Lifestyle Мода Колумнисты Интервью Beauty Ресторация Пространство Съёмки Видео

Бизнес  по правилам. Владимир Големенцев 28.01.2020 Бизнес по правилам. Владимир Големенцев

Тип шаблона:  1
Автор текста:  Вадим Шихов
Автор фото:  Мария Мережникова
Текст 1:  Как сделать бизнес успешным, «Стольник» узнал из первых уст.
Текст 2:  Расскажите о ваших главных положительных качествах, которые помогают добиваться успеха в бизнесе? 
Я – за честность и порядочность. Это, конечно, значит быть белой вороной в наших условиях, но я считаю, что именно эти два качества должны присутствовать у людей.  

Как же удается быть успешным, оставаясь белой вороной? 
Когда человек долго работает на свое имя, оно потом приносит ему «дивиденды». Сегодня мои партнеры верят мне на слово – это немаловажно в современном бизнесе, когда модно кидать. А первое время, бывало, приходилось работать без прибыли, чтобы исполнить контракт. 

Интересно узнать, что с вами стало в 2014 году, когда вы узнали, что произошло с курсом рубля. 
Знаете, вот в 2009 году, когда случился первый серьезный кризис, из-за неправильных стратегических решений я «попал» очень сильно, долго пришлось залечивать раны. Потерял много партнеров, которые просто были не в состоянии со мной рассчитаться. Но, говоря словами классика, что нас не убивает, то делает нас сильнее. И за счет этой силы я сделал определенные выводы, которые позволили уже в 2014 году практически не потерять ничего, и даже преувеличить свои доходы. 

А сегодня мы существуем в кризисе? 
Я всегда считал, что кризис – в головах людей. Ссылаться на него и говорить, что теперь зарплата будет меньше, – это проблема головы. Да, случаются моменты, когда приходится ужиматься самому, но не обижать же своих! Как работают люди, так работает все предприятие, поэтому надо думать не только о себе. А что мы сегодня имеем на самом деле? Просто снижение покупательской способности населения. Потребители стали смотреть в первую очередь на цену, и эта тенденция распространяется на все слои общества. 

А конкуренция тоже в головах? 
У нас много конкурентов, но мы с ними находимся если не в дружеских, то как минимум в партнерских отношениях. Рынок наш таков, что проблемы часто бывают у всех. Да, были моменты, когда я мог утопить конкурента, но я помог ему остаться на плаву. Точно так же потом помогали и мне, когда было очень тяжело. Такую ситуацию я считаю нормальной: когда вы «бодаетесь» на рынке, но не пытаетесь утопить друг друга.

Русский бизнес – какой он сегодня? 
В нашем бизнесе рентабельность – 3%, это очень мало, а для Европы, например, очень много. Мы хотим много и сразу. Поэтому никто не хочет вкладываться в долгие проекты, когда нужно терпеть, ждать и много работать. Приходят ко мне выпускники из института, я спрашиваю: «Какую зарплату хотите?» Они мне: «Ну, у меня высшее образование, дайте мне 100 000 рублей». – «А что ты умеешь?» Мне снова отвечают: «У меня же высшее образование». 

Какой совет вам помогает на протяжении всей жизни? 
Я 15 лет занимался шахматами, и мой первый тренер говорил: «Никогда не считай, что противник глупее тебя». Эта фраза хоть и подводила несколько раз на соревнованиях (когда я считал, что противник тоже видит определенный ход, а он не видел), в жизни выручает меня постоянно. 

Насколько хорошо получается удерживать баланс между работой и семьей?
С трудом. Сижу, бывает, дома, а жена говорит мне: «Отвлекись от работы, иди поешь уже!» Все дело в том, что разница в сознании просто огромная, когда ты на кого-то работаешь и когда у тебя свой бизнес. Хотел бы я больше отдыхать от работы? Не знаю. Это уже мой стиль жизни. Даже если я еду в отпуск, утро у меня начинается с обзвона. Не уверен, что это правильно, но я так живу.

Текст поверх фото:  Владимир големенцев. Собственник компании «Уральские металлы»

Бизнес  по правилам. Инна Каточикова 28.01.2020 Бизнес по правилам. Инна Каточикова

Тип шаблона:  1
Автор текста:  Екатерина Погодаева
Автор фото:  Мария Мережникова
Текст 1:  Как сделать бизнес успешным, «Стольник» узнал из первых уст.
Текст 2:  Можно ли понять, у кого бизнес в результате станет успешным, а у кого нет? Нужно ли для этого обладать каким-то особенным психотипом?
Я думаю, если человек сам готов и хочет быть успешным бизнесменом, то он, безусловно, должен брать и пробовать, если это действительно его истинное желание. Другое дело, насколько будет высок уровень успеха, зависит от многих факторов: от его личностных характеристик, опыта, образования, – все это в комплексе и определяет его успешность в будущем. 

Сегодня все чаще можно встретить детей-предпринимателей, достигших намного больших результатов, чем их взрослые коллеги. Почему, как вы думаете?
Они еще ничего не боятся. Внутреннее состояние страха у взрослых людей им очень мешает. В этом случае необходимо не позволять себе упускать возможности пробовать то, что им предлагает жизнь. 

Удается ли вам, как женщине и профессионалу, удачно совмещать личную жизнь и бизнес, держать баланс?
Будучи молодой мамой и женой молодого бизнесмена, я все делала, прежде всего, для того, чтобы муж достиг высоких результатов в его бизнесе. Своей же задачей тогда я считала направление всех своих сил на обустройство дома, на воспитание детей, у нас их трое. Я отдавала свою женскую энергию для того, чтобы мой мужчина развивался, была его источником вдохновения. Но спустя время, когда дети подросли, мне остро захотелось собственной реализации. Выйдя из декрета, работала на государственной службе, но основное внимание все так же уделялось семье. Знаете, в тот момент у меня было опасение – не дай бог, мои успехи будут большими, чем у мужа, и он не сможет идти дальше по своему пути, который выбрал. Ушли они, когда я поняла, что тоже что-то представляю и могу приносить пользу людям. Когда я начинала свое дело, мне была важна в первую очередь эмоциональная отдача от людей, которым помогаю. 

Насколько профессия психолога сегодня востребована?
Я выступаю как семейный психолог, имаготерапевт. Кстати, я единственный в городе специалист, использующий эту технику в работе с парами: разбираю вопросы возможностей роста отношений в паре и избегания развода, когда есть чувства, но при этом кажется, что дальше никакого будущего быть не может. 
Сегодня конкуренция в сфере психологии довольно большая по сравнению с тем, что было 20 лет назад. Тогда к нам, психологам, приходили только по очень большой нужде: в принципе им уже был нужен психиатр, а не психолог. Однако было проще за счет отсутсвия конкуренции. Сейчас к радости моей и моих коллег желающих получить консультацию все больше. Молодые пары понимают, что сосуществуют вместе не просто ради бытового комфорта, но и для того, чтобы радоваться своим отношениям на той территории, на которой они живут. Они знают, что есть кабинет семейного психолога, где можно спокойно пообщаться, высказать все свои проблемы друг другу и получить рекомендации, и, если нужно, «натренировать» свои отношения на определенный способ общения. Это отнюдь не убивает эмоциональную подоплеку, но в то же время дает понимание, что можно совершенно по-другому общаться со своим партнером, слышать его или, наоборот, не слышать, когда понимаешь, что человеку нужен отдых и возможность побыть самому в себе. Приходят даже до регистрации брака с тем, чтобы определить для себя, смогут ли с таким человеком жить. Поэтому у нас в студии «Живи в радость» есть и астрологи, и тарологи, небольшой эзотерический магазин.

Каких правил вы придерживаетесь в бизнесе?
Во-первых, никаких близких и дружественных отношений с клиентом, никаких разговоров в кафе или дома. Исключение, когда человек серьезно болен и не может сам приехать. Во-вторых, не браться за вопросы, лежащие вне моей компетенции. Быть лучшим во всем нельзя. Если ко мне на первую консультацию приходит человек, и я вижу, что это не моя сфера, отказываюсь. Например, не работаю с детьми, это специализация более узкая, я же общаюсь в основном с семейными парами и разбираю индивидуальные вопросы.  Еще у профессионального психолога, который практикует, обязательно должен быть свой личный психолог, потому что мы тоже живые люди со своими эмоциями и переживаниями, жизненными ситуациями. Есть такое понятие, как «супервизия»: психолог с психологом делится не просто своими личными переживаниями, но и тем, как работает с клиентами. Бывают случаи, когда ты, как кажется, дал все своему клиенту, но это не помогает. Тогда мы прибегаем к помощи своего консультанта, чтобы он дал свой взгляд со стороны. Важно то, чтобы сам специалист был успешен в том вопросе, с которым вы хотите к нему прийти. Например, если вы пришли с вопросом сохранения семьи к человеку, который никогда не был замужем или женат, то что он сможет вам дать? Глубокая работа не получится. 
Как говорят бизнесмены, для бизнеса главный фактор успеха – доход, который он получает в результате работы. И я искренне верю в это, но не на 100%. Для меня тоже важны деньги, но эмоциональная составляющая, объем моей помощи людям для меня первостепенны. 

Текст поверх фото:  Инна Каточикова. Практикующий психолог, владелица студии «Живи в радость»

Бизнес  по правилам. Анна Соколова 28.01.2020 Бизнес по правилам. Анна Соколова

Тип шаблона:  1
Автор текста:  Анастасия Худякова-Грушецкая
Автор фото:  Мария Мережникова
Текст 1:  Как сделать бизнес успешным, «Стольник» узнал из первых уст.
Текст 2:  Что помогает вашей клинике существовать в условиях жесткой конкуренции бьюти-бизнеса? 
Во-первых, опыт работы. Первый салон мы открыли в 1998-м году – больше 20 лет назад. Тогда такой науки, как косметология, вообще не существовало в нашей стране. Нам приходилось самим готовить кремы и маски из доступных ингредиентов… Но уже тогда было достойное оборудование для эпиляции и миостимуляции, например. Как только появились филлеры и инъекционные методики, мы начали осваивать новое.  Косметология – это постоянное обучение. Я рада, что могу делиться своими знаниями, обучать косметологов, ведь главное – это максимальная безопасность для пациента.

Во-вторых, это сильная и профессиональная команда врачей, которые вызывают доверие. Косметология сегодня – это отдельная наука, уже несколько лет существует такая специальность, как «врач-косметолог». Косметологи-эстетисты ухаживают за кожей, но профессиональная врачебная косметология – это очень объемный и серьезный раздел медицины. Врачи-косметологи должны иметь высшее медицинское образование, а также получить дополнительное образование по дерматовенерологии и косметологии, и только тогда они становятся специалистами. Нам важно владеть всеми методами, а направлений много – это и контурная пластика, и нитевой лифтинг, и различные пилинги и ботулотоксины, армирование кожи, аппаратные методики. Каждая процедура и методики введения препаратов ежегодно совершенствуются, поэтому необходимо быть в курсе всего самого современного. Да, это огромные вложения времени, сил и средств в качество получаемых знаний, но мы все знаем, для чего это. Это многолетнее доверие пациентов, это наша репутация, это тот уровень, который позволяет нам держать высокую планку и быть наравне с ведущими мировыми клиниками. 

В-третьих, широкий спектр услуг. Это и лазерные технологии – эпиляция, фракционный термолиз, лечение пигментации, омоложение и лечение сосудов. И весь инъекционный спектр – начиная от ботулотоксинов и контурной пластики разнообразными филлерами, которые есть на рынке, до нитевого лифтинга. Кроме того, каждый наш доктор является и специалистом-дерматологом, еще одна наша специализация – это лечение угревой болезни, высыпаний на коже, а также решение проблемы выпадения волос. 

Каким образом вы отслеживаете новинки индустрии? 
Я тщательно слежу за всеми тенденциями – в мире ежегодно проходят научные косметологические конгрессы. Не так давно вернулась из Монако, через неделю улетаю в Лондон, потом сразу в Санкт-Петербург с докладом. Я сама занимаюсь наукой уже много лет, недавно закончила работу над докторской диссертацией по дерматоонкологии – по диагностике новообразований кожи. Мы не просто посещаем конгрессы, но и вносим свой вклад. Результаты наших исследований с «Уральским НИИ дерматовенерологии и иммунопатологии» были представлены более чем на пятнадцати международных конгрессах и симпозиумах, отражены в печатных работах. Я знакома с косметологами мирового уровня, постоянно общаюсь с ними, мы делимся знаниями и опытом. Так что не зря я упомянула про уровень нашей клиники: если вы посетите косметолога где-нибудь, скажем, во Франции, то увидите, что спектр и качество услуг те же самые, что и в Екатеринбурге.  

Чем отличается российский бизнес от европейского или американского? 
Нам гораздо сложнее строить долгосрочные планы. Потому что в экономическом плане мы находимся на «пороховой бочке» – зависим от курса валют. А так как «Баден-Баден Премиум» работает по большей части с зарубежными препаратами, и все они дорогостоящие, то цена процедуры из-за колебаний курса может ощутимо меняться. Хочу отметить, что из-за санкций активно начал развиваться российский рынок препаратов. Они весьма конкурентны в плане цены и по нашим наблюдениям, демонстрируют хорошее качество. Правда, не все пациенты доверяют им на 100 процентов, хотя сейчас российских препаратов достаточно много – это и филлеры, и препараты для мезотерапии, биоревитализации, плазмотерапии и так далее. Но если есть возможность выбора, я предпочту проверенный немецкий бренд, с которым работаю десять лет, и который досконально изучила. Потому что репутация и доверие нарабатываются годами, а это наши фундаментальные ценности.

Текст поверх фото:  Анна Соколова. Кандидат медицинских наук, директор косметологической клиники «Баден-Баден Премиум»

Бизнес  по правилам. Валех Байрамов 28.01.2020 Бизнес по правилам. Валех Байрамов

Тип шаблона:  1
Автор текста:  Екатерина Погодаева
Автор фото:  Мария Мережникова
Текст 1:  Как сделать бизнес успешным, «Стольник» узнал из первых уст.
Текст 2:  Назовите главное для вас правило ведения бизнеса.
Качество всегда востребовано, но не каждый покупатель может отличить действительно хорошее от «не очень». Я хочу завоевать именно рынок качества и для достижения этой цели готов предложить цветы премиум-класса по цене ниже средней. Я отдаю себе отчет в том, что, возможно, первое время не окуплю вложений, зато получу колоссальное удовольствие, показав клиентам, каким должно быть настоящее качество. У меня получилось совместить любимое хобби и профессию в одном флаконе. Цветочный бизнес у нас семейный – передается из поколения в поколение, так что любовь к нему у меня в крови. 

Первое, что приходит в голову: успешный бизнес – это доходный бизнес.
Не соглашусь. Если ты не боишься работать, целеустремлен, амбициозен и в совершенстве знаешь свое дело, тебе под силу многое. Могу сказать, что у меня есть другое направление в бизнесе, и оно приносит мне хорошие деньги, но не приносит удовольствия, поэтому я решил вернуться к своим истокам. О цветах, например, я знаю все и даже больше, могу по их виду сказать, скрещенный ли это вид, где выращен, когда. Только в таком случае человек может называться профессионалом. Лучшие иностранные садоводы тоже прежде всего работают на репутацию, этому у них можно поучиться. 

Есть ли у вас личные лайфхаки в бизнесе?
Уверенность, сила и знания. Уже на старте донести до потенциальных потребителей, что предлагаемое вами качество – абсолютно. Изучить ассортимент на рынке, быть дотошным и держать все под контролем, уважать то, чем занимаешься, предлагать эксклюзив и найти профессиональную сплоченную команду. Как показывает практика, многих флористов изначально неправильно обучают: они не умеют профессионально обращаться с цветами. Найти достойного специалиста – одна из главных задач руководителя. А еще одна значимая составляющая успеха – правильное обращение с покупателем. Мы, например, делаем для каждого букета бирку с пожеланиями, написанными от руки. У нас есть ленты с нашим логотипом. Мы обязательно рассказываем, как ухаживать за купленными цветами, чтобы они радовали не одну неделю. Свежие цветы хорошего качества при правильном уходе могут простоять 2–3 недели. У нас есть возможность заказа-онлайн, доставка осуществляется вовремя, даже на пять минут раньше. Мы будем делать то, что не делают другие.

Как вы относитесь к конкурентам?
Я люблю конкурентов – они для меня не враги, а коллеги. Говорят, выживает сильнейший. Нет. Нужно очень любить свое дело и не бросать начатое – просто потому, что достаточно долго будет очень тяжело. А если не любишь то, чем занимаешься, ты бросишь все на полпути, так происходит с большинством людей. В погоне за прибылью некоторые салоны испорченные и старые цветы собирают в букеты, чтобы продать. В результате они стоят два-три дня, а репутация портится безвозвратно. 

Бизнес «тогда» и «сейчас»: что изменилось с момента основания вашего бизнеса? В чем стало проще, в чем – сложнее?
Мне еще дед говорил, что каждый должен заниматься своим делом. У нашей семьи отлично получается работать с цветами. Несколько десятков лет назад ассортимент был невелик: тюльпаны, гвоздики и все, что могло расти в России. Это был минус. Сегодня к нашим услугам все многообразие флоры. 

Пришлось ли чем-то пожертвовать ради достижения цели?
Бизнес часто заставляет жертвовать общением с семьей – банально не хватает времени. И все же многое в достижении мечты зависит именно от семьи, от ее поддержки. Нужно все же стараться хоть какую-то часть дня посвящать близким. Кроме того, я люблю спорт. На него тоже остается немно
го времени, но тренировки помогают мне восстановить силы для дальнейшей работы.

Текст поверх фото:  Валех Байрамов. Владелец салона цветов премиум-класса «Золотой лепесток»

Бизнес  по правилам. Вячеслав Брозовский 27.01.2020 Бизнес по правилам. Вячеслав Брозовский

Тип шаблона:  1
Автор текста:  Вадим Шихов
Автор фото:  Мария Мережникова
Текст 1:  Как сделать бизнес успешным, «Стольник» узнал из первых уст.
Текст 2:  Можете назвать качества, которые помогли вам достичь определенных высот не только в бизнесе, но и в политике?
Сложно ответить, поскольку я не могу объективно анализировать самого себя. Наверное, нужен экспертный взгляд со стороны. Но, по большому счету, у меня достаточно стандартный набор психологических навыков, которые позволили преуспеть.

А какой у вас психотип?
Экстраверт с аналитическим умом и лидерскими качествами. Когда я анализировал свои навыки вместе с преподавателями-психологами, мы пришли к мнению, что я обалденный антикризисный менеджер. Отлично чувствую себя в режиме войны, нестабильности, шторма, когда компания тонет – это моя стихия. Но такое положительное качество превращается в «минус», когда компания находится в стабильном состоянии, поэтому через каждые 2–3 года я отхожу от активного руководства, чтобы не ввергать компанию в стихию, в которой мне самому комфортно находиться. Сейчас, каждый раз проходя кризисную ситуацию, я передаю руководство более спокойному и взвешенному операционному менеджеру. Становится скучнее, но зато компания не страдает.

Вы очень интересно анализируете себя. 
Когда меня спрашивают, что мне дала учеба, я всегда говорю: это инструменты и формулы успеха – то, как нужно собирать команду. Например, недавно мы зашли в один проект, а там главный бухгалтер оказалась классической шоувумен. Она потрясающе создавала атмосферу, культуру, но такому человеку не место на должности, где нужен глубокий аналитик.  Это как забивать гвозди микроскопом – возможно, но зачем? Есть более дешевые и удобные инструменты. Каждый психотип должен находиться на своем месте. 

Если говорить о сегодняшней ситуации на рынке, вы – в своей среде?
Да, абсолютно. Идут кризисные процессы, и весь наш бизнес растет против цифр, которые показывает статистика. Вообще, сейчас наблюдается активный процесс глобализации рынка: сильные компании становятся еще сильнее, а слабые – просто умирают. Мировая экономика сегодня – олигополия, и нам везет, что мы все еще отсталая экономика. В таких условиях мы, бизнесмены, можем разговаривать напрямую с собственниками. А посмотрите на Германию. Например, вы знаете, кто возглавляет Mercedec? Я не знаю. Мы сегодня обсуждаем таких людей, как Илон Маск, но не знаем личностей, стоящих за глобальными брендами.

Русский бизнесмен – какой он сегодня?
Он эпатажен, вычурен и еще мало живет с деньгами. Нас в основном ругают за трату сбережений. Хотя кончаются времена, когда русские олигархи гуляли в Европе – пришла эпоха китайских бизнесменов, так называемой «золотой ложки». Они активно сорят деньгами, скупают целыми островами Грецию.

Мы с ними дружим?
Мы с ними точно не дружим, потому что мы по сравнению с ними слишком маленькие в плане экономики и политики. Нам скорее нравится, что идет мощнейшей торговый конфликт между США и Китаем. Россия, кстати, могла бы выиграть от него, потому что стоит вопрос: а через кого завозить китайский товар теперь? Россия могла бы предоставить такой путь. 

Ради бизнеса от многого пришлось отказаться?
Мы, бизнесмены, которые заработали себе уже не на одну жизнь, существуем как хомячки в колесе. Мы должны постоянно крутить это «колесо». Мы мечтаем вылезти из клетки, пытаемся ходить по лотку и изучать мир, но это невозможно, потому что наш психотип заставляет искать себе проблему, задачу, цель, новый бизнес. 

Назовите правила, которых придерживаетесь долгое время?
Все бизнесмены меняются, а правила – вместе с ними: когда нужно заработать первый миллион, мы одни, когда его потратить – совершенно другие. Я бы сейчас выделил одно правило: не строить перед собой этих правил. Очень важно жить эмоциями, вот от этого я не откажусь никогда. Чем старше я становлюсь, тем больше я могу представить себя без работы, физиология берет свое. Если в 30 лет я мог пахать по 14 часов и говорить всем: «Работайте, только работайте!», то сейчас уже тяжеловато существовать в таком темпе. Я нахожу баланс в усталости: когда устал, сразу иду отдыхать. 

Текст поверх фото:  ВЯЧЕСЛАВ БРОЗОВСКИЙ. Президент компании BROZEX

Картина  маслом 24.01.2020 Картина маслом

Тип шаблона:  1
Автор текста:  Ольга Шутова
Автор фото:  Архив дизайнера
Текст 1:  Проект, богатый яркими цветами и авторскими деталями, дизайнер Александр Воронов готовил по фирменному «рецепту», в котором главные ингредиенты – доверие заказчика и настоящие предметы дизайна и искусства.
Текст 2:  Проект с рабочим названием «Шесть картин и одно граффити» стал яркой аллюзией на стиль ар-деко. И благодаря тому, что от заказчика был получен доверительный карт-бланш, интерьер получился действительно роскошным, насыщенным деталями и неординарными авторскими решениями. На реализацию идеи «под ключ» (именно в таком формате работает студия) ушло полтора года.

Отправной точкой в работе с пространством и создании цветовых и композиционных построений стала масштабная работа студии Voronov Art – «Кальянщик» (Воронов А.).  Ее цветовая гамма нашла отражение в черных акцентных светильниках на потолке, золотистой рамке вокруг телевизора, а также впечатляющем слэбе натурального оникса редкого окраса, который и без подсветки не теряет своей эффектности.

«Секрет достойного интерьера – это планировка, отвечающая запросам и образу жизни конкретной семьи», – убежден Александр, а потому пространство квартиры было несколько доработано, и так появились просторные гардеробные при входе, спальня с отдельным санузлом и две детские, также с собственной ванной комнатой, одновременно выполняющей функцию гостевой.

Полностью доверяя дизайнеру, заказчик отважился на весьма необычные, но, несомненно, выигрышные решения: благородный темно-серый оттенок стен в гостиной и «страстный» красный – в спальне.

Мы давно сотрудничаем с «Галереей А», и для этого интерьера присмотрели роскошный комод от Mis en Demeur удивительного синего цвета, который расположился в коридоре. 

В спальне был создан контрастный, но при этом гармоничный микс: изящный белоснежный комод, красные, немного эпатирующие стены и благородная дубовая «елка» на полу. В этот пазл прекрасно вписалось классическое элегантное кресло от Mis en Demeur, придав интерьеру французский шарм. Мне нравится подходить к интерьеру как к кулинарному произведению, в котором всего должно быть в меру. В создании неповторимого, уникального вкуса «блюда» участвуют благородные, породистые предметы и произведения искусства.

Такие иконы дизайна, как лампа Brand van Egmond, с одной стороны, придают интерьеру статусность, а с другой – открывают простор для экспериментов за счет своего ироничного и креативного характера. 

Классическое художественное образование, множество международных стажировок и больше 15 персональных выставок Александра Воронова внятно объясняют, почему в одном интерьере оказались целых шесть полотен из галереи Voronov-Art. «Яркая и эмоциональная атмосфера интерьера родилась во многом благодаря картине «Кальянщик» (Воронов А.), которую изначально у нас приобрел заказчик. Остальные живописные работы появились в проекте постепенно и совершенно спонтанно, – признается Александр. – И хотя заказчики смотрели работы разных художников, они в итоге все равно остановились на ключевых художниках нашей галереи: Евгении и Александре Вороновых».

Картина «Карты» (Воронова Е.) прекрасно вписалась в интерьер классической по стилю спальни, поддержав не только колористическое решение стен, но и несколько иронический характер комнаты.

Провокационное, молодежное граффити совершенно органично смотрится в детском санузле в сочетании с алюминиевой раковиной и унитазом. «Кому-то может показаться, что этот металл больше транслирует историю общественных мест, но, как по мне, получилось гармонично и немного по-хулигански. То, что нужно!»

Создавая детские интерьеры «на вырост», Александр руководствуется логикой: дети растут быстро. Если клеить обои в цветочек, создавая умильный антураж, то он может потерять актуальность еще до того, как закончится ремонт.  Произведения искусства наполняют интерьер жизнью, делают его необыкновенно эффектным и актуальным на долгие годы. 

Мы нашли очень редкий, необыкновенно красивый камень, который как в подсвеченном виде, так и без подсветки безупречно гармонирует с нашей картиной «Кальянщик» (Воронов А.). Такой диалог природной и рукотворной живописи, на мой взгляд, придал пространству вокруг главного входа завораживающую зеркальность. И задал цветовую и ритмическую тональность всему интерьеру.

Натуральный оникс – наиболее эффектный в интерьере материал, притягивающий к себе внимание.

Под ониксом мы расположили биокамин, а перед ним – оригинальное, необыкновенно удобное кресло Vitra. Благодаря такому соседству проходное, по сути, пространство между кухней и гостиной превратилось в уютную зону.

Команда компании «Красота. Камень и творчество» выполнила свою работу четко и профессионально, уделив внимание каждой мелочи, что всегда очень приятно. 

Золотистые, шоколадные оттенки пространства ванной комнаты придали ей обволакивающую расслабляющую атмосферу SPA-салона, которую отлично поддержали природные материалы – камень и дерево. Я питаю особенную любовь к ним: только натуральные материалы умеют красиво стареть и придают интерьеру вневременную актуальность.

Living – один из наших давних партнеров, который всегда профессионально и четко позволяет укомплектовать пространство: от мебели до сантехники.

Композиционным и стилистическим центром стала картина «Фрики» (Воронова Е.). Эпатажная и ироничная, она несет бунтарский смысл и благодаря своему цветовому решению объединяет серые, бирюзовые и рыжевато-коричневые оттенки кухни и гостиной.


Текст поверх фото:  Отправной точкой в работе с пространством, создании цветовых и композиционных построений стала масштабная работа студии Александра Воронова «Кальянщик»

Оказались на коне! 23.01.2020 Оказались на коне!

Тип шаблона:  1
Автор текста:  Анастасия Худякова
Автор фото:  Андрей Богданов, Алексей Чистополов
Текст 1:  Вспоминаем финальное мероприятие соревнований «Звездный конкур 3.0», организованный «Стольником» и КСК «Дубрава» в 2019 году.
Текст 2:  Масштабная тусовка, на которой финалисты из числа екатеринбургских селебритис соревновались в азах конкура, прошла на ура – уже с 14 часов начала подтягиваться публика, одетая в соответствии с дресс-кодом, который опирался на стиль сериала «Мир Дикого Запада». Кто-то – поучаствовать, кто-то – поболеть за своих, кто-то просто приятно провести время. А для этого были созданы все условия. Помимо непосредственно соревнований, гости участвовали в конкурсах и розыгрышах подарков от партнеров вечеринки – клиники красоты и молодости MERVE, «Панорама Фитнес» и официального дилера Volkswagen «Регинас-Бессер», стреляли в тире и проходили тест-драйвы автомобилей Tiguan, Toureg и Terramont, а также примеряли невероятные по своей красоте и искусному исполнению украшения от генерального партнера «Звездного конкура» – ювелирного дома CHAMOVSKIKH @chamovskikhjh. Кейтеринг предоставили ресторан Kitchen и винный бар Karma.

Что же касается самих соревнований, то они оставили самое неизгладимое впечатление. Все участники состязаний до начала проекта не занимались конным спортом, поэтому у них было всего два месяца для того, чтобы освоить азы управления лошадью. И достигли серьезных для двух месяцев занятий результатов: они выполняли элементы на шагу и рыси – вольты, остановки, перемены направления по диагонали, серпантин и преодоление кавалетти, а некоторым удалось даже взять препятствие высотой 165 см. Многие признавались – после этого их дружба с этими умными животными точно продолжится! 

«Звездный конкур 3.0» традиционно проходил в два этапа. На отборочном туре в проект было допущено 17 участников. После первого месяца обучения состоялся полуфинал, по итогам которого была отобрана десятка лучших наездников. Несмотря на то, что событие носит скорее развлекательный характер, все наездники волновались. Являясь лидерами в своей отрасли, каждый из них мечтал проявить свои лучшие качества и здесь. Однако тем, кто не попал в список финалистов, организаторы и судьи решили дать второй шанс: они продолжили обучение, и еще 3 человека получили шанс поучаствовать в борьбе за первое место. 

В жюри, наравне с профессиональными судьями, присутствовал и победитель первого сезона проекта «Звездный конкур» Иван Косьмин @ikosmin, он же позаботился и о том, чтобы все участники на время участия в конкурсе были застрахованы в филиале СПАО «РЕСО Гарантия» Екатеринбург. 

1 место: 
Юрий Протасов 
@yuranapoli, 
приз – безлимитный абонемент на 12 месяцев 
в «Панорама Фитнес»


2 место: 
Дмитрий Тоболкин 
@indever_ural, 
приз – сертификат от клиники красоты и молодости MERVE. Процедура: «Королевское фотоомоложение 
и термолифтинг»
 

3 место: 
Александр Ярошевский,
приз – ЗОЖ-набор 
от «Регинас-Бессер» 


Текст поверх фото:  «Я научился не управлять лошадью, я научился управлять собой». Именно этой цитатой победителя – бизнесмена Юрия Протасова – завершился финал третьего сезона проекта «Звездный конкур».

ПРАВИЛА ЖИЗНИ 23.01.2020 ПРАВИЛА ЖИЗНИ

Тип шаблона:  1
Автор текста:  Анастасия Худякова
Автор фото:  Игорь Усенко
Текст 1:  Марина Жабреева – откровенно о детстве, бизнесе, воспитании ребенка, личных границах и умении полноценно жить. 
Текст 2:  Все мы родом из детства. Наше воспитание, окружение, в котором мы росли, и формируют наш характер. Любая ситуация – хорошая ли, плохая ли – это урок, возможность осознать самое ценное, что для тебя действительно важно. Нужно лишь сделать правильный выбор. Мое детство было непростым. И у меня было два пути – смириться или перевернуть жизнь на 180 градусов. В какой-то момент я сделала выбор в пользу счастья и твердо осознала: хочу жить по-другому! Хочу, чтобы окружающие уважали меня. Правда, это только звучит так просто. Путь оказался куда сложнее. Я не очень понимала, что конкретно нужно делать, как жить правильно. Никто ведь не научил... Начала делать хоть что-то, действовала методом проб и ошибок – по наитию, знакомилась с людьми, чей образ жизни мне казался привлекательным, спрашивала совета. Оказалось, я все делала правильно – видимо, обстоятельства детства воспитали во мне интуицию. 

Каким-то шестым чувством я ощущала: отстаивать свои границы нужно без вреда для окружающих, через формирование определенной системы ценностей. Я хочу, чтобы уважали мои границы, а я со своей стороны уважаю эту потребность у других. Благодаря такому пониманию я и пришла к тому, что у меня есть сейчас. Это моя собственная, мною сформированная система ценностей, не навязанная обществом, не искаженная социумом, это мой взгляд. Я сама понимала, где человечность, а где – нет, сама сделала выбор в пользу целостности. Мне никто не говорил, что есть догма. У меня был очень хороший педагог по философии, я начала читать книги о Вселенной, о ее законах, с нуля изучала принципы и правила поведения. Может быть, прозвучит несколько странно, но это работает! Конечно, я шла через сомнения, через неуверенность, постоянную и сложную работу над собой, через изучение себя. 

По этим же принципам я воспитываю сына. Не навязываю ему свою точку зрения, свое мировосприятие, а ценю его границы и его мнение. Стремлюсь дать определенные алгоритмы, поделиться своим жизненным опытом, своими выводами, чтобы он сам прошел собственный путь, но при этом не потерял столько времени, сколько я потеряла. Чтобы вырос с четким пониманием того, чего он хочет, что ему по-настоящему нравится. Я поддержу любой его выбор – профессии, жизненного пути. Главное – чтобы он был счастливым. Я не даю оценку его действиям, а принимаю таким, какой он есть. Хочу, чтобы он не метался, не искал себя, а вырос самим собой. 

Нельзя ребенку привить никаких качеств. Они даются при рождении – либо они есть, либо их нет. И надо не развивать в нем то, что заложено изначально, а создавать условия, чтобы ему самому было интересно двигаться в том или ином направлении. Развить – это шаблон. Ты считаешь одно, а человек может считать совершенно иначе. Каждый воспринимает те или иные обстоятельства по-своему, у каждого – своя система ценностей, свое понимание мира, свой взгляд на вещи. Каждый имеет на это право. Моя задача – создать сыну такие условия, чтобы он сам развивал свои качества. Я не даю ребенку шаблон, а даю доверие. Безусловное. Мое к нему и его ко мне.

Я не хочу, чтобы мой сын на улице был одним человеком, а дома играл другую роль. Мы помним свое детство: пока мама не видела, мы матерились или курили за гаражами и потом протирали руки подорожником, чтобы не пахли. От соблазнов никуда не деться, такова жизнь! И бороться с этими пороками можно только одним способом – давать адекватную информацию, объяснять, где плюсы, где минусы, какие могут быть последствия. Что важно чувствовать меру. Если человеку нужно, это его выбор. И я буду находиться рядом, что бы ни случилось. Готовая подстраховать, даже если он где-то оступится. Он живой человек и может совершать ошибки. Но пусть это будет происходить на моих глазах, чтобы я могла вовремя ему помочь. 

Я стараюсь быть для ребенка примером. У меня нет никого ближе – постоянно говорю ему об этом. И все мои поступки обусловлены только желанием создать ему лучшие условия, дать понимание того, какие ценности есть в современном мире. Почему важно развиваться, читать книги, как и почему важно быть сильным, уметь принимать собственные решения и нести за них ответственность. Я хочу показать ему еще и то, как важно мужчине ухаживать за собой, а значит, искренне ценить себя. Чем раньше он это поймет, тем лучше. Хотя начать никогда не поздно, я понимаю это и призываю мужчин не пренебрегать своим внешним видом: это важный аспект заботы о себе. 

Мои жизненные принципы оказались востребованными и в бизнесе. Так же интуитивно, пропагандируя идею защиты и уважения личного пространства, я открыла Provence. Тогда, семь лет назад, я объединила отношение к себе и к людям с высочайшим профессионализмом своей команды – врачей, косметологов. И снова попала в точку. Удивительный симбиоз качественной услуги (это правда: услугу такого уровня мало где можно получить в Екатеринбурге, даже в России!) и сервиса, построенного на уважении, оказался по-настоящему востребованным. И со временем я поняла, что именно эти качества особенно ценят люди: в салоне очень плотная запись, очередь. Именно по этой причине здесь никто не нарушает личных границ, каждый сотрудник относится с уважением к личному пространству клиента. 

Моя команда – это люди, которые поддерживают те же ценности, что и я. У меня работают классные специалисты, у мастерской – заслуженный авторитет. Люди сами идут ко мне работать, так что я имею возможность выбирать лучших из лучших. За все семь лет работы из Provence не ушел ни один сотрудник, прочувствовав данные ценности и разделяя их. Именно за счет этого команда Provence создает качественные услуги, основанные на здоровье и философии, на уважении и порядочности. С данным подходом в российской действительности сложно, особенно в сфере косметологии, которая включает множество медицинских тонкостей. Красота – это индивидуальность каждого человека. 

Нужно уметь быть счастливым здесь и сейчас. В любой ситуации. Мой уникальный жизненный путь дал мне четкое понимание действительности – ты не создаешь мир, ты создаешь себя, а мир создается уже вокруг тебя. 

Текст поверх фото:  Я хочу, чтобы окружающие уважали мои границы, а я со своей стороны уважаю эту потребность у других

Общий язык 22.01.2020 Общий язык

Тип шаблона:  1
Автор текста:  Алёна Ерёмина
Автор фото:  Мария Ахметзянова
Текст 1:  Ресторатор, гастрогик и ведущая программы «Счастье есть!» Елена Чекалова ответила на вопросы автора кулинарных мастер-классов Алены Ереминой.
Текст 2:  Гастрономией вы увлеклись давно – еще в советское время. А тогда, как известно, профессия повара не была столь популярной, как сейчас. В вашей семье не наблюдалось какого-то особого отношения к еде?
В СССР профессиональная готовка считалась уделом людей не самых интеллектуальных. Так, например, относились к этому мои дед и отец: им достаточно было сосисок или блинчиков из кулинарии. Свободное время нужно было тратить на то, чтобы общаться, читать, ходить в музеи, но точно не на то, чтобы стоять у плиты. В доме моих родителей все было более чем аскетично. Полупустой холодильник, очень простая обстановка, никакого особого уюта. Кроме школьной формы, у меня было всего одно платье. И все свободные деньги главным образом тратились на книги. Книг было очень много – вся квартира ими заставлена. С одной стороны это прекрасно: чтение очень развивает. А с другой стороны, развитие получалось однобоким – в эмоциональном плане. Каждый из нас ведь состоит не только из знаний, но и из эмоций, что особенно важно для творческих людей. Я в то время этого не осознавала, жила с теми же установками, что и мои родители.   

Я читала, что на ваше увлечение гастрономией повлияла поездка в Грузию. Что именно произвело впечатление – культура, отношение к еде или какое-то блюдо?
Культура в целом. Именно там я увидела совершенно другую ситуацию: у людей особое, трепетное отношение к застольям, к гостеприимству. Все собираются вокруг стола, говорят тосты, демонстрируя тем самым приязнь друг к другу. Кто-то обвиняет грузин в неискренности, в том, что все хвалебные речи – не более, чем акт публичности. На самом же деле эта искренняя эмоция, позитивная энергия делают твой день. И такая же энергетика идет и от еды – рукотворной еды. Грузины с душой подходят к приготовлению пищи, из каждого дома вкусно пахнет, везде тебя ждут к столу, и везде тебе рады. На меня это произвело мощнейшее впечатление! Запахи, специи, вина, особое отношение друг к другу людей, собравшихся вокруг стола… Правда, имея столь прочные традиции, когда ты привязан к корням, очень трудно потом развиваться и что-то менять. Кухня стала настолько неотъемлемой частью культуры, что привнести в нее что-то новое удается «со скрипом». Но вначале грузинские застолья меня очаровали. Именно с того момента я захотела готовить – так же много, так же вкусно. Лобио, хачапури, сациви и пошло-пошло-пошло… Оказалось, что и сам процесс приготовления для меня – очень приятное времяпрепровождение. Да, получалась не совсем аутентично, но тоже вкусно – как-то приезжали друзья из Грузии, подтвердили. 

Как отнеслись окружающие к вашему увлечению? Вы сталкивались с предубеждениями на этот счет? 
Расскажу интересную историю. Я довольно рано начала жить одна. Так случилось, что мой дедушка похоронил свою вторую жену и не захотел жить один – решил переехать к моим родителям (его дочери и зятю), а мне предложил свою квартиру. Это было очень маленькое жилье – 21 квадратный метр, но отдельное, свое, что для тех времен было неслыханным счастьем! Мне нравилось собирать гостей, готовить. А тогда и денег особо не было, и продуктов. Но я много пекла пирогов и тортов. К тому же в мою «кулинарную книгу» входили и грузинские специалитеты – запахи, конечно, стояли умопомрачительные! Однажды мой хороший друг, известный музыкальный критик Артемий Троицкий, пришел ко мне в гости с Леней Парфеновым, который сказал: «Это такой дом, в котором хочется остаться навсегда. Так вкусно и так потрясающе пахнет…» Потом, когда они ехали обратно, Тема всю дорогу ему пенял: «Парфенов, ну ты меня опозорил! Я привел тебя к приличной московской девушке, а ты со всей провинциальной прямотой сформулировал свою задачу». И так произошло, что мы с Леонидом вскоре поженились. И однажды, уже после свадьбы, ко мне заглянула на обед подруга. Стол был богатый, я приготовила много разных блюд, и она спрашивает: «Чекалова, слушай, ты уверена, что это тот мужчина, ради которого стоит так напрягаться? Готовить столько – целый холодильник». – «Лена, – отвечаю, – я даже как-то не задумываюсь, мне просто нравится это делать – не ради него. Достоин или нет? Я даже так не рассуждаю». Вот это как раз тот случай, когда я столкнулась с подобным предубеждением. В представлении моей подруги готовка – такой тяжкий труд, что нужно взвешивать: какой мужчина этого стоит, а какой – нет. А мне просто самой это было интересно. И вообще, я всегда жила как-то весело, не заморачивалась. Меня спрашивают: «Ты столько всего сделала, наверное, устала?» А я практически никогда не устаю. Все, что я делаю – пишу, снимаю, готовлю, декорирую дом, – это от души, в радость. Потому и нет усталости. 

Около 10 лет назад друг вашей семьи Константин Эрнст пригласил вас на телевидение вести кулинарную передачу. Насколько я знаю, вы не сразу согласились. У вас не было такого стремления? И если бы не тот случай, вы бы не стали самостоятельно искать пути на ТВ?
Мне самой эта идея никогда бы в голову не пришла. Я всегда считала, что телевидение и я несовместимы. Мне казалось, что Леня – да, он для телевидения, а я – нет. Потому что я всегда себя рассматривала как человека непубличного. Как-то случайно вышло.

А книги? У вас их сейчас три – «Первый год замужем», «Ешьте!» и «Мировая кухня». Это полноценные кулинарные пособия. С какой начать? 
Я думаю, с книги «Первый год замужем». Там собраны самые азы – для тех, кто хочет готовить, но не знает, с чего начать. Есть девушки, которые не умеют правильно закупать продукты, хранить их. Там подробно изложены технологии приготовления основных домашних блюд: как сварить вкусный суп, как пожарить сочные котлеты, как испечь пирог. Не каждый человек должен становиться шеф-поваром, но приготовить вкусный домашний обед, хотя бы изредка, приятно любой женщине. 

Вы упоминали, что дома у вас огромное число холодильников для заготовок: концентрированных бульонов, заправок, заморозок. 
Я не думаю, что каждый человек должен следовать моему примеру. У меня все-таки профессиональный интерес. И потом, помимо московской квартиры, у нас есть дача, которая со временем превратилась в большой загородный дом. Там место позволяет разместить и холодильники, и морозильные камеры. Но, если такой потребности нет, то зачем? Да, конечно, я советую перед покупкой холодильника тщательно изучить этот вопрос и выбрать большой агрегат с вместительной морозилкой, чтобы хранить в ней фарши, концентрированные бульоны – мясные, рыбные или овощные, – из которых потом легко приготовить суп или соус. Вообще, к бульонам у меня особенно трепетное отношение. Я никогда не выбрасываю очистки. Например, креветочные панцири, рыбные головы, плавники и хребты – все складываю в пакеты и замораживаю. Когда набирается килограмма два–три, варю концентрированный бульон. Помню, когда впервые поделилась этим секретом в своей передаче на «Первом канале», редакцию завалили возмущенными письмами: «Ваша ведущая предлагает нам питаться объедками!» А на самом деле в этих «отходах» как раз и содержится концентрация вкусов. У меня есть – я его так называю – «волшебный порошок». Готовится так: жарю панцири креветок в духовке на температуре около 200 градусов, сбрызгивая их самым недорогим бренди. Этот напиток помогает вытягивать из креветок хитин, который обладает насыщенным вкусом. Минут через 15 опускаю температуру ниже 100 градусов, чтобы панцири полностью дегидрировались, то есть, высушились, после этого перемалываю их в кофемолке. И, например, когда варю рыбный суп, в конце опускаю в него марлевый мешочек с этим порошком – очень быстро вкус становится самым насыщенным. Так что подобные обвинения говорят только о нашей жуткой гастрономической неграмотности.

Я соглашусь. Кажется, только в России такое странное отношение к экологичному потреблению. В той же Европе этим никого не удивить – многие так поступают.
Конечно, зайдите на кухню какого-нибудь популярного итальянского ресторанчика, и вы увидите эти огромные чаны, в которых вываривают все, вплоть до рыбной чешуи. У меня есть знакомый – известный итальянский шеф-повар Габриэль Феррон. Мы познакомились случайно в одну из моих первых поездок в Европу. Я пришла в его ресторан и сказала: «Так хочу научиться готовить правильный ризотто!» И он допустил меня в святая святых – на кухню своего заведения. Габриэль еще и владелец бренда, выпускающего рис. И он показывал потом мне свои рисовые плантации: там между засеянными рядками вырыты специальные каналы, в которых плавают карпы. Они питаются мошками, которые любят рис и могут его испортить. Потом сами карпы тоже идут в дело – на кухню. Такое вот экологичное и практически безотходное производство; в английском языке даже есть такой термин - sustanbility, который в переводе на русский означает что-то вроде «природообразного», ответственного потребления. На Eat Film Festival показали картину Массимо Боттуры «Театр жизни» – это как раз об экологичном процессе приготовления пищи, про осознанный подход к  еде и продуктам, о минимизации отходов. Помню, когда фильм только вышел, я написала большую статью на эту тему для ТАСС, и она подняла волну негодования. Хотя в той же Италии такой подход считается нормой. Но я очень надеюсь, что и мы в скором времени придем к этому осознанию. 


Текст поверх фото:  Мой будущий муж сказал: «Это такой дом, в котором хочется остаться навсегда. Так вкусно пахнет…»

Все впереди! 22.01.2020 Все впереди!

Тип шаблона:  1
Автор текста:  Екатерина Погодаева
Автор фото:  Павел Бирюков
Текст 1:  О доминировании стиля над трендами и о том, почему у российского дизайна еще все впереди, рассказала Анна Смолякова, дизайнер интерьеров, преподаватель Международной Школы Дизайна (IDS) и блогер Elle Decoration.
Текст 2:  Анна, обладая двумя дипломами – российским и зарубежным, можете ли вы сказать, что дизайнерское образование за рубежом отличается от российского? 
Разница есть – прежде всего, в принципиальных подходах к процессу обучения. Западное образование направлено, в первую очередь, на самостоятельную работу. Каждой теме посвящен один том учебника, плюс внушительный список специальной литературы и контрольные тесты. Куратор в основном только проверяет тесты и выставляет баллы по критериям, на основе которых вычисляется общий финальный результат.

Если студент все делает самостоятельно, как же тогда можно отследить момент, когда он пошел неправильным путем? В России мы привыкли к преподавателям, которые всегда подскажут, научат, как правильно.
Оба эти метода дополняют друг друга и дают нам ценный опыт. В IDS обучение построено на лекциях, консультировании и практических занятиях. Мы активно внедряем британские методы работы над дизайн-проектом, такие как бриф, концепт-борд и круговые диаграммы. Кстати, в конце марта я рассказывала о методике создания концепт-борд в Екатеринбурге. Мы с коллегами представили новые обучающие программы для региональных студентов. Мне, как ведущему преподавателю проектирования, конечно, ближе индивидуальный подход к каждому студенту, как принято в российском образовании. Интересно полностью проследить их творческий путь от первых шагов до успешного дипломного проекта. IDS выработала систему обучения дизайну по мировым стандартам профессии. Нам удалось объединить плюсы западного и российского опыта. Именно поэтому эта система настолько эффективна. Образовательный процесс похож на лестницу: ступень за ступенью ученик поднимается, растет в своем мастерстве. Бывают удивительно талантливые студенты, которые совершают прорыв. Это происходит благодаря постоянному погружению во все этапы и аспекты обучения. Выпускник способен переходить к реальной профессиональной практике благодаря устойчивой базе знаний. Современные стили и тренды являются яркой частью профессии, но далеко не единственной. 

С вашим опытом вы можете разглядеть талант с первого взгляда?
Как правило, нужно время, чтобы понять потенциал. При этом студент должен осознавать: это направление требует постоянного вовлечения. В эту профессию в основном идут люди, которые просто не могут без этого жить. Именно такие и добиваются успеха. Дизайн для них не просто работа с 9:00 до 18:00 – это образ жизни. У них в голове круглосуточно крутятся идеи, расчеты, они «вынашивают» свои проекты. Важно, чтобы человек нашел силы и время довести проект до совершенства, а не сдал наскоро слепленный «пирожок». Бывает визуально выразительная подача за счет использования каких-то модных приемов, но видно, что проект не доработан. Иногда наоборот, проект хороший, а выглядит скучным. Важно найти баланс между функцией и эстетикой. Любая работа в дизайне начинается с подробного брифа, на основе которого формируются решения. 

Понятие дизайна пришло в Россию не так давно, в 90-е, когда после массового дефицита появилось все и сразу, и этого «всего» захотелось сразу всем. 
Если посмотреть интерьерные издания тех времен, можно проследить, что приход понимания ценности разных видов роскоши происходил постепенно. Здесь стоит упомянуть индивидуальность: то, что естественно для звезды шоу-бизнеса, не подойдет для других. Понятие роскоши может быть разным: барочный блеск и гламур для одних, для других – качество натуральных материалов или антиквариат. Многим людям комфортно в историческом интерьере, другие же выбирают современные стили.  

Есть дизайнеры, которые работают в авторской  стилистике: Келли Хоппен, Хайме Айон или Борис Уборевич-Боровский.
Как правило, дизайнеру-выпускнику интересно попробовать свои силы в разных стилях. Чем отличается хороший дизайн? Независимо от метража и бюджета должен быть единый концепт. Этим определяются стиль и общий образ дома. Об этом как раз говорят на Западе, все их технологии подчинены этому принципу. Конечно, это требует огромной предварительной работы. Сложный образ складывается на этапе создания концепт-борд. Далее идет проработка вариантов и только затем происходит утверждение проекта для дальнейшей реализации. Существует правило «не больше трех»: если мы что-то смешиваем, надо понимать что именно. К примеру, современный стиль нельзя смешивать со стилем ар-нуво, или не стоит покупать мебельные комплекты на всю комнату. А спокойный фоновый стиль должен занимать не меньше 70%, чтобы акцентные детали хорошо читались.

Значит ли это, что понятие эклектики к западным интерьерам неприменимо? 
Есть два ответвления эклектики: стиль «фьюжн», когда смешивают современный стиль с классическими нотами и дизайнерскими предметами. Или, наоборот, добавляют в классику абстрактное искусство. В любом случае, должен быть хороший контраст, площадка для выделения акцентов. За рубежом более развита традиция и понимание процессов проектирования. Поэтому я бы рекомендовала смотреть наряду с российскими изданиями и западные журналы. Дизайн в России зародился сравнительно недавно – в 90-е-начале 2000-х. С воодушевлением хочу отметить, что в настоящий момент я вижу все больше достойных проектов российских интерьерных дизайнеров и декораторов. В том числе и выпускников IDS. Благодаря интернету возможности получения качественной информации сейчас безграничны. Мои родители – художники. Во время их обучения в институте самые декоративные стили начала 20-го века – ар-нуво и ар-деко – считались буржуазными и были под запретом. При этом, если посмотреть советский дизайн, можно увидеть барельефы, декоративные мозаики и ткани, характерные для этих направлений. Возьмите московское метро, в частности витражное панно на Шаболовской или оформление станций Маяковская и Аэропорт. Памятник Юрию Гагарину в Москве, архитектура Федора Шехтеля и многие другие шедевры. 
Возвращаясь к зарождению дизайна: это произошло в эпоху Возрождения в Италии. С того времени он начал развиваться постоянно и непрерывно. Несмотря на периодические войны, там не происходила кардинальная смена поколений: традиции передавались как бы единой цепью. Нам важно перенимать хорошие примеры. Идея не в том, чтобы перенести подобные идеи на российскую почву – надо почувствовать их стилистику, дыхание. Посмотрите американских дизайнеров, в том числе калифорнийский стиль, его легкие пространства, наполненные цветом и необычными решениями. Ар-деко воплотила в интерьере Дороти Дрейпер – роскошь с состаренными зеркалами, контрастными поверхностями и уникальным декором. Изучая только первоисточники можно создать свой авторский почерк. В IDS мы рассказываем о лучших мировых дизайнерах интерьеров на лекциях в процессе обучения, а также в формате вебинаров.

Анна, уместно ли говорить о модных тенденциях применительно к дизайну интерьеров? Пока несколько лет строится дом, мода может поменяться несколько раз и к окончанию реализации интерьер может потерять актуальность.
Тренды в интерьере на цвет, материалы и концепции стабильно задаются раз в год для продвижения и поддержки интереса к продукции производителей. Это происходит заблаговременно, чтобы представить коллекции на крупнейших мировых выставках уже с учетом новых тенденций. На формирование трендов влияет политика, экология и множество общественных процессов, происходящих в мире.
В моде есть понятия «тренд» и «стиль». Допустим, крупный леопард или слипоны с ушками сегодня на пике. Но! Всегда есть конкретный человек с его неповторимым образом и не каждая трендовая вещь ему подойдет. Мне сложно представить себя в яркой зебре, а вас в шапке с розовым помпоном. Точно так же в интерьере. Важно сформировать сложный целостный образ. А модный цвет покраски стен или текстиль, можно и поменять, если это вписывается в изначально заданную концепцию. Еще лучше – знать, какие тренды будут актуальны в следующем сезоне. Можно покупать тренд-буки, которые уже доступны на будущий 2020-й год. 
У каждого архитектора и дизайнера должна быть выработана своя особенная стилевая концепция. Поскольку один здорово чувствует классику, другой создает лучший минимализм. У дизайнеров-мужчин он очень хорошо получается. Дай ему деревянный дом, и он заскучает. А девушка-дизайнер, которая чувствует стиль «прованс», может не совладать с минимализмом. Сам дизайнер должен определить свои сильные стороны. Невозможно уметь все – надо сделать выбор. И чем четче границы авторской концепции, тем лучше. Но это понятно зрелым дизайнерам, а молодежи еще предстоит к этому прийти. 

Почему в других странах можно идти по улице и видеть совершенно космические, порой сказочные работы Захи Хадид, Гауди и других легенд архитектуры, будь то даже просто жилые дома, а в России – нет? Чего нам не хватает? Технологий или, может быть, смелости?
А вы знаете, что Заха Хадид создавала свой дипломный проект на тему русского конструктивизма? Ее всегда вдохновляли идеи начала XX века. К бионике она пришла намного позже, уже с появлением современных технологий. К слову сказать, как минимум 5 проектов бюро Хадид запланировано реализовать в России. Заха поистине гениальный мастер, посвятившая жизнь профессии и сравнивать ее с кем-либо сложно. Такие выдающиеся личности дают всем нам импульс к творчеству.
Я люблю работы японского архитектора Тадао Андо: он не имеет высшего архитектурного образования, но у него есть главное – максимальный отбор выразительных средств и гениальное чувство меры. Не стоит пытаться сделать все и сразу. Чрезмерность вредит архитектуре и интерьеру. Второй момент: в задумке автора прекрасный проект, прошедший все этапы реализации, может потерять градус в связи со многими факторами: изменения брифа, бюджета и прочее. В условиях практики важно максимально точно реализовать проект и не допустить серьезных изменений, кардинально влияющих на концепт.

И все же почему у русских не возникает мысли украсить свою страну, привнести свежую креативную ноту? 
Все нужно воспринимать в контексте. Допустим, если бы вы сказали: а давайте на этой улице, у обычных жилых домов, построим дом-змею! Любой архитектурный проект всегда воспринимается в контексте окружения и назначения. Любое решение, будь то архитектурное или интерьерное, основано на четком брифе, который и формирует окончательный выбор. В рамках стажировки для дизайнеров IDS мы посетили Шанхай, расположенный в Китае на берегу реки Хуанпу. Еще 20 лет назад город был застроен историческими зданиями в классических стилях только с одной стороны реки. На другой стороне – был пустырь. Сегодня там отстроили впечатляющие небоскребы. В этом месте осуществили идею современной архитектуры, не утратив при этом код города. Его историческая часть оказалась на одной стороне реки, создавая музей архитектуры под открытым небом. Напротив, через реку – только линия небоскребов, создающая уникальное лицо финансового центра Китая.
У нас строительство ведется, в основном по традиционным технологиям, тогда как в мире есть много инноваций. Пригласить хорошего архитектора – дорого. Хотя все зависит от взгляда в будущее. Концептуальная современная архитектура, как правило, становится городской достопримечательностью и туристическим центром. В Валенсии, архитектор Сантьяго Калатрава построил потрясающий «Город искусств и наук». Он смог убедительно воплотить свои идеи. Комплекс «Москва-Сити» привлекает с разных точек обзора: со смотровой на Воробьевых горах и с набережной Тараса Шевченко; как вблизи, так и на расстоянии; как днем, так и вечером. Достойным примером служат работы московской студии Vox Architects, в том числе и для Екатеринбурга. Чего стоит аэропорт «Кольцово» и реализованные проекты аэропортов в других городах России, сеть спортивных клубов в Москве и многое другое. Будем надеяться, что звезд на архитектурном небосклоне с каждым годом будет становиться все больше!

Все впереди!
Наше главное преимущество в том, что мы свободны от балласта прошлого. Есть молодые таланты, которые выработали свой современный подход и идут по прямому творческому пути. 
Историческое наследие, безусловно, обязательно для изучения студентами. Главное, чтобы не сформировались слишком устойчивые стереотипы, блокирующие креативные методы работы. 

А что насчет российского производства? Есть такое предубеждение, что покупать предметы интерьера надо где угодно, только не у российских фабрик.
Российские производства делятся на несколько видов: крупные фабрики, предлагающие полную комплектацию интерьеров широкого применения; производители предметного дизайна с авторским стилем; мастерские, создающие мебель по заданию клиента или чертежам дизайнера. У каждого вида существуют свои особенности качества или эстетики. Есть главные преимущества отечественных производителей – это короткие сроки и возможность контролировать все этапы.
 Я вижу развитие в продвижении комплексного производства с привлечением актуальных дизайнерских разработок. Это перспективное поле для бизнеса в условиях масштабной реновации и обновления жилого фонда городов России. Мебельное производство – одна из потенциально перспективных индустрий страны, где можно с успехом продвигать российский дизайн. Нужна единая организация и побольше тематических мероприятий. Это позволит установить продуктивный диалог дизайнеров с производствами и инвесторами. Дни дизайна, проходящие в ИЦ ARCHITECTOR, отчасти взяли на себя эту объединяющую функцию. У российских предметных дизайнеров есть очень интересные идеи. Ключевой вопрос – знаем ли мы их? С радостью поделюсь довольно длинным списком. Давайте объединяться с производителями – это даст огромный толчок к развитию креативных идей и экономики России! Для нас главное – общение. 


Текст поверх фото:  Дизайн в России зародился сравнительно недавно – в 90-е. И в настоящий момент я вижу все больше достойных проектов российских авторов

Звездный конкур 4.0. Старт нового сезона 21.01.2020 Звездный конкур 4.0. Старт нового сезона

Тип шаблона:  1
Автор текста:  Анастасия Грушецкая
Автор фото:  Дмитрий Рудик
Текст 1:  _
Текст 2:  25 наездников, которые раньше профессионально не занимались конным спортом, будут постигать азы общения с лошадьми буквально с нуля: опытные тренеры за два месяца научат их держаться в седле и выполнять базовые элементы. Первое состязание – полуфинал – состоится уже 26 февраля, по его итогам соревнования продолжит лишь чуть больше половины участников.

Как всегда это будет зрелищное светское событие, которое будет активно освещаться на страницах журнала, на сайте «Стольника», а также в соцсетях – наших и активных наездников. Следите за обновлениями! 

Итак, знакомьтесь! Вот они – новые участники проекта #звездныйконкур4

1. Иван Зубарев, «Труба дело», «Бизнес среда»
2. Наталья Волкова, клиника Merve
3. Юна Ильина, компания «ЛидерСпецОдежда»
4. Тамара Вагина, Crivelli
5. Вероника Никулина, портретный фотограф
6. Кира Достовалова, Electra
7. Алёна Пьецух, салон красоты
8. Ксения Дегтярева, «Газпромбанк»
9. Татьяна Вишнякова, «АвтоХаус» – дилер BMW
10. Марианна Чиркова, бутик Sobol
11. Иван Зайченко, «Сушкоф», «Жизньмарт»
12. Константин  Колчанов, «БКС Ультима»
13. Александр Оглоблин, торговая сеть «Елисей»
14. Максим Луговцов, «Лесные традиции»
15. Дмитрий Бузов, пластический хирург клиники «Здоровье 365»
16. Сергей Казанцев, «Синара-девелопмент», «Синэрго»
17. Алена Порошина, «Экодизайн»
18. Олег Кабиров, «Сибресурс»
19. Всеволод Рончинский, инвестор
20. Евгений Архипов, заместитель главы Администрации Екатеринбурга
21. Безгодов Кирилл, бизнесмен
22. Александр Кузнецов, зоозащитник
23. Кирилл Никитин, бизнесмен
24. Екатерина Зиновьева, агентство URA.RU и портал «Моменты»
25. Анна Малахова, телеведущая «4 Канала»


Текст поверх фото:  В прошлую пятницу, 17 января, журнал «Стольник» познакомился с новыми участниками проекта Звездный Конкур 4.0

СДЕЛАЛИ ВЫБОР 20.01.2020 СДЕЛАЛИ ВЫБОР

Тип шаблона:  3
Текст 1:  _
Текст 2:  _
Текст поверх фото:  «Стольник» выяснил у жен хоккеистов, как меняется жизнь, когда твой муж – звезда спорта.

Ритм Турецкого 20.01.2020 Ритм Турецкого

Тип шаблона:  1
Текст 1:  О феминизме, гаджетомании и распределении ролей в семье рассказал «Стольнику» Михаил Турецкий.
Текст 2:  Музыкант, дирижер, фронтмен, продюсер, муж, отец – вы совмещаете множество ролей. Вы всегда неизменны, или маски все же приходится менять?
Признаюсь, я не считаю себя талантливым лицедеем. Мне кажется, я просто ловлю состояние, свою «волну», где мне комфортно самому с собой. Иногда приходится лукавить, конечно. Знаете шутку: попробуй весь день говорить всем вокруг только правду – к вечеру останешься без работы и без семьи. Конечно, у каждого есть свои скелеты в шкафу, свои недостатки, над ними надо работать.

В частности, полигамность мужчин…
В общем, да. И я честно ответил: все парни полигамны! И если мужчина говорит: «Никогда, ни с кем, даже не посмотрел!» – пусть проверит свой уровень тестостерона. Налицо какой-то сбой природной программы. Ну, или он просто сорвал в этой жизни джекпот и нашел ту единственную, предназначенную ему судьбой. Но шанс обрести такое счастье – 0,0…%.

Еще один «горячий» вопрос – о вашем отношении к феминизму…
Я убежден: здесь мужчины в чем-то «недоработали». Возьмите Германию или США – там около 25% мужчин заняты друг другом. А те, кто обращают внимания на женщин, порядком их побаиваются. Вроде и пытаются с ними отношения налаживать – 
а «прилетает» то брачный контракт в обязательном порядке, то штраф с десятком нулей за то, что женские права ущемил ненароком. 

Что же мужчины должны делать, чтобы этот маятник феминизма перестал раскачиваться и все пришло в гармонию?
Во-первых, мужчины не должны быть слишком влюблены в себя. Необходимо блюсти внутренний кодекс чести и давать женщине ощущение, что она все-таки ЗАмужем. Да, ей необходим личностный рост, она действительно может многое дать миру. Но при этом я все-таки убежден, что женщина должна быть матерью – но в «вальяжном» режиме, чтобы у нее было время и, главное, желание посвящать себя ребенку. А от мужика что требуется? Дать ей точку опоры, взять на себя ответственность. Ведь когда партнер этого сделать не может или не хочет, ей приходится взваливать все на собственные плечи. И тут уже равноправие заканчивается, а начинается… матриархат! Словом, я за то, чтобы парни не боялись брать на себя ответственность.

Сегодня не так много представителей сильного пола на это решаются. В чем причина – в воспитании или в том, что выросло какое-то новое поколение?
Отчасти причина в том, что женщины, с одной стороны, добились равноправия в возможностях. А с другой – они обладают от природы более крепким организмом. Да, не удивляйтесь, у женщин, по статистике, в четыре раза меньше инфарктов и инсультов случается. А на здоровье мужчины огромное влияние оказывают стрессы. И если складывавшийся тысячелетиями образ жизни создавал полезные стрессы (охота, борьба за власть или выживание), то сегодняшний мир «дарит» только разрушительные переживания: обиду, зависть. И, постоянно находясь под давлением общественного стереотипа («ты же мужик, ты должен быть успешным!»), мужчина слабеет в эмоциональном и физическом смысле. Я не врач, конечно, но я так чувствую. Во мне самом такой убийственный стресс  накапливается постоянно. И я с ним сражаюсь с помощью спорта, отдыха на природе, каких-то аутотренингов. А иначе эта ответственность раздавит окончательно. 

У вас четыре дочери, и вы наверняка знаете ответ на вопрос: что делать с детской зависимостью от гаджетов? 
Да, это бич сегодняшнего времени. Но винить надо не детей, разумеется, а их родителей: у них нет времени смотреть в глаза своему ребенку, поэтому они с радостью подсунут ему этот гаджет. Я сам, к примеру, нередко прихожу домой как выжатый лимон: я все свои силы, всю энергию отдал на концерте. И вот передо мной дочка. Она бы рада со мной пообщаться, рассказать, как прошел ее день, а я чувствую, что для нее у меня уже ничего не осталось – я пустая конструкция! И это часто случается с родителями, которые пытаются выкладываться и в бизнесе, и дома. Два этих мира очень сложно совмещать. Поэтому единственный ответ на ваш вопрос: если мы хотим, чтобы наши дети были живые, интересующиеся, мы должны замещать гаджеты собой – своим временем и своим вниманием. 

Правда, что в коллективе вас называют «царь»?
Бывает. Но заметьте, я об этом не прошу! 

Какой вы руководитель – деспот или демократ?
Я разумный – и мне приходится все время с собой договариваться. Иногда, конечно, хочется показать свою власть, «срубить башку». Но я понимаю, что такая демонстрация силы чревата последствиями, а я этими людьми дорожу. Поэтому всегда пытаюсь дать им свободу, проявить милосердие, встать на их место. Мне кажется, это ключевой закон всех взаимоотношений – встать на место партнера. Как в фортепианном дуэте. Если мы играем и при этом не слышим друг друга, то ничего путного не выйдет. 

Ваши коллективы – «Хор Турецкого» и «SOPRANO  Турецкого» – известны, без преувеличения, по всему миру. О каких новых профессиональных вершинах вы мечтаете?
Я считаю, что российское искусство в мире катастрофически недооценено. К нашей стране относятся как к военной империи, у которой нет ничего, кроме вооружений, а потому постоянно ищут в нас какую-то угрозу. И мне бы хотелось, чтобы мои коллективы – с их потрясающими голосами, харизмой, знанием языков – стали выступать в качестве музыкального посольства. Мы можем играть на площадях в Пекине, Торонто, Париже, Милане и говорить о том, что Россия не хочет войны. Мы хотим всего лишь сохранить тот хрупкий мир, который, мне кажется, невозможно сохранить никакими политическими переговорными процессами. Во всяком случае, Сергей Лавров говорит: «Департаменты МИДа иногда не способны сделать то, что делаешь ты, Михаил Турецкий».

Михаил Борисович, вы недавно в Екатеринбурге примерили на себя совершенно непривычную для  вашей публики роль – коуча в психологическом тренинге. Какие впечатления?
На мой взгляд, тренинг – это штука, полезная для обеих сторон! Мне помогает понять, о чем думает моя аудитория, какие вопросы и проблемы ее волнуют. А это крайне важно, поскольку в обычной своей деятельности я не только музыкант, дирижер и продюсер, но и фронтмен, который через музыку пытается проникнуть в душу людей. Вместе с тем за все годы работы у меня скопился колоссальный опыт, которым я рад поделиться. Шутка ли, пройдено 10 миллионов километров, проведено 8 тысяч концертов!

С такими показателями «Хор Турецкого» еще не занесли в Книгу рекордов Гиннеса?
Не знаю. Но думаю, если бы мы все тщательно подсчитали, то наверняка бы там оказались. 

Сегодня тема менторства и коучинга очень популярна. У вас самого есть такой личный «гуру»?
Я работаю с разными людьми, советуюсь, но такого человека, который тренировал бы меня в бизнесе, нет. Я считаю, что такой «гуру» должен личным примером доказать тебе свой профессионализм. А когда, к примеру, успешности в личной жизни учит незамужняя женщина (пускай умница и красавица), это не очень убедительно, правда? Я считаю, что имею право разговаривать с мужчинами и женщинами об их взаимоотношениях, поскольку сам много лет в браке, у меня четыре дочери (старшую я с 5 лет воспитывал один) и внук. Возвращаясь к тренингу: я не преследую какую-то меркантильную цель – просто я таким образом активизирую свои мысли и компетенции, чтобы двигаться вперед, и одновременно приношу пользу людям. 


Текст поверх фото:  В обществе должны быть цензура, чтобы дети не могли просто так в интернете наткнуться на такое, прости господи, явление, как Элджей, поющий о рваных джинсах: это уже за гранью добра и зла

Поговорим  об этом 20.01.2020 Поговорим об этом

Тип шаблона:  1
Текст 1:  Без тени смущения редакция «Стольника» задала вопросы о сексе – и получила ответы от журналистки и автора блога о сексуальном образовании Маши Арзамасовой.
Текст 2:  Почему в последнее время стали много говорить о гомосексуализме?
Во-первых, о гомосексуальности, а не гомосексуализме. Иногда даже то, какой термин вы используете, может сказать многое о вашем отношении к данному явлению. А во-вторых, это всего лишь выборочный взгляд. К примеру, если я не могу забеременеть, то мне везде мерещатся беременные. А если не люблю геев, мне начинает казаться, что все вокруг только о них и говорят. Но это абсолютно не так. То, что тему гомосексуальности, как вам кажется, стали поднимать в разных сферах, на мой взгляд, хорошо. Потому что, будем честны, на протяжении многих лет права геев сильно ущемлялись. Вы можете сказать, что это не так, но представьте, если бы вы были геем, как бы тяжело вам было строить личную жизнь в этом обществе и не быть осуждаемым, не бояться быть избитым, иметь такие же права, как все остальные. Если бы ваш ребенок родился геем (а я подчеркиваю: геями не становятся, ими рождаются), хотели бы вы для своего ребенка светлого будущего, абсолютно нормального восприятия окружающими, или вы бы предпочли, чтобы все вокруг его ненавидели? Я за то, чтобы у ЛГБТ сообщества были такие же права, как у всех.

Почему в России не умеют разговаривать о сексе?
Не принято говорить о сексе не только у нас – во многих странах ситуация аналогичная. Проблема лишь в том, что тему секса табуируют отношением к этому явлению. Если бы мы разговаривали о нем без смущений, и проблем бы не было. А так лишь самые продвинутые страны вводят уроки сексуального воспитания, понимая, насколько это важно. Мы же предпочитаем делать вид, что секса нет, поскольку мы все очень порядочные. А те, кто его обсуждают вслух, извращенцы. Ну, если кому-то так удобней, пожалуйста. Странная логика – давайте запрещать заниматься сексом и тогда не будет половых инфекций и нежелательных беременностей. Сколько не запрещай, все равно будут заниматься. Поэтому нужно информировать людей о последствиях и давать им знания.

Насколько вообще возможно не заниматься сексом? Полезно это или вредно для организма, и как влияет на психологию?
Секс – важная составляющая нашей жизни, доставляющая много удовольствия. Но, если вам не хочется этим заниматься, вас никто не заставляет! Знаете, для здоровья полезно многое – закаляться, делать зарядку, правильно питаться, не пить алкоголь и не курить. Как будто мы безукоризненно выполняем все эти пункты. Так же и с сексом. Несомненно он дарит массу положительных эмоций и полезен для здоровья, но гиблое дело заниматься сексом не потому, что хочется, а потому что надо для здоровья.

Можно ли за одну ночь все понять о своем партнере?
Забавно, почему люди считают, что о партнере все можно понять только после того, как ляжешь с ним в постель? На самом деле составить четкое «сексуальное» представление можно задолго «до». Нормальный, адекватный человек готов разговаривать о сексе. Если до постели вы можете ему высказать свои страхи, сомнения или пожелания – и он нормально на них реагирует, значит, это адекватный партнер. Если вы просите надеть презерватив – и он соглашается, это нормальный партнер. Если он начинает говорить: «Ой, я в презике ничего не чувствую, у меня все девушки были здоровые» – это НЕ нормально. Перед вами человек, который снимает с себя ответственность, не думает о вас, а думает только о своем удовольствии. И все эти нюансы становятся ясны из предварительных разговоров и игр. Поэтому откладывать «прозрение» до самого ответственного момента точно не стоит!

Правда ли, что идеальный по темпераменту союз – мужчина в возрасте 18–20 лет и женщина 30+?
Нельзя сводить все человечество к каким-то сухим цифровым выборкам. Люди очень разные – у всех по-разному и в разном возрасте проходит половое созревание, на разный возраст приходится пик и спад половой активности. К примеру, кто-то и после 60 ведет активную половую жизнь, а кто-то и в 20 весьма сдержан. Поэтому выдвигать такие предположения некорректно. 

Всегда ли желание мужчины одеться в женскую одежду и сделать макияж – признаки гомосексуальности? Или это может быть просто игрой?
Если мужчина любит одеваться в женскую одежду, то это вовсе не значит, что он гей. Если ты гомосексуален, тебя привлекают люди твоего пола. А если ты любишь женскую одежду, что в этом такого? Когда-то брюки считались только мужской одеждой, а сейчас ничего – все женщины носят. Почему тогда мужчине нельзя надеть платье?

Действительно ли для мужчин маленький член – повод комплексовать, и какой член вообще считается маленьким? 
У мужчин на самом деле два комплекса: маленький член и боязнь, что «не встанет». Стереотипное представление о размере возникло из-за отсутствия сексуального образования, в рамках которого нам бы в принципе рассказывали о половых органах: как они выглядят, какие у них размеры. А раз такой адекватной информации нет, откуда мы черпаем знания? Конечно, из порно. Что мы там видим? Гигантские члены. И начинаем думать, что это норма. Совершенно не отдавая себе отчета в том, что порно – особый жанр, для которого проводят кастинг по размерам. Поэтому, глядя на эти «откалиброванные» достоинства, обычные мужчины начинают думать, что с ними что-то не так, что они какие-то ущербные. Они начинают бояться, что не смогут доставить женщине удовольствие, стыдятся раздеться наедине с ней, потому что она «будет надо мной смеяться». И дальше идет постоянное сравнение. Вообще хорошо детям объяснять, что такое порно и почему оно имеет с жизнью мало общего. Это поможет избежать кучи проблем в дальнейшем.

Насколько полезно или вредно присутствие порно в жизни пары или отдельной ее половины? Многие вообще считают просмотр порно изменой.
Порнография – это вообще довольно спорный вопрос. Надо понимать, что появление жанра порождено спросом. Тема секса была вечно табуирована, никто не мог о нем говорить открыто, поэтому по рукам гуляли интимные фото, картинки, брошюрки, рассказы. Впоследствии появилось и видео. И это желание заглянуть в чью-то интимную жизнь, конечно, многим понятно и близко. Второй важный момент: порнография – единственный, по сути, источник, откуда мы получаем знания о том, как должен выглядеть секс. И, к сожалению, многие люди не понимают, что порно – не реальная жизнь, а кинематографический жанр. И в соответствии с его требованиями снимают определенные ракурсы, позы, которые не так удобны в жизни. А мы все это воспринимаем за чистую монету и потом удивляемся, почему в жизни все не так. Если же человек или пара понимают, что порно – это просто жанр, и смотрят его ради возбуждения – это оk. Не оk – учиться на нем. Если порно начинает заменять секс, если между реальной женщиной и порноактрисой в кадре человек выбирает вторую – вот это уже проблема.

Текст поверх фото:  Я не люблю рассуждения о полигамии в привязке к гендеру. по мне, это лишь попытка оправдать чью-либо измену

Michelin в городе 17.01.2020 Michelin в городе

Тип шаблона:  1
Автор текста:  Диана Кучина
Автор фото:  Алексей Чистополов
Текст 1:  «Мишленоносный» шеф-повар из Франции Фабиан Фельдман признался в любви соленьям с Шарташского рынка и закупил партию для своего звездного ресторана.
Текст 2:  Звезда Michelin для повара – это то же самое, что и «Оскар» для актера? 
Конечно! Но только по статусу. Скажу больше: звезда даже круче «Оскара», потому что ее не дают на всю жизнь, и то, что ты ее достоин, надо подтверждать ежегодно. То есть, постоянно совершенствоваться. Не подтвердил статус – прощай, звезда! 
И ты снова рядовой шеф-повар. Так что, получив награду, ты не расслабляешься, чтобы почивать на лаврах, ты напрягаешься еще больше. Очень мотивирует, скажу я вам! 

Расскажите немного об истории награды.
Вообще, изначально Michelin был лишь гидом по Франции для путешественников. Этакая подсказка – где отель с хорошим рестораном, где неплохой шиномонтаж… И пользовался популярностью: иногда ведь и правда не грех сделать крюк в двадцать-тридцать километров ради какого-то особенного блюда, известно ведь, что французы – истинные гурманы. Так что в итоге гид трансформировался и стал заточен исключительно под гастрономию. Знаете, что самое интересное? Ни владельцы, ни повара никогда заранее не знают, что их придут оценивать. То есть главные критерии – сервис, атмосфера, работа сомелье и, конечно, еда – должны быть на высшем уровне всегда. Права на ошибку попросту нет: малейшее расслабление в «неподходящий» момент может стоить репутации, которая тщательно нарабатывалась годами. 
  
Ходить в ресторан, обладающий звездой Michelin – это не только вкусно, но и модно. Вообще понятие трендов и моды плотно вошло и в сферу гастрономии. Что сегодня на пике? 
Сейчас в тренде фьюжн – смешение кухонь со всего мира. Однако заведения уровня Michelin обращают внимание в первую очередь на постоянство качества. Ведь сегодня в моде одни продукты, завтра – другие, послезавтра – третьи: гастрономия в этом смысле также подвержена мимолетным веяниям, как и мир фешн. Так что гнаться за модой просто бессмысленно, поэтому лучше делать ставку именно на качество. Оно как классика – всегда в моде! 

А что главное в хорошем – качественном – блюде?
Для меня, прежде всего, важен баланс. Если, например, говорить о соленьях, то слишком много соли в них – это нехорошо. Нужна правильная консистенция – плотная, хрустящая, плюс немного сладости, ну и да, немного соли. У вас в городе, кстати, умеют делать их правильно – я специально поехал за соленьями на Шарташский рынок, они невероятно вкусные! Закупил много – увезу в свой ресторан. 
А, кстати, какие ожидания у вас были от нашей кухни?
Скорее, не ожидания – больше любопытство. Например, в Германии, откуда я родом, кулинарная культура сродни российской. Если во Франции круглый год растут овощи и фрукты, ловится свежая рыба, то и меню большинства ресторанов строится на этом изобилии и подарке природы. И на моей родине, и в России, часто приходится использовать продукты с длительным сроком хранения: свекла, например, картофель или лук. Вот и придумывай, как сделать из них что-то вкусненькое!.. А я приехал и все понял: попробовал борщ, пельмени, сметану, которую, кстати, очень люблю. Так что поездка в Россию стала для познавательным и полезным опытом. Признаюсь: я не ждал чего-то сверхъестественного, но получал огромное удовольствие.     

Очевидно, вас, как настоящего шеф-повара, отличают любопытство и профессионализм. Должен ли быть при этом еще и талант? 
Должен. Но как бы крепко ты ни был в макушку поцелованным, одного только этого недостаточно. Так что в любом случае – упорство и каждодневный труд помогут идти дальше, развиваться, достигать вершин. 
Не открою секрета, если скажу: чтобы стать хорошим шефом, нужно много времени проводить на кухне. Но при этом важно не растерять любви к еде и не стать мизантропом. Всегда улыбаться при виде клиента, даже если этого совсем не хочется. Это, наверное, даже важнее, чем иметь статус обладателя звезды Michelin, по крайней мере для меня. Можно, пофилософствую? Если бы все придерживались этого правила, в мире бы не было войн… Например, я – немец по происхождению, моя жена Сара – француженка, а вместе мы объединяем за одним столом очень разных людей, вне зависимости от нации, вероисповедания…   

В России есть такое выражение «сапожник без сапог». Это не про вас? Вы дома готовите вместе с Сарой?
Фабиан: Да!
Сара: Да! И очень не любим кулинарную рутину – постоянно стараемся разнообразить домашнее меню. Например, очень любим tete de veau – типичное французское блюдо. Берем голову теленка, варим, параллельно делаем соус на кремовой основе с добавлением каперсов, трав, тархуна, картофеля – и балуем себя. Мы любим проводить время с детьми (у Фабиана и Сары две дочери. – Ред.), готовим сладости: кондитерские изделия, выпечку, кексы, чтобы потом всем вместе это все поедать.

А кто лучше готовит? Сара?
Сара: Да! Конечно! 
Фабиан: Всегда!  

Текст поверх фото:  Заведения уровня Michelin обращают внимание в первую очередь на качество. Ведь сегодня в моде одни продукты, завтра – другие, послезавтра – третьи

Не потерять город 17.01.2020 Не потерять город

Тип шаблона:  1
Автор текста:  Анастасия Худякова-Грушецкая
Автор фото:  Алексей Чистополов
Текст 1:  Архитектору Борису Воскобойникову, работавшему в свое время над интерьерами аэропорта «Кольцово», небезразлична судьба Екатеринбурга. Об этом – наш разговор.
Текст 2:  Существует такое понятие, как «архитектурный код» локации. Вы знакомы с Екатеринбургом – что можете сказать об архитектурном коде города? 
Да, действительно, с Екатеринбургом я знаком уже лет шесть или семь – с тех пор, как занимался интерьерами «Кольцово». Тогда мы очень внимательно изучали эту часть Урала, в частности, ваш город. Я искренне его полюбил: здесь живут очень энергичные, позитивные люди. Что же касается его архитектурного кода, то с этим, конечно, сложно. Мне очень нравится старый Екатеринбург, сохранившиеся здания… Но складывается впечатление, что отношение к исторической застройке в городе, мягко говоря, небрежное. Это очень плохо, потому что разрушает среду. Екатеринбург ее лишен. Оставить одно здание, отреставрировать его, а вокруг построить голубые стеклянные небоскребы – значит уничтожить эту часть города. Мне гораздо ближе принцип, когда «сити» развивается несколько в стороне от старой части – в этом случае мы имеем и современную архитектуру, и историческую застройку. 

А иначе лицо города, его уникальность просто пропадают, стираются. Люди, которые за это переживают, к сожалению, никак не могут повлиять на происходящее. В общем, такая же ситуация и в Москве: город очень изменился за последние 20 лет. И, несмотря на глобальные реставрационные проекты типа восстановления Храма Христа Спасителя или Воскресенских ворот на Красной площади, уничтожаются целые переулки, дворы, и в целом исчезает ощущение города как единого пространства.

Конструктивизм называют архитектурным идентификатором Екатеринбурга. Что об этом скажете? 
Да, безусловно. И в этом тоже заключается определенная ценность города, его узнаваемость. Наверное, он спорит за первенство в конструктивизме разве что с Санкт-Петербургом. Здесь действительно много очень хороших зданий того знакового периода. Водонапорная башня, например.

Несчастная наша… 
Да, несчастная, к сожалению. Тем не менее, это такой лаконичный знак города. Конечно, хотелось бы, чтобы башню восстановили, сохранили. Однако даже вокруг нее среда уже меняется. Вообще, отношение к среде в городе очень важно. Пройдет время, и, мне кажется, ситуация с «беспределом» девелоперов все-таки поменяется, даже сейчас наиболее продвинутые из них обращают внимание на среду. Например, мы работаем в Екатеринбурге с жилым комплексом и бизнес-центром Clever Park – его руководство как раз очень внимательно относится к этим моментам и вкладывает средства в благоустройство территории, набережной. И так же внимательно подбирает арендаторов коммерческих помещений на первых этажах, чтобы там было интересно жить. 

Только в плане наполнения? Или к внешнему облику тоже предъявляются определенные требования?
Конечно. Это тоже важно – обращать внимание на вывески коммерческих объектов в городе, на городскую типографику. Такие вещи куда менее затратны, чем строительство зданий, но значительно влияют на облик города. Это же на уровне ощущений. Например, большое количество надписей на латинице в российском городе выглядит несколько странно. Хотя любой графический дизайнер, как правило, предпочитает латиницу, потому что строение этого шрифта несколько другое, он иначе «открывается» и «закрывается» в надписи. Да, это все понятно, но выглядит, конечно, странно. Выглядит в какой-то степени провинциально. В Москве тоже был такой период, к счастью, он уже отходит в прошлое. Кстати, и в Екатеринбурге появились очень хорошие русские названия ресторанов, кафе, парикмахерских с хорошими логотипами. Потому что, естественно, в городе есть талантливые графические дизайнеры, которые за этим следят. То есть общая графическая культура поднимается. 

Вы упомянули два момента, связанных с архитектурным кодом. Отделить «сити» от исторической застройки, обращать внимание на городскую типографику. Что еще можно сделать, чтобы сохранить идентичность города?
Скорее всего, это уже вопрос строительной политики. Очень сложный процесс, и мне тут трудно дать какие-то конкретные рекомендации. Да, я постоянно работаю со средой, в большей степени – в интерьере. Там гораздо более короткий путь от идеи до реализации. В рамках города это очень сложная задача – многолетняя, даже многовековая. Все зависит не только от желаний и целей одного или нескольких заказчиков, тут переплетаются интересы и девелоперов, и застройщиков, и коммерсантов, и многих-многих других. А это очень непросто – все учесть. Что-то сделать можно только изнутри – извне тут ничего не привнесешь. Но есть положительная динамика. Мне, например, очень нравится, что в Екатеринбурге есть здание, спроектированное Норманом Фостером (штаб-квартира РМК – ред.). Это хороший знак, он может стать ориентиром, неким архитектурным камертоном, и к нему – хочешь или не хочешь – нужно подтягивать и остальные проекты. Хорошо, что есть такие здания, интересные архитектурные решения, и они будут в итоге менять среду. Это позитивный путь. Я получаю подобные вопросы не только от вас, а это значит, что жителей города вопрос беспокоит. 

Беспокоит. 
Меня он тоже очень беспокоит, несмотря на то, что я вроде бы чужой человек в Екатеринбурге. Как я уже говорил, город мне полюбился. Но каждый раз, когда я приезжаю сюда, я не могу понять: где здесь центр? То есть я знаю, где он находится, а вот идентифицировать, распознать – не могу. В Москве это очень просто. Смотришь и видишь: там, где старые дома, – это центр. А здесь я могу идти по какой-то улице и вдруг наткнуться на целый ряд очень красивых домов XIX века, а через несколько шагов оказываюсь среди типовых пятиэтажек. Совершенно непредсказуемо! И вот это неправильно. Нужно как-то концентрировать районы, восстанавливать старые здания.

В последнее время в Екатеринбурге все реже идет речь о точечной застройке. Если строят, то в основном жилыми комплексами: либо осваивают новые территории, либо занимаются редевелопментом бывших промзон. Наверно, это позитивный знак?
Безусловно. Это на самом деле так: мелкие застройщики, способные приобрести землю под один дом, быстро реализовать проект и затем исчезнуть, уходят с рынка. В основном в городе работают крупные холдинги, которым интереснее развивать свои микрорайоны. И они уже на старте заботятся о создании окружающей среды.  

То есть, в эти процессы еще и экономика вмешивается? 
Конечно. Любой город – будь то Екатеринбург или Нью-Йорк – строился определенным образом не потому, что так кому-то захотелось, а потому что есть безусловные экономические причины: стоимость земли, коммуникаций. 

Что нам, россиянам, можно перенять у Европы, Америки? 
Вообще, архитектуру двигают новые технологии и новые материалы. И нам, конечно, нужно развивать свое производство в России. Это прежде всего. Только тогда мы сможем менять что-то в архитектуре. До тех пор, пока мы будем только покупать эти самые технологии или материалы у других стран, мы всегда будем отставать. Ну и, конечно, нужно менять все строительные нормы и правила. Они тоже должны соответствовать мировым стандартам, потому что у нас они безнадежно устарели. В общей массе российская архитектура отстает лет на 40. Что же касается всего остального (ментальности, например), я думаю, что в этом смысле как раз перенимать ничего не стоит, лучше развивать свое – на это потратить энергию. 

А есть чему поучиться? 
Мы все учимся, в частности, и за границей, безусловно. Это происходит потому, что мы, архитекторы и дизайнеры, желаем интегрироваться в мировые архитектуру и дизайн, чтобы преодолеть закрытость, возникшую в свое время в Советском Союзе, выйти на мировой уровень. И, надо сказать, что мы в этом вполне преуспеваем. Когда я показываю наши работы в Америке, Италии, Испании, в Англии, коллеги-архитекторы удивляются, что такое возможно создать в России. Я лично совершенно не чувствую снисходительного отношения к себе как «к младшему товарищу» – наоборот, они восхищаются, удивляются, многие даже хотят работать в России, потому что в Европе, например, для них работы практически нет. Скажем, лондонская студия, с которой мы сотрудничаем, реализует шесть-семь проектов в год. А мы – тридцать. Есть разница? Причем я привожу в пример свою студию, которая работает с индивидуальными проектами. У тех, кто осуществляет потоковые проекты, эта цифра еще больше.

Что должно случиться, чтобы местное производство вышло на должный уровень? Ресурсы же есть. Что нужно для того, чтобы все-таки не закупать, а производить? 
Этот вопрос надо решать на законодательном уровне. Нужны такие законы, при которых бизнесу будет выгодно вкладывать средства в производство. На сегодняшний день гораздо прибыльнее просто покупать готовое и перепродавать. 

С вашим опытом, знанием рынка, глобальным пониманием проблем и задач, осталось ли что-то, чего вы боитесь? 
Мне кажется, я никогда ничего не боялся. Мне всегда всё было очень интересно. По большому счету, когда не боишься, тогда все и получается. Это с одной стороны. А с другой стороны, каждый новый проект – эксперимент, и я каждый раз его встречаю с ощущением полного незнания: каждый раз – как в первый. Может быть, именно поэтому мне по-прежнему все так интересно. 


Текст поверх фото:  В конструктивизме заключается определенная ценность Екатеринбурга, его узнаваемость. Наверное, в этом он спорит за первенство разве что с Санкт-Петербургом

PRO ОТНОШЕНИЯ 16.01.2020 PRO ОТНОШЕНИЯ

Тип шаблона:  3
Автор текста:  Оля Шутова
Автор фото:  фотоархив героев
Текст 1:  _
Текст 2:  _
Текст поверх фото:  Если моя граница заканчивается там, где начинается твоя, как же тогда строить крепкие отношения?

Свобода сегодня 15.01.2020 Свобода сегодня

Тип шаблона:  1
Текст 1:  Серьезно или с юмором, но, во всяком случае, откровенно: Александр Любимов рассказал о качественной журналистике, о свободе (в частности, свободе слова) и о том, что бы он попросил у Путина.
Текст 2:  Сейчас такое время, когда много говорят о свободе: она стала своего рода мейнстримом – ей посвящают лонгриды и аналитику, проводят фестивали, например, «Слова и музыка свободы» в «Ельцин-центре». Что о свободе думаете вы? 
По сути, «свобода» – это просто слово, которое ничего не означает, если ты сам не наделишь его смыслом. Она внутри человека, и главное – найти ее в себе, как говорил Чехов: «выдавливать из себя по капле раба». Я всегда был свободным человеком, при Брежневе мне это мешало, при Горбачеве, наоборот, помогло. Если мы говорим о возможности реализации, то, конечно, в каждой стране есть определенные отрезки времени, когда это сделать проще в той или иной профессии, журналистике, например. Но главное – быть готовым к этому: научиться быть свободным самому и не разрушать свободу других людей. 

То есть сохранять эту внутреннюю установку независимо от внешних обстоятельств и времени?  
Да. Если тебя раздражают какие-то моменты: кто-то тебя толкает или громко разговаривает рядом… Или вот у нас есть ночной клуб в башне «ОКО» в Москва-Сити, там в полночь в пятницу на внешнюю стену в снаряжении промышленных альпинистов вылезают из окон карлики в лампочках. Это ведь ужасно! А кому-то нравится. Организаторы в этот момент разрушают мою свободу, и я туда просто не хожу.

А как тогда быть? Ведь бывают ситуации, которые цепляют. И если что-то раздражает, то как сохранить внутри себя свободу? 
Не разрушаться. В современном обществе куча возможностей – легко найти себе знакомых по интересам, места, где нравится бывать. Да, иногда ты выглядываешь за пределы этого круга, интересуешься другими точками зрения. Где-то соглашаешься, где-то – нет. Это тоже работа над собой.

Если говорить о свободе слова, что с ней сегодня происходит? 
Свободы слова сегодня очень много, а вот свободы мысли… Сейчас ведь очень много шума. В СМИ, например. Либо тотальная пропаганда, либо маленький кусочек тотальной антипропаганды: что бы государство ни делало, это всегда плохо. Если, например, в Екатеринбурге весной расцвела трава, то это значит, кто-то украл деньги на тендере или приедет президент. Очень мало СМИ, где сохранились попытки искать какую-то объективность, сопоставлять точки зрения. 

Кому тогда верить? Есть ведь и откровенная пропаганда, и вранье, и ангажированность, и «желтизна»… 
А вы никогда не докопаетесь до истины. Важен скорее путь к ней, а не конечная цель. Мы же все разные, у нас разные интересы, истина у каждого разная. И авторитеты тоже. 

А у вас кто? 
Я читаю три экономических издания – РБК (потому что имею к ним отношение), «Ведомости» и «Коммерсантъ» – это конкурентные СМИ. Я смотрю, кто что освещает, какую политику ведет. Еще я читаю, на мой взгляд, лучшую газету России – «Новую», потому что в ней необыкновенно мужественный и талантливый коллектив, который всю жизнь занимается тем, что защищает людей. Это невероятно тяжело в нашей стране, да и в других странах тоже. Читаю газету «Завтра», мне импонируют колонки ее главного редактора Александра Проханова – они для меня фактически юмористические, злободневные. Иногда еще почему-то именно этой газете дают интервью уникальные люди – например, полевые командиры с Донбасса, из Сирии. 

Правильно ли я понимаю, что вы больше доверяете газетам, печатным изданиям, чем интернету? 
Не сказал бы. Но есть один интересный момент. Я хорошо общаюсь с Михаилом Прохоровым, который когда-то был владельцем холдинга РБК. Помню, как-то спросил его: «Миша, а почему ты предпочитаешь сайту печатное издание?» И он высказал такую мысль, которая поразила меня: «Потому что сайт – бездонный, в нем нет воли главного редактора. А вот когда у тебя всего восемь полос, вот тут ты должен решить: какого размера статьи разместить, какие новости поставить, чему уделить больше внимания, что вообще обойти стороной. В этом случае я получаю продукт более квалифицированный, чем сайт». Так что и я теперь читаю газеты через призму этого понимания и в каждой анализирую, как каждый главный редактор «сверстал» себя. Но сайты, конечно, тоже просматриваю, мне приходят push-уведомления с новостных лент, плюс я подписан на интересных мне людей в Twitter и Facebook. 

Давайте поговорим о программе «Жди меня», у истоков которой вы стояли, к которой имеете отношение до сих пор.
Это наша гордость, то, из-за чего можно быть счастливым. Да что рассказывать? Заходите на сайт poisk.vid.ru. Можете «вбить» себя, узнать: вдруг вас кто-то ищет. Любовник ваш из пионерлагеря, например. На главной странице есть статистика, она меняется ежедневно. Каждые 10 минут приходит запрос, в месяц наша команда находит около 80–100 человек. Программа существует уже 19 лет, за это время цифры накопились действительно впечатляющие. У нас более 3000 сотрудников по всему миру. 

С распространением интернета искать людей стало проще? 
В чем-то проще, в чем-то сложнее. Есть очень деликатные моменты, именно поэтому мы не делаем «Жди меня» социальной сетью. Например, мать отдала ребенка в детский дом. Он вырос, у него зов крови – хочет ее найти, встретиться. А она не хочет, потому что ей стыдно. Приходится такие вопросы решать «за кадром», в Интернет такое не выложишь. Или есть люди, которые теряют память. Это вообще не изученная до конца проблема, мы сотрудничаем с крупным НИИ в Москве по этому поводу. К тому же с развитием Интернета люди стали тщательнее скрывать свои данные. 

Какое будущее у программы?
Моя мечта – обратиться к Путину. Я бы ему сказал: «Владимир Владимирович, с деньгами ничего у меня, со здоровьем – тоже. Одна просьба: давайте сделаем национальную поисковую систему из «Жди меня»? Потому что, откровенно говоря, со старением аудитории телевидения, из-за того, что там все меньше и меньше зрителей, наша программа, хоть и продолжает существовать, но совершенно не проецируется на молодое поколение. А помните, как было раньше? Была едва ли не единственная возможность найти человека. Давайте и сейчас так сделаем! Этакий национальный «поисковик». Можно искать не только людей, как мы это делаем, но и вещи, и директоров предприятий, которые убежали с печатями, и девушку, которую встретил вчера в метро, и кошек сбежавших – все, что угодно!». Вот о таком будущем для программы я мечтаю. 

А что вы думаете о глянце? Сейчас многие говорят, что глянец умирает, вообще печатные СМИ умирают… 
Не умрут. Ну как? Театр остался, кино осталось, телевидение останется, и глянец останется. Вопрос просто в том, что его, может быть, станет меньше, люди, может, не будут так много платить за это… Но, если честно, мне, например, это вообще не интересно. Я не люблю вещи. У меня дома моя несчастная жена терпит этот «интерьер больницы» – нет ни одной картины, нет вещей, безделушек, все стерильно. Я ненавижу подарки эти бесконечные…  В шкафу у меня три строгих костюма и один спортивный. Вещи меня отвлекают очень от чего-то более интересного. Так что читать глянец сознательно, чтобы в голову проникали какие-то коллекции одежды, часов… Нет, не мое. Это, конечно, не значит, что нужно ходить, как дервиш, но и специально этим увлекаться и отвлекаться от чего-то более важного я не хочу. Есть единственная марка часов, в которых можно ходить. Это Rolex, потому что все остальные ломаются, я знаю, о чем говорю, у меня было много разных. А Rolex – это вроде и прилично: зайдешь куда-нибудь в кабинет, где тебя оценивающим взглядом окинут, вроде ты не нищий, но скромный. Есть намек на статус, но он не вульгарный, не пошлый. Это не карлики с лампочками, понимаете?

А костюмы у вас каких брендов? Раз уж на то пошло…
Один – Hugo Boss. Вообще идеально: дешево и качественно. Еще два – Zegna. Это дорого, но я их покупаю в аутлетах. Из стареньких коллекций, не модные. 

Покупаете в Европе?
Да. У нас с партнером бизнес в Германии, бываю там часто. Так вот под Дюссельдорфом есть шалман с китайцами и русскими – там и одеваюсь. Но туда приезжать лучше в будни. 


Текст поверх фото:  «Свобода» – это просто слово, которое ничего не означает, если ты сам не наделишь его смыслом. Главное – найти ее в себе, как говорил Чехов: «выдавливать из себя по капле раба»

КОСМИЧЕСКАЯ АРХИТЕКТУРА 14.01.2020 КОСМИЧЕСКАЯ АРХИТЕКТУРА

Тип шаблона:  1
Автор текста:  Вадим Шихов
Автор фото:  Архив героя
Текст 1:  Джереми Ким, архитектор знаменитого бюро Foster + Partners, рассказал «Стольнику», в чем уникальность новой штаб-квартиры РМК, а также о совместных с NASA проектах по строительству жилья на Марсе.
Текст 2:  Джереми, как ваше архитектурное бюро выстраивает работу с заказчиками? Вот вам поступило новое предложение, что дальше?
Когда только поступает запрос, мы первым делом рассчитываем, какое количество людей нам необходимо, и примерные сроки. Уже на основе этого подготавливаем коммерческое предложение с описанием объемов работы. Затем это согласуется, подписывается, и только тогда начинается работа над проектом. Довольно стандартная процедура, которая выглядит просто, но иногда много времени и сил уходит на дискуссии и обсуждения. РМК сами обратились к нам: компания хотела, чтобы штаб-квартиру для них проектировало и строило именно наше бюро.

Вы несколько раз говорили, что на строительство штаб-квартиры РМК вас вдохновила деятельность самой компании. Можете рассказать чуть конкретнее? 
Еще до начала проектирования мы провели тщательный анализ того, как работает компания, ее сотрудники. Поскольку мы создаем здание для людей, для нас важно, чтобы их работа была максимально комфортной. На основе анализа мы разработали совершенно новую концепцию офисного пространства, совмещающую плюсы обоих типов – open space и ячеистой офисной структуры.

Вы не раз отмечали, что этот проект оказался для вас непростым. С какими сложностями пришлось столкнуться? 
Я бы даже сказал, что это были не сложности, а вызовы. Во-первых, это наш дебютный проект в России, нам пришлось многому научиться при строительстве.  Второй вызов – это климат, который в Екатеринбурге меняется от очень низких температур зимой до высоких летом. В-третьих, дизайн здания полностью уникален, не было ни одного стандартного решения. Все эти вызовы, которые мы преодолели и продолжаем преодолевать, делают нас только сильнее. Я счастлив работать с такой талантливой командой инженеров, экспертов. Результат говорит сам за себя, я горжусь нашей работой.  

Вы много говорите об уникальности здания. Назовите несколько особенностей, на которые, по вашему мнению, в первую очередь стоит обратить внимание.
Первое, что хотелось бы выделить, это двойной модуль ячейки офиса. Он был разработан специально для сотрудников РМК. Второе – фасадная система, которая была спроектирована и изготовлена с нуля. Таких систем не было раньше нигде. Третье – то, как здание стоит и держится. Оно выполнено из конструктивного белого бетона, который ничем не обрабатывался и служит сейчас элементом интерьера. Это были по-настоящему сложные задачи, над которыми трудилось множество специалистов.
Понимаете, мы ведь не начинаем проекты с мыслью создать обязательно уникальное здание. Неповторимым его делают все те параметры, которые учитываются при проектировании: климат, участок строительства, то, как это здание будет влиять на социальную сферу. В результате комбинаций этих параметров у нас появляются архитектурные и дизайнерские решения, которые и ведут к тому, что здание становится уникальным. 

Расскажите о новейших современных технологиях, которые применяются в проектировании и строительстве зданий?
Технологии – это, конечно, здорово, но мы не должны забывать, что это просто средства для создания пространства, в котором людям удобно, комфортно находиться. Безусловно, все последние разработки – искусственный интеллект, VR-технология, 3D-печать – влияют на нашу работу. Но они не должны влиять на то, как архитектор думает, это остается неизменным уже много лет. Наша конечная цель – создание пространств, отвечающих потребностям заказчиков, технологии лишь помогают нам этой цели достигать. 

Через сколько лет можно будет говорить о строительстве зданий на других планетах, о космической архитектуре? 
Я недавно слушал интервью Илона Маска: он сказал, что будет первым, кто заселит Марс, наша компания активно участвует в развитии этого направления. Например, у нас был совместный проект с Европейским космическим агентством: мы разрабатывали специальные постройки для комфортного проживания на Луне, используя 3D-печать. В основу проекта вошел наш анализ человеческой кости – ее структура помогла нам при конструировании построек с минимальным использованием материала. Сама 3D-печать осуществлялась с помощью материалов, доступных на Луне, например, лунной пыли. После этого мы участвовали в похожем проекте по разработке жилья на Марсе, только уже для NASA. Мы, несомненно, движемся вперед, нам очень нравится этот процесс, хочется, чтобы все скорее воплотилось в жизнь, но сложно точно сказать – когда. 


Текст поверх фото:  Джереми Ким архитектор Foster + Partners

НА ГРАНИ 14.01.2020 НА ГРАНИ

Тип шаблона:  1
Автор текста:  Вадим Шихов
Автор фото:  Александр Яньтюшев
Текст 1:  Актеры «Гоголь-центра» Филипп Авдеев и Алексей Агранович – о современной России и современном театре в современной России.
Текст 2:  С каким словом у вас ассоциируется сегодняшняя Россия?
Алексей Агранович: Вы не сможете его 
напечатать в журнале. 
Филипп Авдеев: Первое, что мне приходит в голову, – страх. Людям, естественно, в таком состоянии находиться некомфортно, но это уже привычка сознания, которая сохраняется с советских времен. Люди боятся, а не живут.  
А.А.: Слово «страх» ассоциируется у меня не только с Россией, а со всем миром. Я каждый день нахожу подтверждение того, что тучи сгущаются. Я согласен с Филиппом, но разве мы жили когда-то по-другому? Мы сейчас сидим с вами и обсуждаем эту проблему. Ну, допустим, еще 5–7 % населения думают об этом, у остальных совершенно другие ценности. Нет у них внутреннего спора с «Я», конфликта ценностей личностных. Есть «Мы» – соборность, представление, что государство больше, чем человек, и власть сакральна. 

Филипп, в одном интервью я встретил у тебя классную метафору, ты рассказывал, каково это – выступать, когда твой руководитель находится под домашним арестом: «Как будто стоишь в очереди, а она никуда не двигается». Я думаю, так можно описать и современную Россию вообще. Но стоит ли кричать тем, кто понимает, что очередь стоит? 
Ф.А.: Для меня крик – это всегда что-то агрессивное, приводящее к страшным последствиям. Мы ведь не кричим не из-за отсутствия силы, а от невозможности ответить на вопрос: как это сделать? Да, есть дорога революционных перемен, но не хочется, чтобы страна начала меняться таким образом. Вот поэтому и стоим все в очереди, надеясь, что она начнет двигаться, и помогаем впереди стоящему, чтобы он не упал в обморок.
А.А.: Я вообще не стою в этой очереди. 
Ф.А.: Как это? Ты все равно живешь в режиме ожидания: что-то должно измениться в государстве, в мире, в сознании людей.
А.А.: Нет, я живу опасениями, что может быть война. Вот это меня пугает по-настоящему.
Ф.А.: Значит, ты стоишь в очереди с опасением и пониманием, что ты ничего не можешь с этим сделать.
А.А: У меня папа работал кинооператором. Он постоянно искал точки, куда лучше поставить камеру, а количество этих точек бесконечно. Умение носить камеру, переставлять ее, менять ракурс – вот что важно в жизни. Я так много видел людей, которые всю жизнь живут в конфликте с окружающей средой, системой, страной. А жизнь-то одна. Я как-то поймал себя на том, что глубоко несчастен. Долго не мог понять, что происходит, пока меня вдруг не осенило: я 32 года болел за московское «Динамо» и был несчастен. Стал болеть за «Локомотив», и мы два раза выиграли чемпионат, я целых два раза был счастлив. Поменял точку, понимаете?

Вы согласны с тем, что говорить становится все сложнее, в любом высказывании могут найти отсутствие политкорректности, толерантности, могут подвести твои слова под сексизм или оскорбление чувств верующих?
А.А.: Когда мне говорят, что у нас нет свободы слова, мне смешно. Есть все: вы, пожалуйста, обговоритесь, обпишитесь, обснимайтесь, обтанцуйтесь, обпойтесь. Другое дело, что чем больше контента, тем меньше он значит.  
Ф.А.: Я не согласен с тобой. 
А.А.: Что ты не можешь сегодня снять?
Ф.А: Когда мы работали над «Кислотой», сразу понимали, что не сможем, как Гаспар Ноэ, хотя бы потому, что показ наркотических веществ, например, запрещен.
А.А.: Вы это не могли сделать, потому что предполагали выпускать фильм в большой прокат. Это ограничение не политическое, а рыночное. Но ведь есть интернет, вы могли снять, как Гаспар, и выложить фильм в сеть.
Ф.А.: Я понимаю, что сегодня больше возможностей что-то делать, но люди все равно уже пропитаны самоцензурой. Вот Дима Хаски снял себе клип, его заблокировали на YouTube. Это высказывание: если вы будете снимать, как он, с вами будет так же. Мы принимаем эти правила, говорим: окей, снимем-ка мы по-другому. Это и есть то самое ощущение себя в очереди.

Давайте теперь про современный театр. Что это вообще за организм?
А.А.: У меня случилась интересная дискуссия с коллегами из «Квартета И» на эту тему. Мы играли на гастролях в больших залах, поэтому использовали микрофоны, а на своей сцене выступали без них. Для меня способ существования на сцене, когда тебе не нужно тратить силы, чтобы тебя было слышно, комфортнее. И вот я говорю коллегам: «Так давайте и дома у себя играть с микрофонами, сейчас технологии позволяют, их зрители уже не видят – столько возможностей!» И тут – ретроградный Меркурий – Камиль Ларин начинает: «Да я 30 лет выхожу на сцену…» Вот для него это другая вселенная, хотя профессия та же самая. Современный театр, я считаю, использует мультимедийные возможности, внедряет технологии.
Ф.А.: Бывает такой современный театр, который как бы «современный»: это понятие используют, чтобы удивить зрителя. То есть во главу ставят форму, а не содержание. Нет глубины – просто голая форма. Но по-настоящему современный театр, как мне кажется, говорит со зрителями на их языке. Он не историческое отражение прошлого, а зеркало настоящего. Современный театр интересуется людьми сегодняшними, их проблемами. Он задает вопросы и ищет вместе со зрителем ответы. Лично я считаю, что зритель должен приходить на современные постановки уже подготовленным, понимать, куда и зачем он пришел – не на веселье и праздник. Но и мы со своей стороны должны стараться «говорить» постановкой так, чтобы понял каждый: и интеллектуал, и обычный человек. 

Часто можно слышать, что сегодняшнее искусство ничего нового не придумывает, просто перерабатывает уже отработанные приемы и темы. 
Ф.А.: Темы в искусстве всегда одни и те же: любовь, бог, смерть, свобода и т.д. Просто контекст жизни приобретает новые грани, и эти темы преломляются по-своему каждый раз. Поймите, современное искусство – наше отражение. Наша жизнь ходит по кругу, мы сами не можем выйти на новую ступень эволюции, мы до сих пор – в XXI веке – убиваем людей. Вот это тупик, но он – в жизни, а люди искусства проецируют его. 

Алексей в одном интервью точно поставил диагноз кинематографу: «Если раньше хозяином в кинотеатре был человек, который кино снял, сейчас понятно, что это человек, который купил билет. И он говорит: «А давайте, может быть, мы будем выбирать финал?» Такая ситуация возможна в современном театре? 
А.А.: Да в кино скоро актеров вообще не будет. Уже сейчас почти все фильмы-аттракционы снимают с людьми, которые нужны только для того, чтобы пластику повторить. Возможно ли, что в театре будут не актеры, а голограммы? Может быть. Только тогда и в зале сидеть должны не люди, а их голограммы.
Ф.А.: Форма может быть какой угодно: зритель может сидеть с закрытыми глазами или висеть вверх ногами, если ему хочется. Но главное – чтобы он что-то чувствовал. Искусство не может быть синтетическим, холодным. Тогда оно просто становится ненужным. 

Всем понятен явный смысл «Обыкновенной истории», постановка Серебренникова переносит нас в сегодняшние реалии, но проблема не меняется. Можно ли еще сказать, что ситуация Саши Адуева учит нас одергивать себя и спрашивать: «Может быть, я не такой уж и талантливый?»
Ф.А.: Здоровая рефлексия нужна каждому, чтобы понимать, кто ты и где живешь. Людям стоит честно оценивать свои достоинства и недостатки, а не жить в вакууме собственного эго. Тогда творческая и жизненная энергии будут проникать намного сильнее. 
А.А.: Если можешь что-то не делать – не делай. Я актером был в молодости: был активным, находился в тусовке, а потом она закончилась. Мне даже дяди не потребовалось, чтобы сказать себе: «Что ты делаешь? В чем твоя ценность? На твоем месте может находиться кто угодно». Так я ушел в event-бизнес, и мне нравилось это, плюс приносило хорошие деньги. Сейчас вот снова открылся портал актерский. Просто запомните: жизнь одна, и она не длинная. Вы можете сколько угодно обвинять кого угодно в чем угодно. Говорить, что жизнь г***о, потому что виноваты царь, мама и т.д. Нет. Есть бесконечное количество ракурсов – выберите тот, с которым будет интересно, найдите его. Поставьте камеру, но не зарывайте в землю, потому что придется переставить. 


Текст поверх фото:  Когда мне говорят, что у нас нет свободы слова, мне смешно. Есть все: вы, пожалуйста, обговоритесь, обпишитесь, обснимайтесь, обтанцуйтесь, обпойтесь. Другое дело, что чем больше контента, тем меньше он значит


Новости 201 - 220 из 269
Начало | Пред. | 9 10 11 12 13 | След. | Конец