтобы показать ювелирное искусство Урала в рамках презентации «ЭКСПО 2025».

Мы работаем по всему миру. Не все получается так гладко, как хочется. Нас там никто не ждет. Там свои правила и конкуренция. Но мы уже открыли салон на Шри-Ланке и хотим выйти на арабский рынок. Пока в России система экспорта не отлажена, я имею в виду свободную торговлю на международных выставках, а не адресное сотрудничество. Однако правительство делает шаги в нашу сторону. Будучи председателем «Гильдии ювелиров Урала», я вижу возможность работы с властью. Она к нам поворачивается лицом и обсуждает с нами ряд законопроектов, которые позволяют вести «белый» ювелирный бизнес. Мы 70% продукции продаем на внутреннем рынке. На Урале порядка 10–15 серьезных ювелирных компаний. Мы не конкурируем друг с другом. Потому что у каждого свое направление, свои камни, свой дизайн и разные ценовые сегменты. 

CHAMOVSKIKH имеет полный производственный цикл. Украшения нашего бренда не повторяются. К тому же мы одна из немногих компаний, которая за два года получила четыре патента на собственные технологические разработки. Мы ежегодно получаем Гран-при на крупнейших международных ювелирных выставках, делая ставку на уникальность. Ювелирное дело – это сочетание многих видов бизнеса: производства, искусства, плюс инвестиционная составляющая. Валюта может девальвироваться, недвижимость – принести убытки. А драгоценности – движимое имущество, изделие может стоить несколько миллионов долларов, его можно свободно перемещать по миру, стоимость драгоценности со временем будет только расти. Ювелирный бизнес неиссякаем с точки зрения потенциала развития.

Покупатель всегда разный. Наш ориентир на молодежь – бренд JF Сarat. Но «усредненного» покупателя нет, ибо в России нет среднего класса. Это самый сложный слой. Такие люди хотят жить, как богатые: «Мерседес», элитный дом и прочие атрибуты. После падения рубля эти люди потеряли доступ к радостям, покупаемым за валюту. Многое они себе позволить уже не могут. И мы сделали ставку на luxury-сегмент. Не секрет: в кризис бедные беднеют, а богатые богатеют. Надо рассчитывать либо на самый бедный слой, либо на самый богатый. Этот бизнес – образ жизни, я превратил его в удовольствие. Например, едем на Шри-Ланку: семья отдыхает, а я занимаюсь бизнесом, контролирую открытие салона. Если едем на международную выставку, то я успеваю совместить деловые встречи, официальные мероприятия и туристические маршруты. Уже 10 лет не был в отпуске – я его  совмещаю с поездками по работе.

Элемент профессиональной деформации – перфекционизм во всем. Всех людей принимаю на работу лично. Через меня прошла не одна тысяча человек, я вижу человека практически насквозь, есть ощущение, что считываю его. Мы, ювелиры, видим все расстояния и даже зазоры в интерьере, без замеров. Так обрастаешь окружением из разных сфер, людьми, которые занимаются своим делом с ювелирной точностью. Ты это ценишь. 

У ювелиров развито чувство вкуса. Это люди со своими заморочками. На выставках их сразу видишь: они могут надеть розовый пиджак в голубую клетку, зеленые ботинки, фиолетовый ремень из крокодила. Люди искусства, они больше экспериментируют, более свободны. 

Время – это невосполнимый ресурс, который хочется потратить с пользой. Для предпринимателей среди тем для обсуждения на первом месте экономика и политика. Мы с этим неразрывно связаны и даже зависим от этого. Пока я завтракаю, смотрю «Россия-24», а по радио слушаю только Business FM. Обычно после завтрака – несколько запланированных встреч, бываю на производстве, несколько раз в неделю смотрю, как работают ювелиры, заезжаю в наши фирменные салоны. Цифровизация все изменила. Раньше, чтобы отправить фото, нужно было идти на почту, для важных писем и документов – факс. А теперь для всего – WhatsApp и Viber, где есть несколько групп-бесед. Это дает оперативность, динамику в решении рабочих вопросов и позволяет всегда оставаться на связи. Оптимизированы и вопросы менеджмента: ежедневно работники пишут отчет о том, что они сделали за день, и я читаю отчеты каждого ключевого сотрудника. Имена я, может быть, и плохо запоминаю, а вот в цифрах точно не ошибусь. Я же – ювелир.

Текст поверх фото:  Если едем на международную выставку, то я успеваю совместить деловые встречи, официальные мероприятия и туристические маршруты. Уже 10 лет не был в отпуске – я его совмещаю с поездками по работе

Королевские скачки 06.03.2020 Королевские скачки

Тип шаблона:  1
Автор текста:  Ольга Шутова
Автор фото:  Архив героя
Текст 1:  Посетив единственное в мире мероприятие, где спорт и мода уравнены в правах, Полина Коркина рассказала, как подготовиться к скачкам в Аскоте и почему туда обязательно нужно попасть.  

Текст 2:  Легендарные скачки в Аскоте вошли в программу нашего семейного лондонского вояжа по двум причинам. Во-первых, трудно представить событие, которое более живописно демонстрировало бы традиции аристократической Англии, ее культурное наследие. А во-вторых, мы с дочками, каждая в своем темпе, постигаем конный спорт, и давно хотели «вживую» увидеть, пожалуй, лучших скакунов и самых профессиональных жокеев мира. 

Как известно, в Аскот едут не только (и не столько) ради самих забегов, но и для незабываемого, эффектного выхода в свет. А поскольку я люблю все делать заранее и предпочитаю подойти к подобным мероприятиям во всеоружии, наша подготовка к скачкам началась (как и полагается дамам) с костюмов. В ателье Николая Романова были созданы образы, объединенные единой темой фрака, а строгое требование: «Шляпкам – быть» воплотилось в изящных цилиндрах. У меня – с вуалеткой и длинным шлейфом, у старшей дочери – с «хвостиком» покороче, а младшей увенчали головку ободком с миниатюрным цилиндром. Благо щепетильный дресс-код позволяет детям обойтись головным убором диаметром 10 см. В итоге все наши старания окупились еще до прибытия на ипподром: когда мы вышли из отеля, чтобы сесть в машину, прохожие устроили нашей троице овацию. Тем самым, кстати, доказав, что о скачках в Аскоте и их традициях знают абсолютно все лондонцы. Кстати, автомобиль пришлось тоже бронировать заранее (не меньше, чем за две недели) – иначе был серьезный риск просто не доехать из Лондона до места назначения. Обратно вернуться можно на такси, но стоять в очереди даже среди богатых и знаменитых – не моя история. 

Хотя конкурс шляпок проходит в четверг (так называемый Lady’s Day), было решено ехать на ипподром в пятницу, когда официально разрешен вход с детьми. Мы, как и королева Англии, прибыли лишь к часу дня, о чем нисколько не пожалели: пребывание на палящем июньском солнце с самого утра могло привести к солнечному удару. А так – мы успели и на лошадок посмотреть, и себя показать. Кстати, еще одна часть традиции скачек в Аскоте – располагаться в зоне village (попросту говоря, на поле) для пикника. На сайте при продаже билетов даже сразу предлагают приобрести специальные корзины от магазина Fortnum & Mason. Но таскать эти роскошные наборы не под силу хрупким барышням, потому я ограничилась бокалом шампанского, а девочки – мороженым. 

Мимо нас прошло ключевое развлечение – ставки на участников забега. Человек не азартный, я и детям интереса к этому стараюсь не прививать. Хотя, справедливости ради нужно сказать, что в самой сложной части этого «тотализатора» Аскота мы все же преуспели! В Лондоне есть поговорка: труднее отгадать, какого цвета будет шляпка королевы в день скачек, чем какая лошадь победит. Но мы каждое утро внимательно читали The Times, где исправно освещают хронику скачек, и методом исключения вычислили, что в день нашего визита Ее Величество выберет зеленый головной убор! Новичкам везет!

О шляпках, как и о нарядах гостей, разумеется, можно было бы говорить много – были и откровенно фриковые образы, и скучноватые в своей лаконичности, но многие остались в моей памяти «на заметку» как источник для стилистических экспериментов. Неизменно эффектно выглядели мужчины в военной форме, которые сопровождали элегантных дам в романтических платьях – они напоминали ожившие иллюстрации к английским классическим романам, которыми мы некогда зачитывались. 

Скачки в Аскоте, при всей своей претенциозной аристократичности и немного наивной театральности, открыли и мне, и детям Англию, которая в течение столетий хранит традиции так, что они не покрываются паутиной времени, а наоборот, превращаются в самый актуальный тренд. 


Текст поверх фото:  Полина Коркина владелица фирменных магазинов LAUREL в Екатеринбурге

НА РАВНЫХ. Татьяна & Григорий Каштановы, Варвара Финк 04.03.2020 НА РАВНЫХ. Татьяна & Григорий Каштановы, Варвара Финк

Тип шаблона:  1
Автор текста:  Екатерина Погодаева
Автор фото:  Александр Яньтюшев
Текст 1:  Семьи, которые не побоялись откровенно рассказать о своих отношениях.
Текст 2: 
Татьяна & Григорий Каштановы, Варвара ФинкАрхитектор с детьми

Варвара: Не думаю, что есть какой-то явный разрыв между поколениями. Есть скорее разница во взглядах на различные жизненные ситуации. О маме, например, никогда не скажу, что она – представитель старшего поколения. Более опытная, мудрая, да. При этом есть люди одного с ней возраста, но на них смотришь и думаешь: это человек из другой эпохи.

Татьяна: Люди все разные, и не только по возрасту, а по душам, характерам, интересам – очень много по чему. Мне интересно жить, общаясь с людьми различных поколений. С моими детьми мне очень интересно, потому что мы можем обмениваться информацией, новыми впечатлениями, мнениями. Интересно и наблюдать и участвовать в процессе накопления ими жизненного опыта, как и моего собственного, потому что это происходит всегда. Никогда ничего не сравниваю: ни людей, ни время, ни события. Потому что нет ничего похожего и потому, что все меняется. Есть те, кто двигаются, развиваются, кому нравится жить в любом времени, и есть те, кто вдруг устал или просто остановился в каком-то своем периоде, в своем прошлом, живет воспоминаниями.

Григорий: Мы придерживаемся мнения, что жить нужно сейчас, радуемся сегодня и делаем это по максимуму. Мы не будем сидеть вечером и говорить: «А вот помнишь, как было...» – просто потому, что у нас на это нет времени. Это и отличает, наверное, поколения: есть те, кто выбирает остаться в прошлом и жить воспоминаниями, есть те, кто живет сейчас. Но есть, конечно, и те, кто живет только будущим.

Т.: Даже самый маленький ребенок – уже личность со своим характером. С момента появления на свет и Вари, и Гриши я понимала, что они уже самостоятельные личности. Споры между нами могут быть, но все решаемо, потому что мы уважаем интересы друг друга. Думаю, задача родителя – дать максимум возможностей и поддержки в процессе становления ребенка. Максимум возможности познавать действительность самостоятельно.

В.: Всегда в семье мы чувствовали свободу и доверие – я думаю, это и есть то, что называется настоящей любовью!

Т.: И когда дети были маленькими, я тоже доверяла им. Очень важно, чтобы человек шел своим путем. У меня не было потребности ограничивать их. Ошибки надо позволять совершать. И лучше иметь возможность совершить их в детском возрасте, чтобы потом уже не тратить на приобретение этого опыта много времени. Меня мои родители так же воспитывали, и я им очень благодарна за это. Ребенку надо помочь научиться всему: и сотрудничеству, и умению быть против. Ему надо позволять попробовать все-все, пока он маленький, также и потом, когда он растет, и просто находиться рядом.

В.: Разницы в поколениях нет, есть разница в мироощущении. Часто люди сами ставят себе ограничения, приписывая себя к той или иной эпохе: «Ой, это мне не положено по возрасту» или «В наше время было по-другому…» В нашей семье этого никогда не было, никаких поблажек по возрасту, я, например, в бизнесе уже более девяти лет, потому что мне уже в школе было интересно попробовать себя в этом деле, я чувствовала в себе силы. Папа сказал: «Давай!» А бизнес – это ответственность, и тут нет скидок на возраст.

Т.: Мы втроем, конечно, представляем разные поколения. Мне очень нравится, что между нами нет границ поколений и мы всегда интересны друг другу. Мне нравится, что мои дети занимаются тем, что они любят: Варя – мебельным бизнесом, Гриша сейчас учится, но параллельно разрабатывает приложения дополненной и виртуальной реальности. Мне нравится, что они – самостоятельные и успешные люди. И я их очень люблю.

Текст поверх фото:  Татьяна& Григорий Каштановы, Варвара Финк

Голос  альтер эго 03.03.2020 Голос альтер эго

Тип шаблона:  1
Текст 1:  В шоу CRYSTAL от Cirque du Soleil главная героиня встречает свое альтер эго, и это меняет всю ее жизнь. «Стольник» собрал обе личности в одном интервью и узнал, почему голоса всех внутренних «Я» одинаково важны.

Текст 2:  Как вы считаете, в каждом ли из нас живут несколько личностей?
Лиза Мочизуки: Думаю, каждый из нас многолик. В начале шоу Кристал, скорее, ребенок, который еще толком не понимает, кто он, чего хочет и что прячется у него внутри. Именно поэтому она чувствует себя непонятой,  растерянной. А вот во время путешествия, которое ей суждено пройти, она — кирпичик за кирпичиком — собирает себя, учится справляться с эмоциями, принимать всю себя: все слабые и сильные стороны. Мне кажется, что Кристал живет в каждом из нас. Реальная версия меня самой кардинально отличается от меня, выступающей на сцене, но это ведь тоже я! Во время выступления мне никогда не бывает неловко или стыдно, а в обычной жизни я очень застенчивый и тихий человек. Одно мое «Я» блистает, а после выступления я прячу его в карман, чтобы следующим вечером вновь выпустить на волю.

Николь Госвияни: Пожалуй, абсолютно нормально, что у каждого из нас есть так называемое второе «Я». Это наш мир, в который мы погружаемся, когда думаем, мечтаем, — наш невидимый проводник по жизни. Альтер эго может нас остановить, чтобы мы не совершили необдуманный поступок, а может, наоборот, заставить поступить сгоряча и потом об этом пожалеть. Вот проснулась я утром уставшей безо всякого желания идти на работу, а мое второе «Я» подсказывает мне, что я должна идти, иначе будут последствия. 

Почему не всегда стоит слушать свое настоящее «Я»? 
Л.М.: Ох уж эти внутренние диалоги, которые мы ведем сами с собой… Иногда так хочется ничего не делать — просто полежать. Но тут просыпается мой внутренний «тренер», который заставляет пойти покататься и позаниматься. Каждый день я тренируюсь по 4 часа, еще плюс чуть больше двух часов длится само шоу. А иногда у нас бывает по два выступления в день. Если бы я слушала только себя и все время заглушала альтер эго, то просто не выжила бы в таком режиме. С другой стороны, важно не перегореть. Отдых тоже нужен, и все должно быть сбалансировано. 

Н.Г.: По той простой причине, что это помогает увидеть себя со стороны, с немного другого ракурса взглянуть на то, что ты совершил. Зачастую альтер эго куда смелее и отчаяннее тебя реального, ведь, по сути, это тень, вытесняющая то, что ты в реальной жизни не допускаешь, боишься по тем или иным причинам сделать. 

Быть собой – значит…
Л.М: Интересный вопрос. У меня много личностей, и каждая из них просыпается в зависимости от контекста, в котором я нахожусь. Отчасти я ощущаю себя Кристал — все время нахожусь в поиске себя. Наверное, быть собой значит не бояться быть разной! Я — мозаика образов, мыслей, чувств. 
Н.Г.: Иметь собственную точку зрения, свой взгляд на то, что тебя окружает, на саму жизнь, и никогда не подстраиваться под других. Стараясь быть на кого-то похожими, мы теряем себя настоящих.   

Как найти себя настоящего в мире, где, кажется, настоящего становится все меньше? 
Л.М.: Все так быстро меняется — очень легко сегодня потерять себя. Мне повезло встретить прекрасного человека и влюбиться. Он держит меня на плаву, помогает мне найти свой путь. Он — моя главная мотивация. Конечно, как и каждый из нас, я все время задаюсь вопросами, ищу смысл жизни, но я не думаю, что на все есть один ответ. Жизнь — квест, а мы в нем — исследователи!  
Н.Г.: Знаете, иногда мне кажется, что я существую вне пространства и времени: очень хорошо чувствую настоящее и легко различаю фальшь. Люблю настоящих людей, верных, надежных — стараюсь окружить себя ими, отгородиться от всего ненужного. Нет желания подчиняться стандартам, поэтому стараюсь делать то, что мне нравится. Это помогает.   
Вам по-настоящему страшно, когда …
Л.М.: Когда меня застают врасплох! Чувствую себя очень некомфортно в таких ситуациях — могу подпрыгнуть до потолка от неожиданно громкого звука, меня до смерти может напугать тот, кто прячется, чтобы напрыгнуть на меня. Это просто мой ночной кошмар! Как вы понимаете, я не смотрю хорроры. Однажды меня даже из кинотеатра выгнали за то, что я кричала от страха как полоумная. 
Н.Г.: Меня редко посещает это чувство. Да, оно может овладеть мною в запертой комнате со змеями или насекомыми. Но в обычной жизни нет. С такими близкими и семьей, как у меня, мне не бывает страшно. 

А когда вы чувствуете себя по-настоящему счастливой? 
Л.М.: Честно? Первое, что приходит в голову, — я счастлива, когда сплю или что-нибудь ем. Правда! Сон и еда — самое большое удовольствие, которое можно испытать в жизни.  
Н.Г.: Когда завершаю начатое.

Расскажите, пожалуйста, что значит быть японцем и русским. Как, по-вашему мнению, проявляются альтер эго у жителей этих стран?
Л.М.: Японцы всегда перемещаются группами, даже слово придумали — «группинг». Когда мы путешествуем, отправляемся за покупками, делаем что-то совсем заурядное, мы никогда не действуем в одиночку, а занимаемся группингом. В Японии есть пословица, которую дословно можно перевести как «в деревне хорошо». Она прекрасно иллюстрирует то, что японцу важно ощущать свою принадлежность к общине, общему делу. Так как я работаю в индустрии развлечений, мне нужно быть более свободной и независимой, но традиционно японцы устроены иначе. Я, конечно, не самый показательный пример, ведь моя жизнь с 5 до 21 года прошла на соревновательных площадках. Именно это меня прекрасно подготовило к той жизни на колесах, которую я веду сегодня. 
Н.Г.: Русские люди мне видятся щедрыми, гордыми и очень терпеливыми. Думаю, их альтернативная личность немного холодная, закрытая и сдержанная. 

Актеру приходится примерять несколько альтернативных «Я» за карьеру, как на это реагирует ваше собственное «Я»?  
Л.М.: Легко, ведь одна из моих личностей любит исполнительское искусство. На сцене я проживаю чью-то жизнь, по-моему, это интереснейший опыт. Это честь — иметь возможность прикоснуться к разным судьбам и настроениям. Для меня менять роли просто — во время нанесения грима перед каждым выступлением я всегда могу быстро сосредоточиться, чтобы войти в образ. 
Н.Г.: Была бы моя воля, я бы примерила на себя как можно больше разных ролей и характеров. Они меняют настроение и внутреннее состояние. Это же так интересно — побыть на какое-то время кем-то другим и взглянуть на мир иначе! 

Расскажите о шоу CRYSTAL, как бы это сделал ваш персонаж.
Л.М.: Я потеряна. На меня не обращает внимания моя семья, уставившаяся в телевизор. Мои друзья считают, что я витаю в облаках. Я хочу дышать полной грудью, хочу обрести себя и найти то, что спрятано внутри, мечтаю сбежать от повседневности. И мне это удается. В мире своего воображения я встречаю другую Кристал — сильную и уверенную. Она помогает мне понять, что не обязательно убегать, чтобы найти себя.  
Н.Г.: Шоу CRYSTAL знакомит нас с девочкой-подростком. Ее зовут Кристал,  она чувствует себя потерянной, пока не встречает меня — свое альтер эго, свое отражение. Наша встреча происходит в подледном мире — как-то Кристал сбегает на замерзший пруд и проваливается под лед. Так она оказывается в мире своих фантазий. Вместе мы путешествуем по разным местам этого воображаемого пространства. Я вручаю ей перо, с помощью которого Кристал сама может написать сценарий собственной жизни. Я — ее сильная сторона, ее проводник в этой вселенной. Я подсказываю, как ей найти себя, выйти из зоны комфорта, обрести голос, как преодолеть все трудности. В конце пути Кристал понимает, что я — часть ее собственного внутреннего мира. Тогда она осознает силу своих творческих возможностей и возвращается в мир реальный решительной молодой девушкой. 

Текст поверх фото:  Абсолютно нормально, что у каждого из нас есть так называемое второе «Я». Это наш мир, в который мы погружаемся, когда думаем, мечтаем

Вам слово, Маэстро! 27.02.2020 Вам слово, Маэстро!

Тип шаблона:  1
Автор текста:  Ольга Дубровина
Автор фото:  Алексей Чистополов
Текст 1:  Детское творчество и музыка, воспоминания о Свердловске и впечатления от Екатеринбурга – «Стольник» пообщался с народным артистом России Ильей Резником.

Текст 2:  Илья Рахмиэлевич, вы провели в Екатеринбурге четыре дня, которые были наполнены встречами и презентациями. Расскажите, что привело вас в наш город? 
Конечно, основной целью моего визита была презентация нашего совместного с «Галамартом» проекта: они берут мои стихотворения и создают из них небольшие иллюстрированные книги. Сейчас таких книг четыре. Однако «Галамарт» пошел дальше, и теперь они готовят к изданию большой сборник с моими стихотворениями для детей. Я очень благодарен, что они взялись за мое детское творчество: раньше стихотворения, конечно, публиковались, но были разбросаны по разным книгам. Еще в скором времени, также при поддержке «Галамарта», будет представлен еще один проект — книга «Сотворение мира», которая выходит в начале года. 

«Сотворение мира» - ваш новый масштабный проект?
Эта книга будет выпущена с благословения святейшего патриарха Кирилла, что, конечно же, очень серьезно. «Азбука детского счастья», где будет выходить книга, издает раскраски. Денис Артамонов, руководитель организации, предложил мне сделать раскраску, основанную на моем тексте «Сотворение мира». Я согласился. Сейчас, когда вижу первые экземпляры этих чудесных, красивых раскрасок, я чрезвычайно  доволен результатом. К тому же, книги получились необычные,  с дополненной реальностью: наводишь смартфон — голуби летают. Также мы записали голосовое сопровождение этого проекта в студии Александра Пантыкина. 

Выпуск детских книг — не единственный ваш проект по взаимодействию с детьми. Расскажите подробнее о вашем театре.
Да, действительно, у нас с супругой Ирой в Москве есть музыкальный театр «Маленькая страна», в нем занимаются 70 детей. Я пишу для них сказки, басни. Пишу также молитвы: каждый год в мае мы с двенадцатью детьми из коллектива посещаем итальянский Бари, где находится церковь Святого Николая Чудотворца. Дети ходят там на молебны, выступают на трапезе. Также мы организовали «Маленькую страну» в Крыму, в Севастополе, по просьбе сенатора Ольги Ковитиди, которая была руководителем сопротивления во время «Крымской весны». Она автор гимна «Крым вернулся домой», и сейчас ансамбль Росгвардии вместе с «Маленькой страной» записывает эту песню. Кстати, вполне возможно, что и в Екатеринбурге появится детский театр «Маленькая страна». Я рассказал об этом полпреду в УрФО Николаю Цуканову, он очень заинтересовался и поддержал идею. Кроме того, мы уже договорились с Пантыкиным, что в случае успеха проекта будем вместе создавать детские песни для коллектива «Маленькой страны». Очень приятно, что удается заключать такие творческие союзы. Символично, что местоположением театра может стать домик на территории мельницы, где я жил с мамой во время эвакуации в войну целых два с половиной года.

После того, как покинули Свердловск по окончании войны, вы бывали в городе? Или это ваш первый визит за много лет?
Не первый. Я приезжал в Екатеринбург, когда был председателем общественного совета МВД. Мы вместе с Рашидом Нургалиевым совершали поездки по военным частям, по личному составу. Так что это были «направленные» поездки, и город мне тогда посмотреть не удавалось. Сейчас же получилось, и я с удовольствием могу сказать, что после Москвы и Петербурга Екатеринбург — главный город. Это мегаполис, в котором есть широкие улицы, прекрасные новые здания гармонично соседствуют со старинными. В Екатеринбурге живут очень творческие люди. Меня просили особо не распространяться, но намекну: мы были на строительной площадке Венецианского театра. Это будет уникальный и очень элегантный театр! Обязательно приедем на открытие. 

Среди творческих людей Екатеринбурга много молодых поэтов. Как вы считаете, реально ли в XXI веке быть успешным на этом поприще?
Этот вопрос очень сложен, и я не знаю на него ответа... Могу сказать, что сам я прошел тернистый путь: мечтал и о Нахимовском училище, и об артиллерийском, потом четыре раза поступал в театральный институт и, наконец, поступил. Затем попал в театр Комиссаржевской. Но меня всегда тянуло к литературному творчеству. Я писал пародии для гениального Виктора Чистякова, сценки для капустников, стихотворения для нашего театра. Создавал пьесы для Нодара Думбадзе. В 1969 году вышла «Золушка» с Людмилой Сенчиной - прошло пятьдесят лет, а песня все еще свежая, актуальная. В том же году в Риге большим тиражом вышла книга для детей «Тяпа не хочет быть клоуном». В целом, я занимался параллельно написанием песен и детских стихотворений. Писал для Пьехи, с 1972 года — для  Аллы Пугачевой. А сейчас я понял, что и писать-то не для кого: взор ни на ком не останавливается. Единственным исключением стал Сергей Волчков, для которого мы с Раймондом Паулсом создали песню «Мне тебя не хватает», потому что он очень хороший певец. Сейчас мне интересно творить для детей: стихотворения, хоры, песенки... Моя композиция «Служить России» стала гимном Юнармии, она исполняется детьми из моего театра, и я очень рад этому. Сфера моей деятельности всегда была широкой, и я рад, что не зацикливаюсь на чем-то одном, это всегда помогает. Процесс созидания не должен останавливаться: согласитесь, это неправильно, когда певец записывает одну песню и поет ее десять лет, называя это творчеством. 

Вам действительно никто не нравится из современных исполнителей?
Куража нет. Когда я писал Киркорову, когда я писал Алле, Преснякову, Лайме при их становлении — вот это было интересно. Но теперь они все успешны, а интересен-то как раз процесс становления! Что же до молодых исполнителей, то мне действительно никто не нравится. Я понимаю, все, что они поют, весь этот рэп — это преходящее, это творчество «для ног», для клубов. «Для сердца» сейчас никто не поет, а Россия — страна сердечная, душевная, поэтому такая музыка надолго не задерживается. Пока оплачивают эфиры, музыка звучит, как только перестают - исчезает. Это грустно, но с этим ничего не сделаешь. Конечно, есть интересные исполнители, но их единицы... Недавно я смотрел по «Ностальгии» программу «Песни-76». Представляете, более двадцати песен, и все шедевры, все живут до сих пор. Да, сейчас авторы говорят: «Что это мы нафталином будем заниматься?» Но написать такой «нафталин» они не могут, в нем должны быть и поэзия, и смысл. Легче придумать три слова, конечно. А если написать их на бумажке и попробовать прочитать, то выяснится, что король-то голый... 

И напоследок: продолжите ли вы издавать детские книги? 
Конечно, да. «Галамарт» — это основа моего детского творчества. Они очень продуктивно и талантливо выпускают книги, а мне очень важно, чтобы огромный багаж стихотворений для детей, который есть, распространялся большими тиражами: при советской власти детские книги выходили миллионными тиражами. Так что, большое количество книг, которые будут продаваться по очень доступным ценам, — это именно то, о чем я так давно мечтал! 

Текст поверх фото:  После Москвы и санкт-Петербурга Екатеринбург — главный город. Это красивый мегаполис, в котором живут очень интересные творческие люди

НА ОСТРИЕ 26.02.2020 НА ОСТРИЕ

Тип шаблона:  1
Автор текста:  Вадим Шихов
Автор фото:  Антон Семечкин
Текст 1:  Александр Колотурский, директор Свердловской государственной филармонии, о том, почему свобода для руководителя – не лучший вариант, как музыка управляет эмоциями и откроет ли он сам лично новый концертный зал.
Текст 2:  Александр, вы давно не давали интервью, за исключением тех, что связаны с постройкой нового зала филармонии. С чем это связано?
Просто не было серьезного повода и особого интереса с моей стороны. 

Но если брать все то время, которое вы работаете директором, то встреч с журналистами было, наверное, больше сотни. Был ли разговор, ставший для вас нечто большим, чем просто инструмент пиара?
Это хороший вопрос… Нет, я не помню, чтобы интервью как-то лично задело меня, изменило, погрузило в раздумья. И причина тут одна – все говорят только о работе, я ведь всегда нахожусь на самом острие развития филармонической концертной жизни в стране. Вот это самое «острие» и заставляет по большей части меня встречаться с журналистами.

самым острым вопросом, безусловно, является постройка нового концертного зала. Вы уже очень многое сказали по этому поводу, поэтому просто ответьте – вы счастливы? 
С одной стороны я, конечно же, счастлив. Но с другой – колоссально озабочен. Я получил в руки инструмент вместе с колоссальной ответственностью. Невольно начинаешь задумываться – а я ведь не вечен. Почти уверен, что в новом зале мне уже не придется работать. Скажу вам честно, в 2012 году, когда я подписал новый трехлетний контракт, сказал себе, что он будет последним. Но потом пришла другая команда, и опять возобновились разговоры о новом зале, о котором я мечтал с 2005 года. Конечно, я поддался на эту удочку и подписал новый контракт аж на 5 лет.

Но эти 5 лет уже прошли, получается, вы подписали еще один? Это как-то связано с тем, что вы собираетесь с помощью нового зала изменить культурный статус самого Екатеринбурга?
Да, подписал контракт еще на пять лет. Важно понимать, что концертное пространство состоит из трех составляющих: зал, уровень творческих сил и слушателя. Самое сложное в том, что расти они должны все вместе, если вперед вырывается только один элемент, то у остальных движения вверх не будет вообще. Какая ситуация сегодня? К сожалению, отстает публика, потому что покупательская способность населения сильно упала. Да, есть люди, готовые подниматься вместе с нами, но ведь каждый новый уровень и стоит дороже, а они себе уже этого позволить не могут. А на другом краю люди, готовые платить, но они пока еще до этого уровня не дотягивают. 

в ваших интервью я встречал положительную оценку системы работы филармоний в СССР, мне показалось, что вы даже жалеете, что нельзя сегодня организовать все, как раньше?
Я вам так скажу: сегодня мы работаем практически по таким же нормативам, которые были разработаны в Советском Союзе, и не потому, что они более привычны. Тогда их придумывали целые институты, поэтому вводимые правила были обоснованы, а сейчас дали право устанавливать нормы любому руководителю, то есть мне. Ну как я могу это сделать? Да, это свобода, но не стоит забывать, что это и большая ответственность. А если я сделаю недостаточно? Получается, что нанесу вред организации, если же слишком много, то людям. Как этот баланс может найти один человек?

Говоря о классической музыке, - какая она сегодня? 
Классическая музыка - это то, что веками имеет право на жизнь, поэтому она очень сильно стандартизировалась, но сегодня эти рамки пытаются ломать. Например, дирижеры начинают выходить не только во фраках, мы, кстати, тоже это используем, и ничего страшного я в этом не вижу. Еще раньше было принято хлопать между частями, а сейчас это считается неприличным – так, кстати, мы определяем, новая ли публика в зале. Плюс появляется некий эпатаж: музыканты Теодора Курентзиса вот теперь играют не сидя, а стоя, потому что, как он считает, это заставляет их больше принимать участие в процессе. Границы раздвигаются, но не всеми, не каждый может это сделать.

Почему классическая музыка сильно уступает в популярности другим видам искусства – живописи, кинематографу? 
У меня на этот счет есть даже собственная теория. Музыка проходит к человеку через один орган – уши. А они у человека всегда открыты, ты не можешь прийти в зал и полностью закрыть их, звуки все равно будут поступать. Именно это имеет сильное воздействие на душевное состояние человека. От тебя, мягко сказать, вообще ничего не зависит, твоими эмоциями управляет музыка, и она же заставляет работать мозг – такой расклад не каждому может понравиться. Но вот почему же общество до сих пор не уничтожило филармоническое искусство? Казалось бы, такой маленький процент от мирового искусства, требует больших затрат, дотаций. Все потому, что это духовная элита нашего с вами общества. В театрах, например, совершенно другая публика с отличным от нас взглядом, внутренним миром. Не хорошая или плохая, просто другая.

В эту элиту может попасть каждый?
Абсолютно, вот мы сейчас начинаем совершенно новое движение в общество: подсмотрев тренды самых современных залов, таких как Париж, Гамбург, наша филармония будет делать еще больше просветительских проектов. Мы будем обучать, как понимать классическую музыку, запустим цикл бесплатных лекций. Я вообще считаю, что большой ошибкой стало то, что культура перестала быть полноправным участником общеобразовательной школы. 

Вы прямо с языка у меня это сняли. Есть ведь ЕГЭ, где культуры нет, значит, она просто не нужна.
Совершенно верно. До недавних пор филармония делала в школах Екатеринбурга 1200 лекций-концертов для детей за год, но 2 года подряд у нас с этим возникают проблемы: стали поступать жалобы от родителей, что их детей заставляют покупать билеты на филармонические концерты в школах, поэтому прокуратура стала задавать вопросы, - на каком основании мы вообще работаем со школами? Теперь для каждой встречи мы подготавливаем огромный пакет документов, что мы никого не грабим. Знаете, ведь только в 2014 году Путин подписал указ «Об утверждении Основ государственной культурной политики» России. Великолепный документ, но по нему недостаточно работают. К сожалению, это историческая тенденция нашей страны – в СССР вопросы культуры были на предпоследнем месте, ниже было только сельское хозяйство.

Скажите, вам важно, что о вас думают?
Раньше, лет 20 тому назад, было очень важно, потому что во мне было много сомнений. Сейчас гораздо больше уверенности, и если даже кто-то может мой определенный шаг расценить как неправильный, я смело отвечу: «А я считаю иначе». Раньше я был тактиком, а сегодня реализую стратегии. В чем разница? Тактика направлена на сегодняшний день, спросите меня, что происходит в филармонии прямо сейчас, – я понятия не имею. Но я знаю, что будет в следующем сезоне и после, потому что это уже стратегия. Я выстраиваю тенденции.

как вы можете выстраивать такие долгосрочные стратегии, если не уверены, откроете сами новый зал или нет? 
Тенденции ведь разрабатываются не под человека, а под деятельность. Очень плохо, когда приходит новый человек, неважно в какой сфере, и говорит: «Все, что вы делали раньше, было неправильно. Вот сейчас я вам покажу, как нужно». Мне когда-то очень повезло, несмотря на то, что в 1991 году у меня случилась настоящая стычка с заместителем начальника отдела искусств Министерства культуры России. Мне тогда было 44 года, я только-только пришел в эту деятельность и зачем-то так разошелся на одном собрании – стал критиковать все министерство, кричать, зачем все развалили, и т.д. Видимо, этому начальнику это очень запомнилось, потому что через некоторое время он звонит мне: «Ты сидишь или стоишь?», я отвечаю: «Встану, если нужно». Он мне: «Хорошо, а теперь садись, у тебя зарубежный паспорт есть? Через три дня чтобы был с ним в Москве, летишь в Чикаго». Он меня включил в последнюю программу стажировки арт-менеджмента СССР и США. На Россию было дано всего два места, одно из которых занял я. 

Эта поездка ведь стала для вас определяющей, и вы все еще применяете технологии, о которых тогда узнали? 
Конечно! То, что сегодня мы имеем, это во многом благодаря тому опыту, который я получил в Чикаго: филармония зарабатывает, развивается. Я с 2000 года отдаю бесплатно эти технологии другим, но почему-то никто не берет.

Давайте теперь про молодое поколение, именно про людей, которые родились в 2000-х, что вы о них думаете?
Скажу честно, наша главная болезнь заключается в том, что этих людей практически нет в зрительном зале филармонии. Чтобы решить эту проблему, мы должны еще активнее работать по трем направлениям: пересмотреть сотрудничество с общеобразовательными школами (разработать другой репертуар, добавить несколько интерактивных программ), работу со студенчеством (на сезон 2020 у нас уже подготовлена новая программа для вузов, которая включает в себя лекции, экскурсии, больше погружения в социальные сети, чтобы лучше отслеживать обратную реакцию) и переосмыслить собственный концертный зал (например, мы начинаем экспериментировать со временем работы – впервые появятся вечерние концерты в 21:00, 21:30. Конечно же, темы звучать будут соответствующие).

Но вы так и не сказали про само отношение к этим людям – вы стремитесь говорить с ними на одном языке? 
Я побаиваюсь этого, ведь мы не должны идти только на поводу спроса, нам стоит их воспитывать. Извините, но если какому-нибудь товарищу захочется два притопа, три прихлопа – это не в филармонию. Поверьте, мы очень стараемся пододвинуть наше искусство ближе к молодому поколению и не растерять традиции и уровень. 

Вы согласны с тем, что за последний год в Екатеринбурге произошло сразу несколько событий, которые показали, что представители разных поколений не могут, или не хотят, слушать и слышать друг друга? 
Все дело в разрыве интересов. Очень большой процент людей, которые участвовали в нашей дискуссии (снос дома на Карла Либкнехта, 40 ради строительства нового филармонического зала, а также споры по поводу благоустройства Сада Вайнера, заложенного в проект строительства, - Ред.), просто использовали этот момент, чтобы реализовать свои интересы: PR, потратить свободное время, заработать и т.п. Я посмотрел на лица этих людей, которые выступают против, – это мальчики и девочки, которые в жизни еще не успели сделать хоть что-то стоящее для общества. Да, они имеют на это право, у нас свобода слова, но слова не должны быть просто словами под разными соусами – они должны основываться на действиях, опыте, чем-то стоящем.  

Александр, скажите, за что вы чаще всего себя не любите? 
За демократию. Я управленец, а он должен быть жестким и конкретным – это у меня  не всегда получается.

Текст поверх фото:  Я получил в руки инструмент вместе с колоссальной ответственностью. Невольно начинаешь задумываться – а я ведь не вечен. Почти уверен, что в новом зале мне уже не придется работать

Нужно уметь балансировать 26.02.2020 Нужно уметь балансировать

Тип шаблона:  1
Автор текста:  Ольга Дубровина
Автор фото:  Дарья Постольник
Текст 1:  Шеф-повар MOMO pan asian kitchen Роман Калинин на протяжении двенадцати лет возглавлял кухни самых топовых ресторанов Екатеринбурга. Он уверен, будущее ресторанного бизнеса — осознанность и демократичность.
Текст 2:  Паназиатская кухня пользуется большим спросом у потребителя, поэтому конкуренция на этом рынке очень высокая. Есть ли у вас свои правила, как выстоять в борьбе? 
Самое главное в любом ресторане — вкусная еда, поэтому, если вы планируете открыть свое заведение, нужно быть уверенным в тех блюдах, которые вы станете подавать гостям. Интерьер, направление кухни, продуманная концепция, месторасположение, сильная команда, конечно, тоже важны, но если вы плохо готовите, то это вряд ли поможет.

Действительно ли теперь в ресторанах нам предлагают не столько высококачественную еду, сколько уникальную атмосферу?
Я так не думаю. В 2020 году даже в Екатеринбурге мы уже пришли к тому, что в хороших заведениях есть и высококачественная еда, и уникальная атмосфера, и отличный сервис. Потребительский спрос растет из года в год, гости лучше разбираются в том, что едят, и предъявляют больше требований к качеству обслуживания, поэтому заведениям приходится постоянно работать над собой и развиваться во всех направлениях одновременно. Нельзя быть просто модными или атмосферными: мы вновь приходим к тому, что, если у вас невкусно или некомфортно, гости без проблем найдут место, где все будет в балансе. 

На телевидении появилось много кулинарных шоу. Есть ли смысл профессиональному повару участвовать в них? 
Российские кулинарные шоу я не смотрю. Даже с точки зрения пиара участие в них приносит пользу только ведущим, поэтому известные рестораторы или шефы, вроде Арама Мнацаканова или Константина Ивлева, могут позволить себе тратить на это время. Я убежден, что подобные программы заранее срежиссированы, вряд ли задания для участников — это выход из зоны комфорта и уникальный опыт. Я ни разу не слышал, чтобы победители таких программ открывали свои успешные рестораны или котировались среди известных российских поваров. Можно стать популярным, если у тебя классный Instagram, необязательно светиться в телевизоре. 

В этом году в России впервые за сто лет его существования пройдет World Chefs Congress. Вы принимаете в нем участие?
Не все профессиональные мероприятия одинаково интересны. Есть два типа ивентов: первые — просто неформальные тусовки, где пьют, едят, знакомятся и веселятся, вторые — это продуманные до мелочей фестивали с уникальной образовательной программой и спикерами. Хороший пример — Twins Science братьев Ивана и Сергея Березуцких. Надеюсь, что World Chefs Congress будет на него похож, но заранее невозможно предугадать, каким станет конгресс, который впервые проходит в России. В любом случае, у меня есть приглашение и летом этого года я поеду в Санкт-Петербург в качестве делегата. 

Какое место в вашей жизни занимает  обучение? 
С трудом представляю, как работают повара, которые не продолжают учиться. Если ты не путешествуешь, не пробуешь новое, не следишь за талантливыми шефами, не бываешь в хороших ресторанах, не поддерживаешь общение с профессиональным комьюнити, как ты можешь готовить что-то интересное? Сегодня все стремительно меняется: появляются новые продукты, техники, оборудование, тренды, и ты обязан по крайней мере знать о них, чтобы представлять гостям актуальную еду, которая будет их удивлять. 

Нужен ли талант шеф-повару или высшего мастерства можно добиться и путем постоянной практики?
Опыт, техника, знания о продуктах и вкусовых сочетаниях, разумеется, важны, и в этом помогает постоянная практика. Но у хорошего шеф-повара также должны быть особый вкус и восприятие, умение анализировать то, что пробуешь, запоминать, интерпретировать и создавать новое. К этому стоит добавить определенный склад характера, чтобы у тебя получалось руководить командой и рестораном. Если эти характеристики можно назвать талантом, то да, без него не обойтись. 

У вас когда-нибудь появлялась мысль открыть собственную кулинарную школу, ведь сегодня таких школ не так много, а обучение в них стоит недешево?
В России начинают появляться классные частные школы, например, «СВЧ» в Питере или Novikov School в Москве, и цены там вполне подъемные. Кроме того, если у тебя есть желание и ты умеешь хорошо работать, можно попасть на стажировку во многие рестораны просто так. Да и в принципе сейчас легко находить нужную информацию: книги, ролики на YouTube, Instagram, фестивали, гастрольные ужины, — все это помогает развиваться, если ты правильно ставишь цели. Мысли открыть собственную кулинарную школу у меня никогда не было. Обучать людей — особый талант, каждый должен заниматься своим делом. 

Вы вносите большой вклад в развитие гастрономической культуры на Урале: фестиваль Cookout тому пример. Насколько важно шеф-поварам вступать в контакт с потребителем? Повышает ли это престиж профессии?
Профессия шефа в последние пять-семь лет на пике популярности и без заигрываний с аудиторией, хотя общаться с гостями и постоянно получать комментарии о своей работе очень важно. Что касается фестиваля Cookout, мы никогда не ставили перед собой задачу просто развлечь публику ради престижа. Мы привозим шефов и устраиваем ужины, чтобы учиться новому, пробовать уникальную еду и развивать вкус гостей и нашей команды. Я верю, подобные мероприятия постепенно меняют гастрономическую культуру города к лучшему.

Современное оборудование, которое теперь используется в ресторанах, значительно изменило жизнь поваров? Стало больше времени на творчество?
Современное оборудование помогает создавать более сложные по технике блюда и экспериментировать, но техника пока что не может работать без человека, так что экономия времени условная. Время на творчество мне обеспечивает профессиональная команда, которая и без меня может идеально справиться со всей текущей работой. 

Сейчас рестораторы при открытии нового заведения создают четкую концепцию, часто — узкоспециализированную: где-то мы можем отведать только креветки, где-то бургеры, где-то вафли. Нет ли опасения, что такое постоянство надоест потребителю?
В рамках моноконцепции можно бесконечно экспериментировать и развиваться. Если ты постоянно готов удивлять гостя и держать качество продукта, то в твой ресторан с одними только вафлями или бургерами будут приходить люди, и им никогда не надоест. Другое дело, что в Екатеринбурге таких ресторанов мало. Возможно, поэтому заведения, где можно заказать все что угодно, от роллов до пиццы, чувствуют себя на ресторанном рынке отлично.   

Мир идет по пути максимального упрощения. Это можно сказать и о еде: современному человеку проще «перехватить» что-то простое и недорогое. Какое значение имеет авторская кухня в этой ситуации?
Я думаю, гости сильно изменились за последние несколько лет, так что даже в том случае, если им хочется быстро перекусить, они выбирают не ларек с непонятными хот-догами у дома, а фаст-фуд с комфортными ценами и интересной едой: от эко-супов и фалафеля до булочек бао и вафель. Что касается авторской кухни, то всегда будут люди, которым хочется не просто набить желудок, а получить от еды удовольствие. Сходить в ресторан как в театр. Кроме того, сегодня многие шефы готовят интересно, и это не всегда стоит дорого. 

«Рынок впечатлений» в Екатеринбурге растет, к нему присоединяются бары и рестораны: например, около года назад появился интеллектуальный бар, где проходят различные игры. Можно ли ресторатору делать ставку на культурное наполнение заведения?
Обычно ресторан начинают массово заполнять мероприятиями, когда дела идут не так хорошо, как бы хотелось. Если вы вкусно готовите, то гости приходят к вам из-за еды, а не поиграть в «Монополию». Думаю, ставка на культурное наполнение уместна в барах или, возможно, в ресторанах, которые только открылись и не имеют четкого плана по продвижению. 

Чего, по вашему мнению, не хватает ресторанному бизнесу Екатеринбурга?
Лично мне не хватает постоянного неформального общения между людьми, работающими в ресторанной сфере. Чаще всего мы друг друга воспринимаем как конкурентов, хотя бороться нам не за что, к нам приходят одни и те же гости, просто в разные дни. Мне хочется, чтобы мы чаще общались, обменивались опытом, устраивали дружеские ужины и фестивали — это пойдет на пользу и нам, и городу.  

Как вы думаете, каким образом будет развиваться ресторанный бизнес Екатеринбурга на протяжении следующих десяти лет?
Это во многом зависит от экономики страны. Но, если представить, что с ней все будет неплохо, наверняка в городе появятся фуд-корты по примеру московского «Депо» с уникальными моноконцепциями заведений и интересной едой. Рестораны станут более космополитичными и демократичными, а гости будут предъявлять больше требований к качеству и вкусу. Еще я надеюсь, что мы начнем осознанно подходить к еде и всему, что с ней связано.

Текст поверх фото:  Нельзя быть просто атмосферными: если у вас невкусно или некомфортно, гости найдут место, где все будет в балансе


Новости 241 - 260 из 358
Начало | Пред. | 11 12 13 14 15 | След. | Конец